1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 179

Досудебный порядок: хорошо забытое старое

С 1 июня 2016 года претензионный порядок до обращения в арбитражный суд по большинству споров стал обязательным. За время действия этого новшества выявился ряд практических проблем. Расскажем о них подробнее.

Что изменилось

В ранее действовавшей редакции ст. 4 АПК РФ необходимость соблюдения досудебного порядка урегулирования спора предусматривалась только тогда, когда была установлена законом или соглашением сторон. Иными словами, норма была более диспозитивной и позволяла сторонам самостоятельно решать вопрос о необходимости применения к соответствующим взаимоотношениям претензионного порядка.

Под претензионным или иным досудебным порядком урегулирования спора подразумевается одна из форм защиты гражданских прав, которая заключается в попытке урегулирования спорных вопросов непосредственно между предполагаемыми кредитором и должником по обязательству до передачи дела в арбитражный суд.

В рамках досудебного претензионного урегулирования спора заинтересованное лицо направляет контрагенту претензию (требование) об урегулировании спора между ними. Документ должен содержать четко сформулированные требования, обстоятельства, на которых основываются требования, и иные сведения, необходимые для урегулирования спора.

В соответствии с ч. 5 ст. 4 АПК РФ в редакции Федерального закона от 02.03.2016 № 47-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» спор, возникающий из гражданских правоотношений, может быть передан на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении 30 календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом либо договором, за исключением дел:

– об установлении фактов, имеющих юридическое значение;

– о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок;

– о несостоятельности (банкротстве);

– по корпоративным спорам;

– о защите прав и законных интересов группы лиц;

– о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования;

– об оспаривании решений третейских судов.

Экономические споры, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после соблюдения досудебного порядка урегулирования спора, если он установлен федеральным законом.

Таким образом, отныне претензионный порядок является обязательным для большой категории гражданских дел, за исключением оговоренных случаев.

По мнению разработчиков закона, его принятие позволит оптимизировать судебную нагрузку путем внедрения и развития альтернативных способов разрешения споров, использование которых позволит повысить эффективность правосудия в целом, в том числе посредством уменьшения количества споров, которые могут стать предметом рассмотрения арбитражных судов.

Вместе с тем на практике при применении обязательного досудебного порядка возникает ряд сложностей, которые в перспективе могут полностью нивелировать заявленные цели.

Месяц без права на защиту

Так, по мнению большинства правоприменителей, установленный законом 30-дневный срок является чрезмерно завышенным.

На практике период ожидания в 30 дней без возможности обратиться в суд влечет для добросовестной стороны значительные риски злоупотреблений со стороны недобросовестной. В частности, в течение 30 дней недобросовестная сторона может предпринять дополнительные действия, направленные на создание препятствий для дальнейшего судебного разбирательства (включая вывод имущества, уход в добровольную ликвидацию и/или банкротство, но не ограничиваясь указанным). При этом добросовестная сторона лишена возможности применения предварительных обеспечительных мер, которые привязаны к обязательному досудебному порядку урегулирования спора.

Как видится, в данном смысле достаточно установления, например, 10-дневного срока, поскольку очевидно, что добросовестный должник всегда имеет возможность удовлетворить требования добровольно, не дожидаясь поступления претензии.

Увеличение документооборота

Теперь касательно тезиса об оптимизации судебной нагрузки. Соблюдение претензионного порядка урегулирования спора означает, помимо прочего, представление сторонами доказательств соблюдения претензионного порядка урегулирования спора и обязанность судебных органов их рассматривать. Такое соблюдение должно быть подтверждено документально на основании ст. 125 и 126 АПК РФ.

Перечень конкретных документов, которые должно приложить лицо, обращающееся в арбитражный суд для доказательства досудебного порядка урегулирования дела, не установлен, за исключением ограниченных случаев, прямо закрепленных в законах. Поэтому предполагается, что на практике возникнет множество вопросов о достаточности документов и предпринятых шагов, добросовестности сторон, разумности действий и т. д., что может повлиять на право лица на судебную защиту. При этом отсутствие таких доказательств или их недостаточность автоматически приводит к невозможности рассмотрения дела по существу.

Интересно отметить, что закон связывает соблюдение истцом досудебного порядка урегулирования спора лишь с фактом направления в адрес ответчика соответствующей претензии. Фактическое неполучение ответчиком претензии при этом не является основанием для признания досудебного порядка несоблюденным.

Местонахождение ответчика неизвестно

Еще одним спорным моментом нового порядка является вопрос о его соблюдении в случае, когда местонахождение ответчика неизвестно.

По общему правилу ст. 35 АПК РФ иск предъявляется в арбитражный суд субъекта РФ по месту нахождения или месту жительства ответчика.

Место жительства гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, может подтверждаться документами, удостоверяющими его регистрацию в органах регистрационного учета граждан РФ по месту жительства в пределах РФ, или выпиской из единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей (п. 1 ст. 20 ГК РФ, ч. 4 ст. 2 и ч. 2 ст. 3 Закона Российской Федерации от 25.06.1993 № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», п. 2 ст. 5 и ст. 6 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»).

При этом ст. 36 АПК РФ предусмотрена возможность подачи иска к ответчику, место нахождения или место жительства которого неизвестно, в арбитражный суд по месту нахождения его имущества. При отсутствии информации об адресе местонахождения ответчика направить ему претензию объективно невозможно. Однако первые судебные акты, принятые после вступления в силу рассматриваемых поправок, говорят о формальном подходе судей к данному вопросу, что только усугубляет ситуацию.

Так, несоблюдение истцом претензионного или иного досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком является основанием для оставления иска без рассмотрения. В силу п. 5 ч. 1 ст. 129 АПК РФ в редакции Закона № 47-ФЗ арбитражный суд возвращает исковое заявление, если при рассмотрении вопроса о принятии заявления установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если такой порядок является обязательным в силу закона (Определение Арбитражного суда Волгоградской области от 12.09.2016 по делу № А12-52885/2016).

Оставление искового заявления без рассмотрения в указанной части само по себе не лишает истца права вновь обратиться в арбитражный суд с заявлением в общем порядке после устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без рассмотрения. Но остается непонятным, каким образом истцом может быть соблюден претензионный порядок в случае отсутствия информации об адресе местонахождения ответчика.

Интересно отметить, что норма об обязательном досудебном порядке урегулирования споров содержалась в Арбитражном процессуальном кодексе РФ 1992 года. Однако в свое время законодатель отказался от такого порядка, в том числе в связи с возникновением на практике описанных трудностей и возможных злоупотреблений. Таким образом, фактически законодатель вернулся к ранее действующему порядку, который вызывал немало критики со стороны правоприменителей.