1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 273

Исполнительский иммунитет денежных средств

Закрепляя принцип неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи, законодатель стремился обеспечить достижение такого баланса интересов должника и кредитора (взыскателя), при котором принудительное исполнение исполнительного документа не лишало бы должника средств, необходимых для поддержания минимального уровня жизни, и при этом судебный акт исполнялся бы в установленном порядке. Вместе с тем анализ практики показывает, что во многих случаях указанный принцип не реализуется. Рассмотрим, что препятствует его реализации, на примере обращения взыскания на такой вид имущества, как денежные средства.

Общие положения и ограничения

Денежные средства являются тем видом имущества, на которое взыскание в рамках исполнительного производства обращается в первую очередь (ч. 3 ст. 69 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Вместе с тем в целом ряде случаев законодательство об исполнительном производстве предусматривает ряд ограничений, при которых устанавливается запрет (полный или частичный) на обращение взыскания на данную разновидность имущества.

Ограничения по обращению взыскания на указанный вид имущества определяются прежде всего тем, какую форму денежные средства могут приобретать в ходе своего оборота.

В соответствии с этим различия в правовом режиме указанных ограничений устанавливаются:

–для наличных денежных средств;

–денежных средств, находящихся на счетах и во вкладах в кредитных организациях (безналичных денежных средств);

–денежных средств, получаемых в качестве дохода (заработной платы, пенсии, стипендии и т. д.).

Перечень имущества (в том числе денежных средств) должника-гражданина, на которое не может быть обращено взыскание, определяется гражданским процессуальным законодательством (ст. 79 Закона № 229-ФЗ). И главная роль правовому регулированию в данной области отводится положениям ст. 446 ГПК РФ.

Абзац 8 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ предусматривает, что не может быть обращено взыскание на деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении.

То есть из общей массы денежных средств, находящихся в собственности гражданина, законодатель выделяет тот минимум, ниже которого не может быть снижен уровень обеспеченности должника.

Однако для определения формы денежных средств, в отношении которой распространяются указанные законодательные ограничения, следует обратиться к тому, каким образом применяют названную норму права органы судебной власти при разрешении конкретных споров.

В Апелляционном определении Свердловского областного суда от 21.12.2016 по делу № 33а-22258/2016 указано, что правило, установленное в абз. 8 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, которое гарантирует должнику-гражданину при обращении взыскания по исполнительным документам сохранение денежных средств в сумме не менее установленной величины прожиточного минимума самого должника и лиц, находящихся на его иждивении, действует лишь при единовременном обращении взыскания на принадлежащие должнику-гражданину наличные денежные средства и по своему смыслу не предполагает применение к случаям производства регулярных удержаний из периодических выплат, получаемых должником в силу трудовых, гражданско-правовых или социальных правоотношений, на основании исполнительных документов.

Аналогичная позиция содержится и в многочисленных судебных актах иных судов общей юрисдикции (апелляционные определения Верховного суда Республики Бурятия от 21.12.2016 по делу № 33-6975, Санкт-Петербургского городского суда от 22.11.2016 № 33а-24220/2016, Краснодарского краевого суда от 27.10.2016 по делу № а-27484/2016 и иные судебные акты).

Неоднократно рассматривая жалобы на соответствие положений указанной нормы Конституции Российской Федерации, а также анализируя судебную практику по вопросу применения данной правовой нормы, Конституционный Суд РФ указал, что суды общей юрисдикции при рассмотрении жалоб должников-граждан на соответствующие действия судебных приставов-исполнителей признают не подлежащим применению положения ст. 446 ГПК РФ, который гарантирует должнику-гражданину при обращении взыскания по исполнительным документам сохранение денежных средств в сумме не менее установленной величины прожиточного минимума самого должника и лиц, находящихся на его иждивении, к периодическим денежным выплатам и указывают, что данная норма действует лишь при единовременном обращении взыскания на принадлежащие должнику-гражданину наличные денежные средства (Постановление КС РФ от 17.01.2012 по делу № 14-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Никуличевой Людмилы Петровны на нарушение ее конституционных прав абзацем восьмым части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»).

Наличные под большей защитой

Правовое регулирование, определяющее необходимым оставление за должником суммы в размере величины прожиточного минимума, распространяется только при одновременном наличии двух условий:

–когда речь идет об обращении взыскания на наличные денежные средства;

–указанное обращение взыскания является единовременным актом.

На безналичные денежные средства, а также заработную плату и иные доходы должника указанные ограничения не распространяются.

В части денежных средств, находящихся на счетах и во вкладах в кредитной организации, – безналичных денежных средств – ограничения предусмотрены только касательно специальных банковских счетов, а именно залогового, номинального, торгового и клирингового счетов.

Законодательством об исполнительном производстве предусмотрен прямой запрет на обращение взыскания на денежные средства, находящиеся на указанных счетах (ч. 3 ст. 69 Закона № 229-ФЗ). В ходе рассмотрения сущности и назначения указанной категории счетов можно увидеть, что в своей основе данные виды счетов используются для совершения расчетных операций, как правило, связанных с осуществлением коммерческой деятельности, и практически не затрагивают формы хранения и обращения средств, которые используются гражданами для своих повседневных потребностей (получения заработной платы, пенсии, безналичных расчетов в розничной торговле и т. д.). Для реализации последних гражданами применяются такие виды счетов, как депозитные и текущие, в отношении которых законодательство об исполнительном производстве каких-либо иммунитетов не предусматривает (используемые в банковской сфере виды счетов, а также их назначение определено в главе 2 Инструкции Банка России от 30.05.2014 № 153-И «Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам), депозитных счетов»).

Иные ограничения по вопросу обращения взыскания на безналичные денежные средства, принадлежащие гражданам-должникам, находящиеся на счетах и во вкладах (в том числе ограничения в зависимости от размера денежных средств на счете или размера денежных средств, оставшихся после такого обращения взыскания), в законодательстве отсутствуют.

Таким образом, наличные денежные средства обладают большей правовой защитой. При обращении же взыскания на безналичные денежные средства законодательство не устанавливает требования о сохранении каких-либо минимальных сумм, необходимых для существования гражданина-должника и членов его семьи. На такие денежные средства взыскание обращается в полном объеме, то есть в размере 100%.

Нормы устарели

Следует учитывать конкретные исторические условия (и прежде всего распространенность в определенный исторический период той или иной формы хранения и оборота денежных средств), в которых формировались исполнительские иммунитеты, установленные ст. 446 ГПК РФ.

Правовая норма, содержащаяся в абз. 8 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, введена в действие Федеральным законом от 14.11.2002 № 137-ФЗ «О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» с 01.02.2003, то есть более 14 лет назад, когда безналичные расчеты между гражданами, а также безналичная форма хранения гражданами денежных средств не имела столь широкого применения, как сегодня. Безналичная форма хранения денежных средств в тот исторический период вполне обоснованно рассматривалась именно как способ сохранения денежных средств, не используемых гражданами для ежедневного удовлетворения своих жизненных потребностей (так, согласно данным Федеральной службы государственной статистики, если в 2005 году при общем объеме денежной массы в 4353,9 млрд руб. доля безналичных денежных средств составляла 2819,1 млрд руб., то в 2016 году при общем объеме денежной массы в 35 179 млрд руб. объем безналичных средств составил 27 940,5 млрд руб. То есть объем денежных средств в безналичной форме по отношению к 2005 году возрос на 891,11%).

Сегодня же, напротив, особенно среди жителей городов (которых сейчас подавляющее большинство (по данным Федеральной службы государственной статистики в 2016 году доля городского населения составила 74% от общего количества граждан, проживающих в Российской Федерации) и прежде всего населения крупных мегаполисов, большей редкостью являются повседневные расчеты граждан в наличной денежной форме, чем в безналичной. Согласно данным Центрального Банка Российской Федерации доля операций по оплате гражданами России товаров и услуг картами в 2016 году составила порядка 80% от общего количества транзакций, проведенных физическими лицами (в 2010 году указанный объем был чуть более 30%); всего же объем эмиссии карт российских банков в 2016 году составил 254,8 млн, или 1,7 карты на одного жителя.

Текущая экономическая ситуация, определяющая форму хранения и обращения денежных средств граждан, явно не согласуется с теми условиями, при которых принимались вышеуказанные положения ГПК РФ, и требует приведения правовых норм в соответствие с экономическим базисом.

Как еще в XIX веке указывали классики, «…в современном государстве право должно не только соответствовать общему экономическому положению, не только быть его выражением, но также быть внутренне согласованным выражением, которое не опровергало бы само себя в силу внутренних противоречий. Ход правового развития состоит по большей части только в том, что сначала пытаются устранить противоречия, вытекающие из непосредственного перевода экономических отношений в юридические принципы, и установить гармоническую правовую систему, а затем влияние и принудительная сила дальнейшего экономического развития опять постоянно ломают эту систему и втягивают ее в новые противоречия…»1.

А как же периодические платежи?

Если придерживаться концепции о том, что исполнительский иммунитет в отношении определенного объема денежных средств граждан должен быть сохранен, то указанные правила должны распространяться как в части наличных, так и безналичных денежных средств (а также любой иной формы, которую денежные средства могут приобрести в будущем).

Еще более противоречивой выглядит ситуация с исполнительским иммунитетом денежных средств, которые приобретают форму дохода, получаемого периодическими платежами.

Когда денежные средства приобретают форму дохода (периодического платежа), получаемого в силу трудовых, социальных, гражданско-правовых и иных отношений, на указанные средства распространяется правовой режим, предусмотренный главой 11 Закона № 229-ФЗ.

В отношении тех видов доходов, которые предусмотрены ст. 101 Закона № 229-ФЗ, установлен прямой запрет на обращение на них взыскания. В части же остальных видов дохода, не поименованных в указанной правовой норме, законодательство устанавливает лишь относительный предел, выше которого не может быть обращено взыскание.

Положения норм ст. 99 Закона № 229-ФЗ определяют предельные размеры удержаний из заработной платы и иных доходов должника.

По общему правилу размер удержания не может быть более 50%, а при взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, возмещении вреда, причиненного здоровью, возмещении вреда в связи со смертью кормильца и возмещении ущерба, причиненного преступлением, размер удержания из заработной платы и иных доходов должника-гражданина не может превышать 70%.

Из указанных положений законодательства следует, что ограничения, относящиеся к размеру заработной платы или иного дохода, определяются не абсолютным количеством денежных средств, которые должны остаться у должника после произведенных удержаний, а процентом от получаемого дохода, причем независимо от его (дохода) величины. Положения о необходимости сохранения за должником средств в размере не ниже величины прожиточного минимума (ст. 446 ГПК РФ) также не распространяются на доходы, получаемые в силу трудовых, гражданско-правовых, социальных и иных отношений.

Вместе с тем именно к данной форме денежных средств более всего существует потребность применения указанного иммунитета, предусмотренного ГПК РФ, так как основным источником денежных доходов населения в Российской Федерации являются именно доходы, получаемые в силу трудовых и социальных отношений.

Низкий уровень денежного дохода значительной части населения (24,21%) свидетельствует об объективной (обусловленной прежде всего экономическими условиями) неспособности или низкой способности данного круга лиц исполнять свои обязательства (оплата коммунальных, налоговых платежей и т. д.) в установленные сроки, что приводит к применению механизмов принудительного исполнения в рамках исполнительного производства, в том числе в виде обращения взыскания на получаемые доходы.

Величина размера заработной платы или иного дохода на уровне или ниже прожиточного минимума в силу законодательства об исполнительном производстве не является основанием для непринятия мер по обращению взыскания на указанные доходы, в том числе в предельно допустимых размерах.

Например, в определении Пермского краевого суда от 11.02.2015 по делу № 33-1216-2015 подчеркнуто, что «низкий размер пенсии (его несоответствие размеру прожиточного минимума) не исключает возможности обращения взыскания на пенсию должника и не является обстоятельством, освобождающим должника от исполнения судебного решения». Аналогичная позиция, как было уже указано выше, применяется и в отношении иных видов дохода должника-гражданина: заработной платы, стипендии и т. д.

Действующее в настоящее время законодательство позволяет не только вполне легально выплачивать заработную плату ниже величины прожиточного минимума (то есть ниже того объема, на который возможно прожить), но и в случае возбуждения исполнительного производства обращать на нее взыскание в размере до 50 или 70% в зависимости от категории задолженности (ч. 2, 3 ст. 99 Закона № 229-ФЗ).

Вместе с тем следует отметить, что в арбитражной практике при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве) граждан арбитражные суды все-таки распространяют положения абз. 8 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ на доходы, в том числе заработную плату.

Например, Постановлением Арбитражного суда ДО от 28.09.2016 № Ф03-4380/2016, которым оставлены в силе судебные акты нижестоящих судов, по указанным основаниям исключены из конкурсной массы должника денежные средства, необходимые для проживания должника и членов его семьи, в размере величины прожиточного минимума, источником которых является заработная плата должника. Аналогичная позиция выражена в постановлениях Арбитражного суда ЗСО от 17.04.2017 по делу № А46-627/2016, от 06.03.2017 по делу № А44-8523/2015 и иных судебных актах по аналогичным спорам.

Однако, когда взыскание на заработную плату или иные доходы должника обращено в ходе принудительного исполнения исполнительного документа (в рамках исполнительного производства), арбитражные суды придерживаются иной позиции.

Так, отказывая в удовлетворении требования о применении положений абз. 8 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ к постановлению судебного пристава-исполнителя об обращении взыскания на пенсию, арбитражный суд (Постановление ФАС ЦО от 09.06.2012 по делу № А68-11767/11) указал на то, что смысловое содержание данной нормы позволяет сделать вывод о том, что в данном случае речь идет о наличных денежных средствах должника и о разовом сохранении за должником права на указанные суммы, и названная норма не распространяет свое действие на ежемесячные удержания из заработка и иных доходов должника, поскольку данные вопросы урегулированы специальными нормами, содержащимися в главе 11 Закона № 229-ФЗ.

То есть даже в рамках одного арбитражного судопроизводства применение одной и той же нормы права, но к различным правоотношениям по обращению взыскания на имущество должника-гражданина (в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) и в рамках исполнительного производства), не находит единообразного применения.

Позиция высших судов

Понимая резонанс, который вызывает подобное противоречивое законодательное регулирование указанного вопроса, в ряде судебных актов КС РФ2 и ВС РФ судебные органы дали разъяснения по вопросу применения положений законодательства, касающихся размеров удержания из заработной платы и иных доходов должника, в случае если после проведения удержания оставшаяся часть дохода ниже необходимого минимума.

Так, в одном из последних судебных актов, касающихся данного вопроса, – Кассационном определении ВС РФ от 12.01.2017 № 45-КГ16-27 – судом указано на то, что, в случае если пенсия является для должника-гражданина единственным источником существования, необходимость обеспечения баланса интересов кредитора и должника-гражданина требует защиты прав последнего путем сохранения для него и лиц, находящихся на его иждивении, необходимого уровня существования, с тем чтобы не оставить их за пределами социальной жизни; при определении размера удержания из пенсии должника-гражданина, являющейся для него единственным источником существования, судебному приставу-исполнителю надлежит учитывать в числе прочего размер этой пенсии, чтобы обеспечить самому должнику и лицам, находящимся на его иждивении, условия, необходимые для их нормального существования и реализации его социально-экономических прав.

При этом, как подчеркнул суд, необходимо сочетание двух основополагающих положений:

–конституционного принципа исполняемости судебных решений;

–установления пределов возможного взыскания, не затрагивающего основное содержание прав должника, в частности, с тем, чтобы сохранить должнику-гражданину необходимый уровень существования.

Практическая же реализация указанного принципа возможна исключительно в тех случаях, когда сумма дохода должника существенно превышает размер прожиточного минимума; только в этом случае возможно установить размер удержания, который бы обеспечил обозначенный Верховным Судом РФ баланс интересов сторон исполнительного производства.

Но, как уже было установлено из официальных статистических данных, опубликованных Росстатом, значительная часть населения (24,21%), и притом как раз та часть, в интересах которой даны указанные разъяснения и которая непосредственно заинтересована в реализации принципа сохранения объема средств, необходимого для обеспечения хотя бы минимального уровня существования, не обладает такими доходами.

Есть ли выход?

Возникает противоречие: с одной стороны, судебный пристав-исполнитель как орган принудительного исполнения в силу возложенных на него законодательством функций (ст. 68, 98 Закона № 229-ФЗ) не вправе, а обязан обратить взыскание на доход должника; с другой же стороны, даже при установлении минимального процента удержания из такого дохода сумма оставшейся у должника части заработка (пенсии) окажется ниже величины, необходимой для поддержания минимального уровня его обеспеченности. При обращении взыскания на такой доход будут нарушены права должника на сохранение необходимого минимума денежных средств, а в случае отказа от обращения взыскания на доход будут нарушены права взыскателя, подтвержденные вступившим в законную силу судебным актом.

В подобной ситуации (которая в практике судебных приставов-исполнителей встречается массово и повседневно) невозможно обеспечить баланс обеих сторон исполнительного производства в силу прежде всего экономических, а не правовых условий.

Вместе с тем вступивший в законную силу судебный акт независимо от фактических обстоятельств, при которых он должен быть приведен в исполнение, обязателен для исполнения всеми органами, организациями, а также гражданами (ст. 13 ГПК РФ, 16 АПК РФ, 16 КАС РФ). Неисполнение должником судебного акта о взыскании с него денежных средств в добровольном порядке независимо от его имущественной состоятельности или уровня дохода влечет за собой обращение взыскания на его доходы, несмотря на то, какая сумма средств останется у него после обращения на них взыскания.

На сегодняшний день для должника выходом из подобной ситуации может быть только реализация его права на обращение в суд с заявлением о предоставлении отсрочки или рассрочки уплаты задолженности либо с требованием о снижении размера процента производимых из его дохода удержаний3.

Однако данная мера является скорее временной и в ситуации, когда размер заработной платы, пенсии или иного дохода равен прожиточному минимуму, проблема должника окончательного решения не находит, поскольку и в таких случаях взыскание на его доход будет обращено и при любом размере процента удержаний сумма денежных средств, оставшихся у должника, будет ниже даже минимально необходимого уровня.

Представляется, что правовыми методами, путем установления минимального размера дохода в абсолютном значении (твердой денежной сумме), который должен оставаться у должника после обращения взыскания на доход, решить указанную проблему не удастся.

Введение подобного ограничения фактически будет обозначать невозможность исполнения значительной части судебных актов и актов иных уполномоченных органов, которые в настоящее время исполняются как раз за счет обращения взыскания на заработную плату или иные доходы должника.

Для того чтобы обеспечивался баланс интересов должника и взыскателя, о котором говорится в разъяснениях высших судебных органов, и чтобы и вступивший в законную силу судебный акт исполнялся и у должника оставался минимальный объем средств, требующийся для существования, необходимы прежде всего экономические методы воздействия, а именно: доведение минимального размера оплаты труда (пенсии и т. д.) до такого уровня, который бы позволял не только обеспечить достойную жизнь, но и своевременно исполнять имеющиеся обязательства.

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные произведения. Т. 3. – М: Политиздат, 1981. Письмо: Энгельс – Конраду Шмидту, 27.10.1890.

2 Постановление КС РФ от 12.07.2007 № 10-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца третьего части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.В. Безменова и Н.В. Калабуна».

3 Письмо ФССП России от 07.03.2013 № 12/01-6008-ТИ «О соблюдении принципа неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи».