1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 673

Возмещение ущерба и компенсация морального вреда

Незаконные действия органов предварительного расследования и суда, а равно их нерасторопность (волокита), безусловно, влекут причинение отдельным участникам процесса как имущественного ущерба, так и морального вреда. Согласно закону причиненный государством ущерб возмещается, а моральный вред компенсируется. Спор обычно ограничивается суммой, подлежащей выплате потерпевшим в результате неправомерных действий государственных органов. Анализ практики возмещения ущерба и компенсации морального вреда позволяет сделать вывод, что суды не всегда ответственно подходят к вопросу об удовлетворении исковых требований как участников процесса, так и случайных лиц, которые не прочь заработать на судейской невнимательности.

Помешало заключение под стражу

Постановлением Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 11.09.2014 постановлено взыскать с Минфина России в счет возмещения материального ущерба, причиненного незаконным привлечением А. к уголовной ответственности, 16 182 794 руб.

Следующим Постановлением от 24.11.2014 этого же суда представителю Минфина России в восстановлении срока обжалования предыдущего Постановления отказано.

Судья Верховного Суда РФ 22 мая 2015 года отказал в передаче кассационной жалобы Министерства финансов РФ для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ Давыдов В.А., отменяя Постановление судьи Верховного Суда РФ, указал на следующие основания.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями для отмены решения суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного закона, повлиявшие на исход дела. Советским районным судом такие нарушения допущены.

Из судебного материала следует, что 7 января 2007 года по договору займа А. занял у Х. 23 000 000 руб. с обязательством возврата 7 июня 2007 года.

А. был задержан 6 марта 2007 года в порядке ст. 91, 92 УПК РФ, а 7 марта 2007 года в отношении него избрана мера пресечения – заключение под стражу, срок содержания под стражей неоднократно продлевался.

По Приговору Верховного суда Республики Дагестан от 22.01.2009 А. оправдан за непричастностью к совершению преступлений, мера пресечения в отношении него отменена.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30.07.2009 приговор в отношении А. оставлен без изменения.

В связи с выплатой должником А. кредитору Х. всей суммы займа, а также процентов за просрочку срока возврата займа (11 270 000 руб.) 30.04.2009 договор был расторгнут.

Судом первой инстанции сложившаяся ситуация истолкована следующим образом: в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, а также незаконным содержанием под стражей в период с 6 марта 2007 года по 22 января 2009 года А. не смог вернуть взятую в долг сумму в срок. Только после вынесения оправдательного приговора и освобождения из-под стражи А. оплатил долг и проценты по нему.

Как видим, суд усмотрел причинно-следственную связь между незаконным привлечением к уголовной ответственности и лишением возможности своевременно вернуть долг.

Между тем из пояснений А. неясно, куда им были вложены взятые в долг деньги. На момент заключения А. под стражу 6 марта 2007 года половина срока действия договора займа уже истекла, следовательно, в течение этого срока А. имел возможность распорядиться денежными средствами и иметь с них не убытки, а доход, как и планировал при заключении договора.

А. суду показал, что не успел исполнить свои намерения – вложить денежные средства в покупку квартир, что повлекло бы получение прибыли. Однако причину этого он не объяснил. А. также не объяснил, почему он, находясь под стражей, не выдал доверенность своему представителю на распоряжение денежными средствами и на возврат суммы займа по договору, указав лишь на отсутствие у его родственников и знакомых невозможности оплаты его долга. А. не пояснил, где в течение времени с 7 января 2007 года по 30 апреля 2009 года находились денежные средства и что дало ему возможность вскоре после освобождения из-под стражи вернуть не только сумму займа, но и все проценты, то есть 34 270 000 руб.

При таких обстоятельствах заместитель Председателя Верховного Суда РФ Давыдов В.А. посчитал вывод суда о наличии причинно-следственной связи между лишением возможности своевременной выплаты суммы займа и понесенных в связи с этим расходов и незаконным привлечением к уголовной ответственности А. преждевременным1.

Родственники решили заработать

Х. и Т. обратились в суд с иском к МФ РФ и к УМВД РФ по г. Курску, отделу полиции № 1 УМВД РФ по г. Курску, отделу полиции № 6 УМВД РФ по г. Курску, ОГИБДД УМВД РФ по г. Курску о взыскании компенсации морального вреда.

В своем заявлении истцы привели следующие доводы. ДТП, в результате которого пешеходу П. были причинены тяжкие телесные повреждения, произошло 19 июля 2014 года. Потерпевшего доставили в БМУ «Курская Областная Клиническая больница», где от полученных травм он скончался 20 июля 2014 года.

Вечером 5 августа 2014 года родная сестра П. – гражданка Х. случайно узнала о смерти брата, на следующий день в ОБУЗ «Бюро СМЭ» она опознала тело потерпевшего.

Х. и мать погибшего Т. пришли к выводу: сотрудниками ОВД им причинен моральный вред, так как те не известили их о смерти родственника, лишив их возможности принять решение о вскрытии тела и проститься с родным человеком и похоронить его достойно в разумные сроки. Также труп вскрыли без их согласия, хранили в морге с биркой «бесхозный».

Свои страдания истцы оценили в 250 000 руб. каждой.

Решением Ленинского районного суда г. Курска от 18.06.2015 постановлено: иск Х. и Т. о взыскании компенсации морального вреда удовлетворить частично, взыскав в пользу каждой по 70 000 руб., в пользу первой расходы по юридической помощи – 5000 руб.

Судебная коллегия по гражданским делам, отменяя данное решение, указала следующее. Согласно п. 2 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных п. 1 данной статьи, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ст. 1069 ГК РФ.

В соответствии со ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что сотрудники полиции, выезжавшие на место происшествия, составлявшие протокол его осмотра, не выяснили дальнейшую судьбу пострадавшего, не установили момент его смерти. Отдел полиции № 6 УМВД г. Курска, получив извещение от 21.07.2014 о поступлении П. в лечебное учреждение, не предпринял исчерпывающих мер по установлению родственников пострадавшего.

Из материалов дела усматривается, что в 5 часов 19 июля 2014 года оперативный дежурный получил сообщение о наезде на пешехода. Сообщение зарегистрировано в книге учета преступлений ОП № 1 УМВД РФ за № 6811, на место происшествия незамедлительно была направлена следственно-оперативная группа. Прибыв на место происшествия, сотрудниками полиции установлено, что в результате наезда автомобиля «Рено-Логан» на пешехода П. последнему причинены телесные повреждения, для оказания медицинской помощи он был доставлен в БМУ «Курская областная клиническая больница».

Материал о ДТП передан в дежурную часть ОП № 1, а затем в ОГИБДД УМВД РФ. В 7 часов 19 июля 2014 года в дежурную часть ОП № 1 поступило сообщение из БМУ «Курская областная клиническая больница» о доставлении П. в больницу. Сотрудниками полиции установлен телефон матери П., были приняты меры по оповещению родственников о случившемся.

Согласно материалам служебной проверки нарушений положения об организации взаимодействия подразделений органов внутренних дел РФ при раскрытии и расследовании преступлений, утвержденного Приказом МВД России от 26.03.2008 № 2870 дсп, выявлено не было: оперативный дежурный, пытался установить личность пострадавшего, равно пытался сообщить родственникам о его нахождении в медицинском учреждении.

Материалами проверки прокуратуры г. Курска установлены процессуальные нарушения в действиях сотрудников полиции и сотрудников ГИБДД, касающиеся нарушения сроков передачи материла для возбуждения административного производства.

Однако нарушение этих сроков не находится в причинно-следственной связи между действиями (бездействием) сотрудников полиции и негативными последствиями. Законодатель не возлагает на сотрудников ОВД обязанность по оперативному розыску родственников пострадавших и уведомлению их о смерти. Ссылка суда первой инстанции на Закон «О полиции» и УПК РФ, которые регламентируют полномочия органов государственной власти в связи с обнаружением неопознанного трупа, несостоятельна. После ДТП П. был жив, личность его была установлена, скончался он в медицинском учреждении.

В связи с тем что медицинское учреждение не поставило в известность родственников о смерти П., 20 июля 2014 года решением Промышленного районного суда г. Курска взыскана компенсация морального вреда в пользу Х. и Т.

В суде апелляционной инстанции Х. не оспаривала того обстоятельства, что она не проживала с братом, ее адреса в документах брата не имелось. Почему Т. не интересовалась судьбой сына, не принимала мер к его розыску, истица объяснить не могла, равно как и не могла пояснить, почему на сообщения ОВД по телефону она не отвечала.

Общим основанием ответственности за вред в силу ст. 1064 ГК РФ является вина причинителя. На потерпевшем лежит обязанность доказать факт наступления тех или иных негативных последствий, признаваемых вредом, их объем, а также причинную связь между действиями причинителя и этими последствиями.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Истцами не представлено доказательств, что действиями (бездействием) сотрудников полиции им были причинены моральные и нравственные страдания, что их действия (бездействие) находятся в причинно-следственной связи с наступившими последствиями2.

Основные выводы

Как видим, желающих обогатиться за счет государства, а следовательно, за счет всех членов общества предостаточно, в своих замыслах они изощрены.

Причин, объясняющих успех охотников легкого заработка, много. Первая из них – отсутствие соответствующего теоретического определения злоупотребления правом на возмещение имущественного ущерба и на компенсацию морального вреда. Второй причиной является пробел в законодательстве в части определения перечня ситуаций, в которых возмещению подлежит как имущественный ущерб, так и моральный вред.

Приведенные примеры позволяют сделать вывод о том, что не всегда суд в состоянии разграничить право на возмещение ущерба, компенсацию морального вреда и злоупотребления этим правом.

1 Постановление заместителя Председателя ВС РФ Давыдова В.А. об отмене постановления судьи и передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции от 18.09.2015 № 20-УД15-11.

2 Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 19.08.2015 № 33-2343-2015.