1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 20

Греф называет быстрое снижение цен проблемой, другие эксперты опасаются восстановления роста цен

Глава Сбербанка Герман Греф в интервью телеканалу «Россия 24» назвал быстрое снижение инфляции проблемой для российской экономики, передает ТАСС. Большинство же других экспертов отмечают возможные риски ускорения инфляционных процессов в 2017 г. И Г. Греф, и эксперты не оценивают стоимость достижения четырехпроцентной инфляции для экономики и общества, не рассуждают о приемлемости этой цены.

Герман Греф внятно аргументирует свою позицию, развенчивая пару мифов о пользе резкого снижения инфляции.

«Отдача от низкой инфляции появится не сразу, а через несколько лет. Сегодня ставки имеют очень большой положительный спред, что не очень хорошо в целом для инвестиционной активности. Поэтому отдачу от низкой инфляции можно будет ожидать не в 2017 г. и даже не в 2018 г.», — поясняет глава Сбера и экс-министр экономики.

Только обуздание инфляции инвестиции не приманит

Г. Греф напомнил, что низкий уровень инфляции сам по себе не поспособствует привлечению дополнительных инвестиций в экономику, для этого нужен здоровый инвестиционный климат.

«Сами по себе инвестиции не будут расти только потому, что низкая инфляция. Судьба экономического роста в руках инвестиционного климата… По последним нашим прикидкам, инфляция может составить 3,8%. Это рекордно низкая инфляция. И это, конечно, будет очень сильно давить на нашу маржу. Поэтому перед нами стоит задача адаптироваться к этой новой реальности. И в связи с этим, конечно, много что предстоит поменять», — цитирует Г. Грефа ТАСС.

По сути Г. Греф говорит о том, что снижение инфляции может слишком дорого обойтись экономике, если не сопровождается другими, безусловно разумными мерами, которые улучшат инвестиционный климат до уровня, при котором бизнес сможет развиваться и создавать рабочие места не только в сфере добычи сырья для продажи туда, где бизнес развивается, и не только в секторах, которые уповают лишь на казенные заказы. Но известный экономист остановился, судя по ТАСС, ровно в том месте, где мог затеяться разговор о необходимости создания институтов и других политических преобразованиях.

Как ЦБ перевыполнил понижательный план

Другие экономисты и до этого «горизонта событий» не дошли. К примеру, авторы очередного мониторинга экономической ситуации из института им. Гайдара, РАНХиГС и ВАВТ, которые дали подробный анализ поведения инфляции в последнее время.

Объединенные силы трех институтов пишут, что по данным Росстата, в середине мая 2017 г. инфляция достигла уровня 4%, обозначенного Банком России в качестве целевого ориентира на 2017 г. Но, сетуют они, несмотря на существенное замедление фактической инфляции, инфляционные ожидания остаются на высоком уровне. Риски падения цен на нефть и оттока капитала обусловливают медленные темпы смягчения монетарной политики Центробанка.

С начала года Банк России дважды понижал ключевую ставку: 24 марта — на 0,25 п.п., до 9,75% годовых и 28 апреля — на 0,5 п.п., до 9,25% годовых. До этого ЦБ почти полгода не изменял свои процентные ставки, стремясь закрепить тенденцию к устойчивому снижению инфляции.

Любопытно, что далее в мониторинге не раскладывается, как же повлияло повышение/понижение ставки на цены. И причины снижения инфляции называются настоящие.

Так или иначе, но в январе — апреле 2017 г. инфляция снизилась с 5% в январе (к январю 2016 г.) до 4,1% в апреле (к апрелю 2016 г.). «Учитывая, что темп прироста потребительских цен в апреле оказался равным 0,3%, по итогам апреля инфляция в годовом выражении составила 3,7%. По итогам 15 дней мая индекс потребительских цен вырос на 0,2% и, согласно оценкам Росстата, достиг 4,0% (к аналогичному периоду 2016 г.), что соответствует целевому ориентиру Банка России на конец 2017 г.», — написано в мониторинге.

ЦБ еще в декабре 2016 г. предполагал, что снизить инфляцию до 4% удастся только к концу 2017 г. Управились раньше. Что, кстати, сразу вызвало встревоженные возгласы Г. Грефа.

Что же позволило Центробанку рапортовать о победе над инфляцией на полгода раньше намеченного срока? Похоже, что вовсе не его аккуратные действия в полном соответствии с авторитетными учебниками по экономике развитых стран, во всяком случае, не игры со ставкой стали решающим фактором. А что?

«Наши эксперты отмечают два основных фактора, способствовавших торможению инфляции: низкие темпы восстановления совокупного спроса и укрепление рубля на протяжении последних пяти месяцев. При этом индекс потребительских цен снижался по всем своим компонентам: продовольственные товары, непродовольственные товары (в прошлом году именно они вносили в инфляцию наибольший вклад) и услуги населению», — пишут авторы мониторинга.

Как вели себя цены и рубль

Снижению потребительской инфляции способствовали все компоненты индекса потребительских цен, считают объединенные эксперты. Так, продовольственные товары подорожали за январь — апрель лишь на 1,8% (2,7% в январе — апреле 2016 г.). При этом наибольший вклад в продовольственную инфляцию в апреле внес рост цен на плодоовощную продукцию на 4,7% по отношению к марту (–0,1% в апреле 2016 г.), обусловленный, по всей видимости, исчерпанием запасов прошлого урожая. В связи с этим продовольственная инфляция по итогам апреля ускорилась до 0,6% (0,4% в апреле 2016 г.), в марте же она оставляла 0,1%. Тем не менее относительно низкие темпы роста цен на остальные группы продовольственных товаров компенсировали удорожание овощей и фруктов, пишут авторы исследования про инфляцию.

Цены на непродовольственные товары за январь — апрель выросли на 1,1% (2,9% в январе — апреле 2016 г.). В целом замедление инфляции в секторе непродовольственных товаров оказалось наиболее заметным по сравнению с другими компонентами (0,2% в апреле 2017 г. по сравнению с 0,6% в апреле 2016 г.). Цены и тарифы на платные услуги населению за первые четыре месяца 2017 г. увеличились на 1,0%, преимущественно за счет подорожания услуг пассажирского транспорта. В целом инфляция в секторе услуг в апреле составила 0,2% к предыдущему месяцу (0,3% в апреле 2016 г.).

В мониторинге констатируется, что слабый потребительский спрос по-прежнему остается одним из ключевых факторов, сдерживающих инфляцию. Падение реальных располагаемых денежных доходов населения в апреле вновь ускорилось и достигло 7,6% по сравнению с апрелем прошлого года (снижение в феврале составило 3,3%, а в марте — 2,1%). С октября 2014 г. данный показатель продемонстрировал рост лишь в январе текущего года в связи с единовременной выплатой пенсионерам. Еще замедлению инфляции также способствовала динамика курса рубля. С начала года рубль к доллару укрепился на 4,0% и, по данным на 20 мая, составил 57,2 руб. за доллар, достигнув в конце апреля уровня июля 2015 г. (55,85 руб. за доллар). В среднем в январе — мае курс рубля к доллару составлял 59,9 руб. Укрепление рубля связано преимущественно с ростом цен на нефть в январе — мае текущего года на 40% по отношению к январю — маю 2016 г., или на 21,8% по отношению к среднему уровню 2016 г.

За январь — апрель 2017 г. номинальный эффективный курс рубля увеличился более существенно (на 7,8% к декабрю 2016 г.), чем валюты развивающихся стран, уступив лидерство только мексиканскому песо (рост на 8,3% к декабрю 2016 г.).

Надолго ли радость

Несмотря на существенное замедление темпов роста потребительских цен, сохраняются риски ускорения инфляции, пишут авторы очередного мониторинга экономической ситуации. В первую очередь это обусловлено рисками коррекции валютного курса вследствие снижения цен на нефть. «Также на курсовую динамику может повлиять возможное ужесточение денежно-кредитной политики ФРС при одновременном снижении процентных ставок в РФ, что повысит привлекательность активов США, вызвав отток капитала с других развитых и развивающихся рынков, в том числе из России. Учитывая подобные риски, Банк России, по всей видимости, продолжит проводить умеренно консервативную монетарную политику, медленно смягчая условия кредитования», — говорится в исследовании.

Отмечен еще риск для инфляции — если вдруг денежные власти не уследят и начнет восстанавливаться совокупный спрос, то есть у людей начнут появляться деньги на покупку товаров и услуг.

Основания для тревоги есть. Как показывают оценки Росстата, в апреле текущего года оборот розничной торговли не изменился по сравнению с апрелем предыдущего года после падения в годовом выражении на протяжении более двух лет. С учетом отмеченного выше продолжения падения реальных доходов это может быть связано с ростом потребительского кредитования, пишут эксперты.

На этот раз они не стали размышлять о том, чем чревато для экономики, когда спрос никак не оживает. Между тем если нет потенциальных покупателей (или покупатель по большому счету один — государство), то нет и смысла вкладывать деньги в производство каких-то товаров или услуг. Вот почему низкая инфляция, достигаемая за счет развития пауперизма, никак не поспособствует желанным инвестициям. Об этом, впрочем, в мае 2017-го ни Г. Греф, ни объединенные силы экспертов говорить не стали.

Народ еще часто думает неправильно

Эксперты сообщают, что помимо удержания инфляции на уровне 4% перед Банком России также стоит задача снижения инфляционных ожиданий. Сохранение инфляционных ожиданий экономических агентов на высоком уровне представляется еще одним источником увеличения инфляции, вынуждающим ЦБ РФ проводить осторожную политику.

Медианное значение инфляционных ожиданий населения, по оценкам Банка России на основе данных опроса «ИнФОМ», в апреле достигло исторического минимума, составившего 11% (снижение по сравнению с мартом на 0,2 п.п.). Тем не менее он существенно выше значений фактической инфляции, что свидетельствует о высокой инерционности инфляционных ожиданий.

Еще одним источником инфляционных рисков остается неопределенность относительно бюджетной политики, особенно с учетом текущей фазы электорального цикла. «Так, 18 мая Правительство РФ одобрило поправки Минфина в бюджет 2017 г., предполагающие увеличение бюджетных расходов на 315 млрд руб. при снижении использования средств Резервного фонда на 91,1 млрд руб. и Фонда национального благосостояния на 4,7 млрд руб.», — говорится в мониторинге.

Эксперты рассказывают об этом без оценок, просто для того, чтобы продолжить увлекательную игру в угадывание действий ЦБ. Они пишут: учитывая возможные риски ускорения инфляционных процессов в 2017 г., Банк России, по всей видимости, продолжит постепенное смягчение политики, учитывая при этом динамику совокупного спроса, инфляционных ожиданий, а также бюджетную политику.