1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2204

Вред, причиненный деловой репутации компании, взыскать можно, если истец докажет, что репутация была

Юридические лица вправе взыскивать компенсацию за причинение вреда их репутации. На истце в таком случае лежит бремя доказывания двух обстоятельств: во-первых, наличия у него сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений (промышленности, бизнесе, услугах, образовании и т. д.), во-вторых, наступления для него неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений, факта утраты доверия к его репутации или ее снижения. К таким выводам пришел ВС РФ в Определении от 18.11.2016 № 307-ЭС16–8923 по делу № А56-58502/2015.

Суть дела

На сайте одного сетевого издания в интернете была опубликована статья под заголовком «„Весна“: Запесоцкий нарушает 29-ю статью Конституции», содержащая в том числе следующую информацию: «Администрация Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов (СПбГУП) и ректор Александр Запесоцкий нарушают 29-ю статью Конституции, гарантирующую гражданам свободу слова».

Узнав о публикации, СПбГУП обратился с иском к редакции сетевого издания и его учредителю о защите деловой репутации и признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию изложенных в статье сведений. Истец требовал обязать учредителя издания и редакцию удалить статью с сайта, разместить в открытом доступе текст опровержения, а также взыскать с учредителя издания 1 млн руб. в качестве компенсации вреда, причиненного деловой репутации университета в связи с публикацией не соответствующих действительности сведений.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования частично. Он признал размещенные на сайте сетевого издания сведения не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию университета и обязал сетевое издание удалить спорную статью и разместить текст опровержения на главной странице сайта в открытом доступе, обеспечивающем доведение опровержения до любого пользователя интернета, тем же шрифтом и под заголовком «Опровержение». В остальной части в удовлетворении иска было отказано.

Отказ в удовлетворении требования о взыскании компенсации за причинение университету репутационного вреда суд мотивировал следующим образом. Вред, причиненный юридическому лицу, носит имущественный характер, что исключает возможность присуждения юридическому лицу неимущественного вреда, в какой бы форме он ни выражался. У университета есть право на предъявление требования о компенсации убытков, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда. Между тем он не представил доказательств того, что распространенные ответчиком сведения привели к таким последствиям, в результате которых университет понес потери имущественного характера в заявленном размере.

Апелляция изменила решение суда первой инстанции, удовлетворив требование университета о взыскании с учредителя издания компенсации за причинение вреда деловой репутации. Обосновывая свое решение, суд сослался на правовые позиции, изложенные в Определении Конституционного суда РФ от 04.12.2003 № 508-О и постановлении Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 № 17528/11. Как он отметил, юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено действиями по распространению сведений, порочащих такую репутацию, вправе требовать возмещения нематериального (репутационного) вреда при доказанности общих условий деликтной ответственности:

  • факта распространения ответчиком сведений об истце;

  • порочащего характера этих сведений;

  • несоответствия этих сведений действительности.

В рассматриваемом деле суд посчитал наличие этих условий доказанным.

Кассация постановление апелляции отменила, оставив в силе решение суда первой инстанции. Как подчеркнул арбитражный суд округа, университет не представил доказательств того, что после опубликования спорной статьи снизился спрос потребителей на оказываемые им услуги или наступили другие негативные последствия, как и не привел аргументов в подтверждение наличия причинной связи между ущемлением деловой репутации и оспоренной информацией.

Позиция ВС РФ

ВС РФ оставил в силе постановление суда кассационной инстанции. Вместе с тем он сделал важный вывод о наличии у юридических лиц права взыскивать компенсацию за причинение вреда их репутации. По мнению ВС РФ, при рассмотрении данного спора необходимо было учесть следующие обстоятельства.

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (п. 1 ст. 1064 ГК РФ). В силу положений ст. 1082 ГК РФ суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т. п.) или возместить причиненные убытки (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Так, в рамках защиты своего нарушенного права гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений (п. 9 ст. 152 ГК РФ). В пункте 11 ст. 152 ГК РФ определено, что правила о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

По мнению ВС РФ, вступление в силу с 1 октября 2013 г. новой редакции ст. 152 ГК РФ, исключившей возможность компенсации морального вреда в случае умаления деловой репутации юридических лиц, не препятствует защите нарушенного права посредством заявления юридическим лицом требования о возмещении вреда, причиненного репутации юридического лица.

Данный вывод следует из приведенного выше Определения Конституционного суда РФ от 04.12.2003 № 508-О, в котором отмечено, что отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (п. 2 ст. 150 ГК РФ).

Под вредом, причиненным деловой репутации, следует понимать всякое ее умаление, которое проявляется, в частности, в наличии у юридического лица убытков, обусловленных распространением порочащих сведений, и иных неблагоприятных последствий в виде утраты юридическим лицом в глазах общественности и делового сообщества положительного мнения о его деловых качествах, утраты конкурентоспособности, невозможности планирования деятельности и т. д.

Следовательно, юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено действиями по распространению сведений, порочащих такую репутацию, вправе требовать восстановления своего права при доказанности общих условий деликтной ответственности (наличия противоправного деяния со стороны ответчика, неблагоприятных последствий этих действий для истца, причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий на стороне истца) (постановление Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 № 17528/11). Наличие вины ответчика презюмируется (п. 2 ст. 1064 ГК РФ).

При этом противоправный характер действий ответчика должен выражаться в распространении вовне (сообщении хотя бы одному лицу), в частности посредством публикации, публичного выступления, распространения в СМИ и интернете, с помощью иных средств телекоммуникационной связи, определенных сведений об истце, носящих порочащий и не соответствующий действительности характер.

Между тем одного лишь факта распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, недостаточно для вывода о причинении ущерба деловой репутации и для выплаты денежного возмещения в целях компенсации за необоснованное умаление деловой репутации. На истце лежит обязанность доказать обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих требований. Он должен подтвердить, во-первых, наличие сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений (промышленности, бизнесе, услугах, образовании и т. д.). Во-вторых, наступление для него неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений, факт утраты доверия к его репутации или ее снижения.

В обоснование своей позиции по существу заявленного требования о взыскании компенсации репутационного вреда университет ссылался на использованную ответчиками форму распространения порочащих его сведений в интернете с предоставлением неопределенному и неограниченному числу пользователей свободного доступа к сайту, на котором опубликованы оспариваемые сведения. Однако каких-либо доказательств и пояснений, свидетельствующих о сформированной репутации истца до нарушения и доказательств, позволяющих установить наличие неблагоприятных последствий для университета в результате размещения спорной публикации, в материалы дела истцом не было представлено.

Таким образом, у суда отсутствовали доказательства, на основании которых он мог установить, что самого признания факта распространения порочащих сведений и судебного решения об их опровержении недостаточно для восстановления баланса прав участников спорных правоотношений, а также определить размер справедливой компенсации. При таких обстоятельствах отказ суда округа во взыскании компенсации за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию университета, является, по мнению ВС РФ, обоснованным.