1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 132

Информация о противоправном поведении лица наносит вред его деловой репутации, даже если изложена в форме субъективного мнения автора

Ответчик в комментарии в социальной сети «ВКонтакте» заподозрил истца в коррупции — наличии договоренностей с потенциальными исполнителями государственного контракта. ВС РФ определил, что подобная информация указывает на противоправный характер поведения субъекта, а потому носит оскорбительный характер. В таком случае даже если комментарий был изложен как субъективное мнение автора, распространенные ответчиком сведения порочат деловую репутацию истца (Определение ВС РФ от 16.12.2016 № 309-ЭС16-10730 по делу № А07-12906/2015).

Суть дела

Предприятие (истец), согласно распоряжению Правительства РФ от 27.09.2011 № 1676-р, является единственным исполнителем Федеральной целевой программы «Развитие телерадиовещания в Российской Федерации на 2009—2015 годы» (далее — ФЦП), утвержденной распоряжением Правительства РФ от 03.12.2009 № 985.

Филиал истца проводил на территории Республики Башкортостан работы по размещению на земельном участке сети телевизионного вещания, в результате которых жители республики должны были получить доступ к бесплатному цифровому телесигналу.

Ответчица в социальной сети «ВКонтакте» на странице группы «НОВОСТИ АРХЕОЛОГИИ... НОВОСТИ АРХЕОЛОГИИ... НОВОСТИ АРХЕОЛОГИИ... археология» прокомментировала условия объявленного истцом конкурса на проведение спасательных археологических работ на участке размещения сети вещания. В частности, она написала, что: «Реальная стоимость работ занижена... является изначально демпинговой». «Подобная конкурсная документация свидетельствует либо о полной некомпетентности ее составителей, либо о наличии коррупционной составляющей в виде договоренности с потенциальными исполнителями». «Не станьте пешкой в руках мошенников!» «Но РТРС выставляет на конкурс тендер с незаконными практически условиями, нашелся археолог (опустим его фамилию), который за откат берет это на себя».

Истец обратился с требованием о признании этих сведений порочащими его деловую репутацию, обязании ответчицы опровергнуть порочащие сведения путем размещения соответствующей информации в интернете сроком на шесть месяцев, а также о взыскании 1 руб. убытков и 50 000 руб. компенсации нематериального вреда (с учетом уточнений).

По мнению истца, в результате действий ответчицы наступили неблагоприятные последствия: умаление деловой репутации предприятия привело к отказу потенциальных подрядных организаций, имеющих возможность осуществлять деятельность, связанную с археологическими раскопками, от участия в конкурсе на заключение договора на проведение спасательных археологических работ.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований истца. Апелляция и кассация поддержали такое решение.

Суды исходили из того, что оспариваемые сведения не могут быть признаны порочащими деловую репутацию. Они представляют собой субъективные суждения ответчика, его мнение относительно обсуждаемой проблемы.

Ответчица высказалась об истце в рамках обсуждения проблемы сохранения памятника археологии — курганского могильника из 17 насыпей турбаслинской культуры — в связи с планируемым проведением на земельном участке строительных работ по возведению объекта сети цифрового телевидения.

Ссылаясь на размещенную истцом конкурсную документацию на проведение спасательных археологических раскопок, ответчица выразила обеспокоенность относительно приемлемости условий контракта на проведение спасательных археологических раскопок с держателями открытых листов. В частности, она указала на неоправданно короткие сроки и заниженную стоимость работ.

Таким образом, как констатировали апелляция и кассация, основной темой сообщения ответчицы как участника археологического сообщества была проблема сохранения объектов археологического наследия. Упоминание по тексту сообщения о проведении истцом конкурса на подрядные археологические работы представляло собой исключительно фактическую аргументацию актуальности рассматриваемой проблемы.

Отказывая в удовлетворении требования о взыскании убытков, суды дополнительно указали на отсутствие причинно-следственной связи между заявленными убытками и распространением оспариваемых сведений, поскольку сведения были размещены в интернете позднее времени окончания приема заявок на участие в подрядном конкурсе, вследствие чего не могли являться причиной невозможности его проведения.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов, отправив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Свое решение ВС РФ обосновал следующим образом.

В соответствии с п. 1 и 11 ст. 152 ГК РФ юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если лицо, распространившее такие сведения, не докажет, что они соответствуют действительности.

Согласно п. 7 постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» по делам о защите деловой репутации необходимо учитывать, что обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК РФ значение для дела, являются:

  • факт распространения ответчиком сведений об истце;

  • порочащий характер этих сведений;

  • несоответствие сведений действительности.

При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, которые умаляют деловую репутацию юридического лица.

Нижестоящими судами, по мнению ВС РФ, не был учтен ряд обстоятельств.

Судам необходимо различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности. Это следует из п. 5 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденного Президиумом ВС РФ 16.03.2016 (далее — Обзор от 16.03.2016), ст. 29 Конституции РФ, ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующих каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, и ряда позиций Европейского суда по правам человека.

В решениях по делам «Лингренс против Австрии» от 08.06.1986, «Гринберг против Российской Федерации» от 21.06.2005 Европейский суд по правам человека, защищая право автора информации на оценочное суждение, указал на необходимость проводить тщательное различие между фактами и оценочными суждениями. Существование фактов может быть доказано, в то время как истинность оценочных суждений не всегда поддается доказыванию, последние должны быть мотивированы, но доказательства их справедливости не требуются.

Сведения, оспариваемые истцом, представляют собой информацию о незаконном и недобросовестном поведении истца и сформулированы в форме утверждений. Изложение информации не указывает на то, что факты, описанные в ней, предполагаются автором или лично автор таким образом оценивает поведение истца. Напротив, избранный автором стиль изложения информации указывает на наличие описываемых фактов в реальной действительности (факта занижения стоимости работ, факта некомпетентности составителей конкурсной документации, фактов коррупционного и иного незаконного поведения, мошенничества). При таких обстоятельствах выводы судов о субъективном характере оспариваемой информации не являются верными. Вышеперечисленные факты могут быть проверены на их соответствие реальной действительности.

Указанный довод подтверждается позицией самого ответчика, доказывавшего в рамках настоящего дела соответствие действительности своих утверждений.

Кроме того, из п. 6 Обзора от 16.03.2016 следует, что предметом проверки при рассмотрении требований о защите деловой репутации в порядке ст. 152 ГК РФ могут быть и содержащиеся в оспариваемых высказываниях ответчиков оценочные суждения, мнения, убеждения, если они носят оскорбительный характер. Информация, указывающая на противоправный характер поведения субъекта, носит оскорбительный характер, следовательно, даже при условии ее изложения как субъективного мнения автора, может быть основанием для заявления требования о защите деловой репутации.

Таким образом, ВС РФ констатировал, что неверная квалификация судами распространенных сведений привела к неверному разрешению спора. При новом рассмотрении дела судам, исходя из того, что распространенная ответчиком информация является сведениями о фактах, следует решить вопрос о соответствии или несоответствии информации действительности, о причинении в результате распространения такой информации вреда репутации истца.

К сведению

До вынесения ВС РФ рассмотренного Определения арбитражные суды в большинстве случаев квалифицировали содержащиеся в статьях и комментариях обвинения компаний в участии в коррупционных и иных противозаконных схемах в качестве субъективной оценки автора. Исключения не делалось даже для сообщений, сделанных в форме бесспорных утверждений (см., например, постановление АС Западно-Сибирского округа от 16.06.2015 № Ф04-19417/2015 по делу № А02-485/2014). Тем более суды не признавали нарушениями деловой репутации комментарии, содержащие указание на источник мнения: «как представляется автору», «по мнению экспертов/работников предприятия/горожан».

ВС РФ в рассмотренном Определении, по сути, констатировал, что любые не подтвержденные фактами сообщения о совершении субъектами предпринимательской деятельности противозаконных действий умаляют деловую репутацию и являются основаниями для обращения таких субъектов за защитой своей репутации.