1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 33

В России заканчиваются запасы жизненно важного препарата мезатона

Мезатон поставлялся в Россию из Украины. Российские государственные структуры отказались поднимать на него закупочные цены, а украинские производители — поставлять по прежним ценам. В итоге украинский бизнес, как сказала председатель Совета Федерации России Валентина Матвиенко, потерял российский рынок. Нашим больным, которым в экстренных случаях срочно нужен мезатон, это будет небольшим утешением.

Украинцы попробовали поднять цену на лекарство. Россияне отказались. Альтернативных поставщиков загодя отчего-то не подыскали. Вот и начались перебои с мезатоном, который применяется в случаях, когда промедление крайне опасно. Это лекарство неслучайно входит в список жизненно необходимых препаратов.

Препарат применяется в реанимационных целях при острой артериальной гипотензии при травмах, хирургических вмешательствах, сопровождающихся угнетением сосудодвигательных центров, передозировке ганглиоблокаторов и других гипотензивных средств. Мезатон служит для стабилизации артериального давления при операциях на симпатической нервной системе после удаления феохромоцитомы. Препарат представляет собой альфа1-адреностимулятор, мало влияющий на бета-адренорецепторы сердца; не является катехоламином (содержит лишь одну гидроксильную гpyппy в ароматическом ядре). Вызывает сужение артериол и повышение артериального давления (с возможной рефлекторной брадикардией). По сравнению с норэпинефрином и эпинефрином он менее резко повышает артериальное давление, но действует более длительно (слабее подвержен действию катехол-О-метилтрансферазы); не вызывает увеличения минутного объёма крови. Действие начинается сразу после введения и продолжается в течение 5—20 мин. (после внутривенного введения), 50 мин. (при подкожном введении), 1—2 ч. (после внутримышечного введения).

В последний раз мезатон ввозился на территорию России в августе 2015 г. «Согласно базе данных всего за прошлый год Россия получила 201 000 упаковок общей стоимостью 4,8 млн руб., — сообщил „Коммерсанту“ директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов. — Однако в 2014 г. объём поставок был гораздо больше — тогда в страну ввезли 670 000 упаковок на 15,8 млн руб. Причина отказа производителя лекарственного препарата в Россию заключается в том, что закупочная цена на мезатон не повышалась с 2010 г. Компания-производитель больше не хочет работать себе в убыток, а прямых аналогов мезатона в России не производится».

В 2016 г. существенно увеличился объём поставок французского препарата норадреналина агетана. В 2015 г. в Россию ввезли 42 200 упаковок немецкого норадреналина стоимостью 56,4 млн руб., а за первые четыре месяца 2016 г. — уже 73 900 упаковок за 19,3 млн руб. Норадреналин агетан — адреномиметик. Оказывает выраженное прямое действие на α-адренорецепторы, а также слабое действие на β1-адренорецепторы и незначительно влияет на β2-адренорецепторы. Преобладание α-адреномиметического действия приводит к сужению сосудов, повышению системного АД, повышается также центральное венозное давление. Поскольку стимулирующее действие на сердце (на β1-адренорецепторы миокарда) выражено очень слабо, то превалируют компенсаторные механизмы, связанные с возбуждением вагуса в ответ на повышение артериального давления. Под влиянием норэпинефрина также уменьшается кровоток в почечных и мезентериальных сосудах.

В Росздравнадзоре подтверждают, что в настоящее время на российском рынке наблюдаются перебои с поставками препарата мезатона, который не поступал в обращение в этом году. Ранее председатель Совета Федерации России Валентина Матвиенко заявила, что украинский бизнес ошибся, когда сделал ставку на Европу и потерял российский рынок.

«У нас нет возможности перерегистрировать цену препарата, — рассказала „Коммерсанту“ представитель завода в Харькове Наталья Ворона.— В 2010 г. правительство России составило перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, куда вошёл и мезатон. Но с тех пор его закупочная цена не менялась. В настоящий момент мы просто больше не можем поставлять его по прежней цене — это означало бы, что мы работаем себе в убыток. Наш отказ от поставок мезатона в Россию — это не какая-то политическая позиция. Мы хотим работать с Россией, но как и любое коммерческое предприятие, хотим получить прибыль. А при старых условиях это уже невозможно».

Схожие проблемы есть и у российских производителей. В феврале Федеральная антимонопольная служба заявила о необходимости повышения цены на 300 российских лекарств из перечня жизненно важных препаратов. В марте Министерство промышленности и торговли выступило с предложением также отказаться от государственного регулирования цен на дешёвые лекарства. По мнению ведомства, такой шаг может спасти фармацевтическую отрасль. При этом Минпромторг надеется, что сдерживать рост цен на препараты будет конкуренция.

Пока решается, кто и как должен регулировать рынок, у кого и почём будем покупать препарат типа мезатона, лучше не попадать в аварии и избегать осложнений с давлением — родственники могут просто не успеть сбегать в аптеку и купить нужный препарат, запаса которого может не оказаться у реаниматологов. Или всегда носить с собой сумочку с набором препаратов на все возможные нехорошие случаи.

Но с такой очевидной рекомендацией пока не спешат ни Валентина Матвиенко, ни Роспотребнадзор, ни никакие другие чиновничьи организации.