1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 41

Суды решили так (ЕНВД) («Малая бухгалтерия», № 06, 2016 г.)

[-] Отгороженная арендатором часть помещения торговой точки для хранения (складирования) товара при помощи конструкции из древесно-стружечных плит не может быть признана подсобным (складским) помещением, поскольку само понятие «помещение» предполагает его конструктивную обособленность и специальное оснащение

(Постановление АС Волго-Вятского округа от 11.07.2016 по делу № А79-8899/2015)

В ходе проверки налоговая инспекция установила, что при расчете единого налога на вмененный доход индивидуальный предприниматель неправомерно указал величину физического показателя «площадь торгового зала» 12 кв. м, поскольку фактически осуществлял розничную торговлю с использованием торгового места площадью 19,8 кв. м.

В результате было принято решение о привлечении предпринимателя к налоговой ответственности с доначислением ЕНВД и пеней.

Предприниматель не согласился с решением инспекции, обжаловал его в арбитражный суд, но дело проиграл.

Суд первой инстанции (решение АС Чувашской республики от 04.12.2015 по делу № А79-8899/2015) обратил внимание на следующее.

Для целей исчисления ЕНВД под стационарной торговой сетью, имеющей торговые залы, следует понимать торговую сеть, расположенную в предназначенных для ведения торговли зданиях и строениях (их частях), имеющих оснащенные специальным оборудованием обособленные помещения, предназначенные для ведения розничной торговли и обслуживания покупателей. К данной категории торговых объектов относятся магазины и павильоны (абз. 13 ст. 346.27 НК РФ).

Исходя из ст. 346.27 НК РФ необходимым критерием для отнесения помещения к объектам стационарной торговой сети, имеющей торговые залы, является наличие подсобных и административно-бытовых помещений, а также помещения для приема, хранения товаров и подготовки их к продаже.

Из технического паспорта торгового павильона следует, что в переданном в аренду помещении отсутствуют подсобные, административно-бытовые помещения, а также помещения для приема, хранения товаров и подготовки их к продаже. Отгороженная арендатором часть помещения торговой точки для хранения (складирования) товара при помощи легкой конструкции из ДСП не может быть признана подсобным (складским) помещением, поскольку само понятие «помещение» предполагает его конструктивную обособленность и специальное оснащение. Спорное помещение не соответствует определению «объекты стационарной торговой сети, в которых выделена площадь торгового зала». Из инвентаризационных документов и договоров не следует, что помещение состоит как из помещений для торговли, так и из подсобных, складских помещений.

Переданное предпринимателю в пользование помещение представляет собой торговое помещение внутри здания. То обстоятельство, что здание, в котором передано в аренду спорное помещение, обозначено в инвентаризационных документах «павильон», не изменяет того, что данные помещения не соответствуют понятию «павильон», содержащемуся в налоговом законодательстве, и понятию «торговый зал» в связи с несоответствием физических характеристик спорного объекта и не свидетельствует о том, что предпринимателю передавался в пользование объект торговли, расположенный в объекте стационарной торговой сети, имеющей торговый зал.

Таким образом, предприниматель в спорном периоде осуществлял розничную торговлю через объект, признаваемый торговым местом, с использованием всей площади, указанной в договоре аренды.

Суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали выводы суда первой инстанции.

[+] Сущность ЕНВД предполагает при определении величины физического показателя учет только того имущества, которое способно приносить налогоплательщику доход и непосредственно участвовать в облагаемой ЕНВД предпринимательской деятельности

(Постановление АС Западно-Сибирского округа от 17.08.2016 по делу № А27-20410/2015)

Общество состояло на учете как плательщик ЕНВД по виду деятельности «оказание услуг общественного питания через объект организации общественного питания, имеющий торговый зал обслуживания посетителей» с использованием для ведения указанной предпринимательской деятельности арендованных помещений.

В связи с расторжением 14 мая 2014 г. договора аренды и отсутствием в связи с этим в III квартале 2014 г. физического показателя для определения базовой доходности обществом представлена налоговая декларация по ЕНВД с нулевыми показателями.

С заявлением о прекращении деятельности, подлежащей обложению ЕНВД, общество обратилось в инспекцию только 15 ноября 2014 г.

По результатам проведения камеральной проверки декларации за III квартал 2014 г. инспекция привлекла общество к ответственности, начислила недоимку и пени. Основанием послужил вывод налогового органа о том, что общество, не снявшись с налогового учета в качестве плательщика ЕНВД, не освобождается от обязанности по уплате налога.

Общество обратилось в суд.

Суд первой инстанции и апелляционный суд поддержали налоговую инспекцию. Ссылаясь на положения ст. 346.28 НК РФ, п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.03.2013 № 157 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением положений главы 26.3 Налогового кодекса Российской Федерации» (далее — информационное письмо № 157), они исходили из того, что неосуществление в течение определенного налогового периода предпринимательской деятельности соответствующего вида, без соблюдения порядка, установленного абз. 3 п. 3 ст. 346.28 НК РФ, не является основанием для освобождения плательщика ЕНВД от обязанностей уплачивать этот налог; фактическое осуществление деятельности, облагаемой ЕНВД, не является необходимым условием для установления статуса плательщика ЕНВД, в связи с чем факт отсутствия предпринимательской деятельности в течение квартала (налогового периода по ЕНВД согласно ст. 346.30 НК РФ) не может рассматриваться в качестве обстоятельства, исключающего возможность начисления спорных сумм ЕНВД (пеней, санкций).

Кассационная инстанция не согласилась с коллегами. По мнению АС Западно-Сибирского округа, в рассматриваемом случае судами не было учтено следующее.

На основании п. 2 ст. 346.29 НК РФ налоговой базой для исчисления суммы ЕНВД признается величина вмененного дохода, рассчитываемая как произведение базовой доходности по определенному виду предпринимательской деятельности, исчисленной за налоговый период, и величины физического показателя, характеризующего данный вид деятельности.

Для исчисления суммы единого налога в зависимости от вида предпринимательской деятельности используются перечисленные в п. 3 ст. 346.29 НК РФ физические показатели, характеризующие определенный вид предпринимательской деятельности, и базовая доходность в месяц. При осуществлении деятельности «оказание услуг общественного питания через объект организации общественного питания, имеющий зал обслуживания посетителей» физическим показателем является площадь зала обслуживания посетителей (в квадратных метрах).

Сущность ЕНВД предполагает при определении величины физического показателя учет только того имущества, которое способно приносить налогоплательщику доход и непосредственно участвовать в облагаемой ЕНВД предпринимательской деятельности (п. 9, 10 информационного письма № 157).

В связи с расторжением в мае 2014 г. договоров аренды помещений, на территории которых налогоплательщиком осуществлялась деятельность, подлежащая обложению ЕНВД, общество в III квартале 2014 г. утратило правовые основания и фактическую возможность использовать указанное имущество в своей предпринимательской деятельности.

Следовательно, общество, определяя величину физического показателя за III квартал 2014 г., правомерно не учитывало то имущество, которое объективно не могло быть использовано для целей предпринимательской деятельности соответствующего вида (п. 9 информационного письма № 157).

В результате кассационная инстанция пришла к выводу, что у судов отсутствовали правовые основания для отказа в удовлетворения требований общества.

[+] Продажа учреждению товаров, предназначенных для удовлетворения личных нужд недееспособных граждан и оплачиваемых за их счет, признается розничной торговлей для целей ЕНВД

(Постановление АС Западно-Сибирского округа от 04.08.2016 по делу № А27-22657/2015)

Налоговая инспекция провела выездную проверку индивидуального предпринимателя, применяющего ЕНВД в отношении розничной торговли. По результатам проверки предприниматель был привлечен к налоговой ответственности. Кроме того, ему были доначислены налоги по общему режиму налогообложения и пени. Основанием для доначисления послужил вывод инспекции о неправомерном применении налогоплательщиком системы налогообложения в виде ЕНВД при осуществлении хозяйственной деятельности по реализации товаров бюджетному учреждению.

Предприниматель обратился в суд.

Суды трех инстанций пришли к выводу, что доход, полученный предпринимателем от реализации товаров, должен учитываться при исчислении ЕНВД. Данный вывод был сделан на основании положений ст. 346.2, 346.26 НК РФ, ст. 492, 506 ГК РФ, главы 30 ГК РФ, постановления Пленума ВАС РФ от 22.10.97 № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки», постановления Президиума ВАС РФ от 05.07.2011 № 1066/11, п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.03.2013 № 157 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением положений главы 26.3 Налогового кодекса Российской Федерации».

Суды установили следующие обстоятельства:

— в проверяемом периоде налогоплательщик реализовывал товар (продукты питания, табачные изделия, хозяйственные товары) для недееспособных граждан, проживающих в психоневрологическом интернате (далее — учреждение);

— реализация товара осуществлялась с прилавка торгового места по розничной цене;

— учреждение не использовало приобретенный товар для предпринимательской деятельности;

— учреждение получало товар в ассортименте и количестве, необходимом недееспособному лицу исходя из потребностей и состояния здоровья каждого недееспособного индивидуально;

— оплата товара производилась за счет средств недееспособных граждан, о чем свидетельствуют условия договоров и назначение платежа в платежных поручениях; товар выбирался из наименований товара, продаваемого в буфете; забирался товар из буфета физическими лицами в присутствии комиссии, воспитателей, социальных работников;

— товар приобретался не для общего употребления (использования), а для каждого проживающего в отдельности.

При этом судами принято во внимание, что:

— договоры, заключенные между предпринимателем и учреждением, не являются договорами поставки;

— лица, проживающие в учреждении, лишены возможности самостоятельно отправиться в магазин и приобрести необходимые им товары;

— учреждение фактически выступает посредником между предпринимателем и недееспособными гражданами.

Суды указали, что сам по себе факт выставления предпринимателем счетов-фактур применительно к обстоятельствам настоящего спора не свидетельствует об оптовой реализации товара.

На основании вышеизложенного суды пришли к выводу, что в рассматриваемом случае реализация товара является розничной торговлей, подпадающей под обложение ЕНВД.

[-] Деятельность по передаче в аренду автотранспортных средств с экипажем не охватывается положениями подп. 5 п. 2 ст. 346.26 НК РФ, предусматривающего обложение ЕНВД автотранспортных услуг по перевозке пассажиров и грузов

(Постановление АС Дальневосточного округа от 23.05.2016 № Ф03-1888/2016)

По результатам выездной налоговой проверки индивидуального предпринимателя, применяющего ЕНВД в отношении автотранспортных услуг по перевозке пассажиров и грузов, инспекцией принято решение о привлечении его к налоговой ответственности с доначислением налогов по общей системе налогообложения. Основанием явился вывод инспекции о том, что в проверяемый период предпринимателем фактически осуществлялась деятельность по предоставлению транспортных средств в аренду с экипажем и неправомерно применялась система налогообложения в виде ЕНВД.

Предприниматель обратился в суд.

Суд отказал налогоплательщику в удовлетворении его требования, указав, что осуществляемая предпринимателем деятельность по передаче в аренду автотранспортных средств с экипажем не охватывается положениями подп. 5 п. 2 ст. 346.26 НК РФ, предусматривающего обложение ЕНВД автотранспортных услуг по перевозке пассажиров и грузов.

Устанавливая характер фактических взаимоотношений предпринимателя с контрагентами и применяя положения ст. 632, 634, 635, 645, 646, 784, 785 ГК РФ, суд пришел к выводу, что основным отличием договора аренды транспортного средства (с экипажем или без экипажа) от договора перевозки является предоставление транспортного средства на время, тогда как договор перевозки предусматривает доставку конкретного груза из одного пункта в другой.

Вывод суда об оказании предпринимателем услуг по предоставлению в аренду транспортных средств подтверждается сведениями, содержащими в договоре аренды большегрузных самосвалов, акте приема-передачи техники, обстоятельствами, свидетельствующими о фактическом исполнении договорных отношений, установленными на основании информации, указанной в ежемесячных актах о выполненных работах (услугах), счетах на их оплату, в которых отражались время пользования транспортным средством по договору аренды. При этом указанные доказательства не содержат сведений о наименовании груза, объеме, маршруте перевозки.

На основании изложенного суд признал доначисление инспекцией предпринимателю налогов по общей системе налогообложения, а также пеней и штрафов правомерным.

[-] Законодательство о налогах и сборах не предусматривает исключение из общей площади торгового места площади, на которой обслуживание покупателей не производится (склады, подсобные помещения и т.д.)

(Постановление АС Западно-Сибирского округа от 14.07.2016 по делу № А45-8659/2015)

Индивидуальный предприниматель осуществлял розничную торговлю на крытом рынке на основании договора аренды. По акту приема-передачи предпринимателю было передано в аренду нежилое помещение общей площадью 40 кв. м, в том числе (как указано в акте): прилегающая площадь 6,2 кв. м, торговая площадь 21 кв. м для использования под торговлю, складская площадь 12,8 кв. м.

Налогоплательщиком в налоговой декларации по ЕНВД указана величина физического показателя в размере 21 кв. м.

В ходе камеральной проверки налоговой декларации налоговая инспекция пришла к выводу о занижении предпринимателем величины физического показателя «площадь торгового зала», что привело к занижению налоговой базы для исчисления ЕНВД и неполной уплате налога за указанный период. По результатам проверки налоговики вынесли решение, в соответствии с которым предпринимателю предложено уплатить не полностью уплаченный ЕНВД, пени и штраф.

Предприниматель обратился в суд, но дело проиграл.

При вынесении решения в пользу налоговой инспекции суд исходили из того, что:

— законодатель разграничил в п. 3 ст. 346.29 НК РФ такие виды предпринимательской деятельности, как розничная торговля, осуществляемая через объекты стационарной торговой сети, имеющие торговые залы, и розничная торговля, осуществляемая через объекты стационарной торговой сети, не имеющие торговых залов, а также через объекты нестационарной торговой сети в зависимости от площади торгового места (менее 5 кв. м или более 5 кв. м). При этом в качестве физического показателя для исчисления суммы единого налога законодатель установил площадь торгового зала, количество торговых мест и площадь торгового места соответственно;

— законодательство о налогах и сборах не предусматривает исключение из общей площади торгового места площади, на которой обслуживание покупателей не производится (например, склады, подсобные помещения и т.д.). Такая норма установлена только в отношении торговли через объекты, имеющие торговые залы (магазины, павильоны) (абз. 22 ст. 346.27 НК РФ);

— при осуществлении розничной торговли через объект, признаваемый торговым местом, физический показатель «площадь торгового места» включает в себя все площади, относящиеся к данному объекту торговли, согласно инвентаризационным и правоустанавливающим документам.

Суд установил, что спорное нежилое помещение расположено в объекте стационарной торговой сети, не имеющем торговых залов, обособленных помещений; предприниматель осуществлял предпринимательскую деятельность на торговом месте площадью 40 кв. м.

При таких обстоятельствах исключение предпринимателем из величины площади торгового места как физического показателя площади складского помещения и прилегающей площади является необоснованным.