1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 288

Новый закон о донорстве предусмотрит право на несогласие

Осенью в Госдуму будет внесён новый закон о донорстве и трансплантации, который предусматривает создание в России первого электронного федерального регистра доноров, донорских органов и пациентов-реципиентов.

Этот регистр будет вводиться впервые и только после принятия самого закона. В новом законе этой теме посвящена отдельная глава, подробно описывающая положения регистра и работу с ним специалистов. В соответствии с новым законом будет организована государственная система снабжения донорскими органами, благодаря которой станет возможным доставлять их из одного города страны в другой. Принятие нового закона разрешит и детское посмертное донорство. Принятый в 1992 г. закон «О трансплантации органов и (или) тканей» детское донорство не запрещал, но и не обеспечивал соответствующего протокола. И в 2015 г. специалисты Минздрава разработали документ, представляющий из себя новую инструкцию о констатации смерти мозга человека, включающую возможность постановки этого диагноза детям начиная с одного года. Документ вступил в действие с 1 января 2016 г. В настоящее время операции по трансплантации органов детям в России проводятся. Используются органы родственных доноров или умерших взрослых.

«Есть возрастные категории, когда можно пересадить только детский орган, — говорит помощник министра здравоохранения Ляля Габбасова. — Как правило, это касается пересадки сердца. Здесь для некоторых детей надежда только на пересадку органов за рубежом. Раньше 4—5-летним детям пересаживали сердца в Италии по программе гуманитарной помощи, сейчас эти операции соглашаются делать нашим детям только в Индии. В европейских странах существуют национальные регистры, где несовершеннолетние граждане этих стран ожидают своей очереди на донорский орган, и потребность в них возрастает. В последние годы Российской Федерации отказывают в этом виде медицинской помощи, настоятельно рекомендуя развивать это направление в стране».

В мировой практике использование регистров достаточно низкое. Их посещаемость составляет около 5%. Нуждающиеся в услугах трансплантологии, как правило, используют многие источники информации. На этом основании и работает презумпция согласия. Если человек не отказывается от донорства при жизни, то в случае его смерти вступает в силу презумпция согласия. Мнение родственников не спрашивается, но если они против, то учитывается. Если же человек при жизни объявил о своём намерении стать донором, мнение родственников не учитывается. Сегодня подобная практика широко распространена во всех странах, где донорство цивилизованно развивается.

«Мы проводим чуть больше четверти всех трансплантаций, выполняемых на территории Российской Федерации, — рассказал газете „Известия“ главный трансплантолог Минздрава Сергей Готье. — В стране таких операций 1200—1400 в год. Конечно, в ближайшие годы резкого улучшения ситуации с донорскими органами ждать не стоит, однако со временем новая система сможет спасти множество жизней. Новым законом предусматривается создание регистра прижизненного волеизъявления, которого до сих пор нет. Наш закон 1992 г., как и многие другие законы о трансплантации, основан на презумпции согласия. Но реальной возможности выразить своё несогласие у человека нет. Чтобы он имел это право, должна быть создана электронная база отказов или согласий. Это первый регистр. Второе — должен быть регистр летальных исходов и, соответственно, регистр представления этих летальных исходов к рассмотрению в качестве источника донорских органов. Например, человек умер от черепно-мозговой травмы. Это типичный случай, который можно рассматривать как возможность получения донорских органов. По каким-то обстоятельствам эти донорские органы не были взяты. Спрашивается, почему национальный донорский ресурс не используется? Этому можно найти объяснение. Например, умерший человек страдал туберкулёзом. От него невозможно взять органы, но это должно быть задокументировано и представлено в регистре. Регистр должен быть создан по донорам, по органам, изъятым у них, по реципиентам, ожидающим трансплантации, и по тому, куда этот орган направлен, кому он достался и что с этим реципиентом дальше будет. Это должна быть огромная электронная база, аналоги которой за границей есть. Скажем, в Соединенных Штатах любой регистр можно найти». С 2013 г. Россия перешла рубеж в десять трансплантаций на 1 млн населения. Аналогичный показатель в европейских странах, где развито донорство органов (Италии, Испании, Франции, Норвегии), составляет 60—80 трансплантаций. Испания стоит на первом месте по числу трансплантаций различных органов и тканей в Европе и мире. И лидирует в этой области Испания уже 22 года. С 1964 по 2012 г. в Испании было проведено в общей сложности 86 180 трансплантаций органов. Так, в 2012 г. были проведены 2551 операция по пересадке почек, 1084 пересадки печени, 247 — сердца, 238 — лёгких, 83 — поджелудочной железы и восемь операций с кишечником. В Белоруссии и Латвии — около 40 трансплантаций на миллион жителей. В 2014 г. число трансплантаций выросло на 7% по сравнению с 2013 г. Было проведено около 1000 трансплантаций почек. Но потребность — в пять-шесть раз выше. На гемодиализе находились 26 000 пациентов, из них примерно 30% нуждались в трансплантации почки (трансплантация показана не всем, её можно проводить на определённой стадии заболевания). Обеспечение пациента гемодиализом в течение многих лет обходится дороже, чем операция по пересадке ему почки, но это отсроченный результат, а бюджет регионы строят по своим сегодняшним возможностям. Сейчас в России осуществляется около 1500 трансплантаций органов в год от примерно 700 доноров органов. Половина из них — это живые доноры, родственники, потому что в России возможно только родственное донорство от живого человека. Из 1522 трансплантаций донорских органов в 2014 г. 1026 приходились на пересадку почки, 302 — печени, 162 — сердца. Было сделано 12 трансплантаций лёгких. Операции по пересадке органных комплексов — лёгкие и сердце, почка и поджелудочная железа — в России пока единичны.