1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Китайские уроки — 2

Великий восточный сосед вызывает у россиян противоречивые чувства. Нельзя не восхититься произошедшими в Китае поистине историческими переменами и «большим скачком», который совершила эта страна начиная с 80-х годов прошлого столетия. Но её растущее могущество и население без малого 1,5 млрд человек вызывают не только уважение… Чтобы сотрудничество было многогранным и взаимовыгодным, его участники должны быть равнозначными партнёрами в глобальных и двусторонних отношениях.

*****

Китайские планы до 2020 г. нацелены на достижение «среднезажиточного» уровня жизни китайцев, предусматривают совокупность масштабных реформ и создание устойчивого экономического роста за счёт увеличения внутреннего спроса.

В рамках 2010—2020 гг. предусмотрено удвоение объёма ВВП и доходов на душу населения, «переключение» двигателя роста экономики с инвестиций и экспорта на внутреннее потребление. В 2016 г. только в городской местности будет создано свыше 10 млн новых рабочих мест, уровень инфляции не превысит 3%, городская безработица составит не более 4,5% при одновременной ликвидации избыточных производственных мощностей («Взгляд», 13 апреля 2016 г.).

Будет снижена нагрузка на предприятия, налог на предпринимательскую деятельность заменят на НДС, отменят несколько десятков сборов. Изменится система распределения налогов между бюджетом КНР и провинциальными бюджетами. Взвешенная монетарная политика будет ориентирована на сбалансированный валютный курс и продолжение реформы государственных коммерческих банков. Макроэкономическая политика должна быть устойчивой, отраслевая — целенаправленной. Микроэкономические меры — гибкими, реформы — практичными. В социальной сфере предусмотрена поддержка малообеспеченных слоёв населения (там же).

Ослабление внешнего спроса (в силу торможения мировой экономики) будет компенсироваться государственной поддержкой внешнеэкономической деятельности. Премьер Госсовета КНР Ли Кэцян особо подчёркивает, что «с учётом актуальных потребностей Китая в повышении качества и эффективности национальной экономики и её модернизации следует неуклонно расширять открытость внешнему миру».

****

В то же время представитель Сбербанка в КНР Сергей Цыплаков уверен: не стоит преуменьшать степень сложности нынешней политической и экономической обстановки в Китае, равно как не стоит преувеличивать успехи, достигнутые страной под руководством председателя КПК Си Цзиньпина («Независимая газета», 8 апреля 2016 г.).

Но справедливо и обратное утверждение: не стоит преувеличивать степень сложности нынешней политической и экономической обстановки в Китае, равно как не стоит преуменьшать успехи.

Основой современной китайской политической мысли принято считать конфуцианство — каждый должен знать своё место: правитель править, подданный подчиняться; власть быть уделом аристократии.

Однако многие китайские философы ещё в эпоху императоров высказывали радикально иную идею — власть по достоинствам, а не по праву рождения. «Отказываться от власти, а не монополизировать её, есть полнейшее выражение мудрости», — гласит запись на одном из манускриптов (Slon.ru, 14 апреля 2016 г.).

При всей идеологической непоколебимости китайское руководство демонстрирует адекватную гибкость в проведении экономических реформ, следуя мысли Дэн Сяопина: неважно, какого цвета кошка, важно, чтобы ловила мышей.

Информация к размышлению

Артём Кобзев, заведующий отделом Китая Института востоковедения РАН: современный Шанхай — это западное лицо Китая. Но есть и «китайский» Китай, который «разворачивается на Восток, можно сказать, внутрь себя экономически, и политически, и общекультурно» (Slon.ru, 11 апреля 2016 г.).

Возникает любопытный парадокс. Китай в экономике продуманно и объективно разворачивался и будет разворачиваться на Запад. Мы в чём-то продуманно, но в немалой степени вынужденно разворачиваемся сегодня на Восток, прежде всего, в сторону Китая.

Андрей Островский, заместитель директора Института Дальнего Востока РАН, уверен, что Китай вполне может считаться альтернативой, особенно для Забайкальского края, Амурской области, Еврейской автономной области. Там доля Китая в товарообороте территорий 90—95%. Дальнему Востоку без сотрудничества с Китаем не выжить (Slon.ru, 11 апреля 2016 г.).

Возникает своеобразный «эффект вторых рук», когда заимствование и сотрудничество с Китаем в технологиях, оборудовании, производимой продукции, дальнейших разработках в ряде случаев будет означать освоение тех же западных новаций, но уже адаптированных к китайским условиям. Это не обязательно всегда плохо, но потребует обоснованного принятия решений. Готовы ли соответствующие российские структуры к такой ответственной деятельности, предусматривающей баланс в контактах с Востоком и Западом? Вопрос остаётся открытым…

*****

Задумаемся: кому сегодня легко даются реформы и кто не испытывает трудностей при их осуществлении? Какая ещё страна на протяжении трёх последних десятилетий демонстрировала темпы роста ВВП более 10%, а в ближайшие годы планирует их на уровне чуть менее 7%? Смешанная модель по-китайски — это долгосрочная перспектива или кратковременная возможность реализовать программные цели и задачи?

На первые два вопроса ответы очевидны. Трудно, безусловно, всем государствам. Что касается темпов роста ВВП, то 3,0—3,5% для развитых экономик сегодня — вполне респектабельный результат даже с учётом ухудшения прогнозов роста глобальной экономики. Особенно на фоне продолжающегося падения объёмов российского ВВП, или, как мудрёно говорят высокопоставленные чиновники, отрицательных темпов экономического роста (согласно подсчётам экспертов МВФ в 2016 г. ВВП России сократится на 1,8%. — РБК, 13 апреля 2016 г.).

Информация к размышлению

В 2015 г. экономический рост Китая замедлился до 6,9% — самый низкий показатель за 25 лет, а в I квартале 2016 г. — до 6,7%.

Ли Кэцян: экономика сталкивается с трудностями и нуждается в сокращении избыточных производственных мощностей («Ведомости», 14 апреля 2016 г.).

В стоимостном выражении объёмы промышленного производства в I квартале по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. увеличились на 5,8%. В годовом исчислении объёмы добычи полезных ископаемых выросли на 2,1%, в обрабатывающем производстве — на 6,5%, в hi-tech-индустрии — на 9,2%, в машиностроении — на 7,5% (http://www.rbc.ru/rbcfreenews/5710a2169a7947510b0da76f).

Особый интерес представляет китайская модель экономического развития — не игнорирующая национально-исторические ценности, рационально использующая достижения предшественников и ориентирующая на завершение строительства общества умеренного процветания как воплощение «китайской мечты».

На рисунке 1 приведены рейтинги Китая в различных сферах жизнедеятельности. Если лидерство в численности населения давнее, то остальные представленные показатели — свидетельство выдающихся достижений китайского народа начиная с 80-х годов прошлого столетия, последовательного превращения страны в мировую супердержаву (http://politrussia.com/ekonomika/kitay-pridavil-rubl-302/?utm_source=mpuls&utm_medium=exchange&utm_campaign=31829&utm_content=21328297&utm_placement=206).


Рисунок 1. Глобальные лидирующие позиции КНР

С. Цыплаков обращает внимание на три важные составляющие: углубление реформ, ориентированных на «решающую роль рынка», примат Конституции, управление государством на основе верховенства закона и укрепление руководящей роли КПК с ужесточением дисциплины и требовательности внутри партии и к чиновникам.

По его мнению, китайское руководство осознаёт противоречие между расходящимися векторами экономического и политического курсов, что учитывается в проведении «правой политики левыми руками».

Одновременно просматривается тенденция централизации принятия решений узким кругом лиц, близких к лидеру Китая Си Цзиньпину. В используемых методах борьбы с коррупцией проявляется всесилие парткомиссий, подмявших судебную и правоохранительную систему с опасностью бесконтрольности и злоупотреблений, что уже случалось в истории. Происходит закручивание гаек в идеологической сфере.

В действующей «право-левой политике» автор видит отход от некоторых заветов Дэн Сяопина, в частности, от идеи разделения партийной и административной власти, чтобы, сконцентрировав политические рычаги по Мао Цзэдуну, «добиться решительного прорыва на экономическом фронте реформы» (РБК, 13 апреля 2016 г.).

*****

В центре внимания — вопрос о роли государства. Количественное сокращение госсектора не подорвало монопольные позиции в ключевых отраслях. Сформировалась полуконтролируемая, полурыночная экономическая система, или экономика власть имущих.

Более того. В нулевые годы, в 2009—2010 гг. роль государства усилилась. Отсюда актуальность реформирования системы «бюрократического капитализма». Проблема в использовании старого политического (преимущественно командно-административного) инструментария при созидании новой экономики.

Информация к размышлению

После высказываний Си Цзиньпина о слишком высоких вознаграждениях управленческого персонала по стране прокатилась волна «добровольных» сокращений зарплат топ-менеджмента.

Понимая важность подкрепления реформ (в первую очередь структурных и институциональных преобразований) активной инициативой снизу, «раскрепощением сознания», возникновением в обществе атмосферы дискуссий и обсуждений, Си Цзиньпин призвал укреплять отношения между чиновниками и бизнесменами, которые должны быть «близкими и чистыми».

С. Цыплаков: необходимый инновационный рывок обострит проблему занятости в связи с закрытием и реорганизацией предприятий. «Градус социальной напряженности будет повышаться, а следовательно, атаки слева на правый экономический курс“ ещё более усилятся» (там же).

Не менее вероятна критика с правого фланга, «на котором также растут чувства неудовлетворенности и разочарования медленными темпами реформ».

Чтобы избежать неудачи, следует «преодолеть противоречие между экономическим содержанием реформ и политическими методами их осуществления». И не забывать предостережение Дэн Сяопина: «Без реформы политической системы обеспечить успех экономической реформы будет невозможно» (выделено мной. — В.Т., там же).

*****

Подвергая сомнению способность китайского руководства обеспечить адекватные политические перемены и преодолеть доминирование политики над экономической целесообразностью, фактически критикуя своего рода тактику маневрирования между «левым» и «правым», С. Цыплаков прогнозирует КНР в недалёком будущем сложные экономические проблемы.

Однако статистика I квартала текущего года указывает на рост инвестиций (в январе — феврале на 10,2% против 10% по итогам 2015 г.), прибыли предприятий (за тот же период на 4,8%) и оживление на рынке недвижимости (за тот же период продано жилых площадей на 28,2% больше, или на 43,6% больше в стоимостном выражении). На 6,3% увеличились поступления в госбюджет. Индекс деловой активности в производственном секторе PMI впервые с августа прошлого года оказался выше уровня в 50 пунктов, что означает активизацию данного сектора экономики («Финмаркет», 13 апреля 2016 г.).

Информация к размышлению

1. В январе — марте Китай импортировал рекордный объем нефти — 91,1 млн тонн, что на 13% больше, чем в январе — марте 2015 г. По оценке Чжуна Фуляна, вице-президента China International United Petroleum & Chemicals Co., в 2016 г. Китай может обойти США и стать крупнейшим мировым импортером нефти с показателем порядка 7,5 млн баррелей в сутки (http://www.finmarket.ru/database/news/4261076).

2. По данным главного таможенного управления КНР, стоимость китайского экспорта выросла в марте на 11,5%, Импорт сократился на 13,8%. Профицит торгового баланса в феврале снизился с 32,5 млрд долл. до 29,8 млрд. («Ведомости», 14 апреля 2016 г.).

Чуан Динг, экономист Standard Chartered Bank Ltd.: на фоне сокращения мирового спроса нельзя с уверенностью говорить о переломном моменте в китайской экономике. Но официальный представитель Госкомитета по делам развития и реформ КНР Чжао Чэньсинь считает, что в целом экономика Китая взяла хороший старт (там же).

*****

Уверенно развивающаяся китайская промышленность рассматривает различные варианты инвестиционных вложений в экономику соседних государств — Таиланда, Мьянмы, Бангладеш и др., в том числе экспорт производственных мощностей на Дальний Восток. Речь может идти о переносе в дальневосточные регионы предприятий 12 различных отраслей (http://minvostokrazvitia.ru/press-nter/news_minvostok/?ELEMENT_ID=4189).

По мнению А. Островского, условия, предлагаемые в ТОР (территории опережающего развития), привлекательны для китайских инвесторов и выгодны нашей стране. У Китая недостаточно нефтеперерабатывающих мощностей. В Амурской области будет построен нефтеперерабатывающий завод. В дальневосточные регионы будет поставляться 30% бензина, а экспорт в Китай (70%) даст валютную выручку (там же).

Модель ТОР ориентирует на развитие производств, выпускающих высокотехнологичную продукцию на экспорт в страны АТР.

Но, как отметил руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги Александр Габуев, «нужно хорошо обсудить условия реализации проектов для того, чтобы они стали реальностью, а не только договорённостью на словах. Нужно чётко знать, зачем китайцы переносят и что мы на самом деле можем им предложить» (там же).

Примечательно мнение Владислав Иноземцева, директора Центра исследований постиндустриального общества: «Наши люди будут работать на современных предприятиях, учиться современным технологическим процессам, и при этом мы будем поставлять за рубеж не только сырьё и материалы». Китайцы начинали так же — приходили иностранные компании и создавали там производства. Это были первые шаги в становлении Китая как экспортной державы (выделено мной. — В.Т., там же).

Известно, что среди главных проблем Дальнего Востока, особенно небольших населенных пунктов, — неразвитость производства, отсутствие достойных рабочих мест, отток населения. Привлечение в дальневосточные регионы иностранного бизнеса в значительной степени поможет решать вопросы комплексно.

Если в регионах появятся китайские, корейские и японские предприятия, на них смогут работать сами дальневосточники. Отсюда налоги в бюджеты, совершенствование инфраструктуры, спрос на местные энергоресурсы и сырьё, возрождение малых городов, решение социальных проблем. В перспективе — ускорение социально-экономического развития территорий и рост объёмов внешней торговли регионов Дальнего Востока со странами АТР (там же).

Информация к размышлению

Китай предоставит кредит на строительство высокоскоростной магистрали (ВСМ) Москва — Казань в размере 400 млрд руб., а также долговое финансирование, эквивалентное 250 млрд руб. для участка Москва — Нижний Новгород и 150 млрд руб. для участка Нижний Новгород — Казань. Общая стоимость строительства ВСМ Москва — Казань —1,068 трлн руб. Участок Москва-Казань станет частью высокоскоростной магистрали Москва — Пекин, стоимость строительства — 7 трлн руб., и проекта «Шелковый путь», который свяжет Китай с рынками Европы и Ближнего Востока (ТАСС/Экономика и бизнес, 29 апреля 2016 г.).

Китай — наш стратегический партнёр. Об этом говорят много и часто. Но желаемое не может заменить действительное. В 2015 г. торговый оборот между Китаем и Россией сократился на 27,8% (до 64,2 млрд долл.), объём экспорта китайских товаров в РФ упал на 34,4%, а российской экспорт в Китай — на 19,1% (http://www.rosbalt.ru/business/2016/01/13/1479059.html).

Товарооборот России и Европейского союза в 2015 г. упал на 40% — до 230 млрд долларов (Алексей Лихачёв, замглавы Минэкономразвития России. — «Взгляд», 13 января 2016 г.), с США товарооборот с января по октябрь 2015 г. составил около 17,4 млрд долл. (падение на 30,5%) (http://tass.ru/ekonomika/2556726).

В то же время товарооборот Китая с США в 2015 г. превысил 500 млрд долл., с Евросоюзом только за первую половину 2015 г., сократившись на 6,8%, — 242 млрд евро (http://www.unian.net/world/1100351-die-welt-haos-na-birjah-kitaya-ne-samaya-bolshaya-problema.html).

Китай стремительно овладевает лучшими бизнес-практиками, современным корпоративным управлением и давно стал глобальным игроком.    В декабре прошлого года в рамках проекта «Шелковый путь» в Грузию прибыл первый поезд из Китая в обход российской территории. Речь идет о транспортировке грузов по маршруту Китай – Европа за 10–15 дней вместо морского пути в течение 40–45 дней («Ведомости», 20 марта 2016 г.).

Информация к размышлению

1.Реальная позиция китайского руководства: отношения с Россией не являются союзническими и не направлены против третьих стран. Пекин не будет ссориться с Москвой ради Запада, но точно также не видит оснований ссориться с Западом ради России. Одна из причин — объем товарооборота Китая с США и ЕС даже не в разы, а на порядки больше, чем с Россией («Независимая газета», 29 апреля 2016 г.).

2. «Жэньминь жибао»: корпорация China Merchants Group вложит 500 млн долл. в   китайско-белорусский торгово-логистический комплекс   (площадб около 1 кв. км) в китайско-белорусском промышленном парке (площадь более 90 кв. км) недалеко от Минска.   В строительстве   промышленного парка участвуют китайские компании ZTE и Zoomlion («Независимая газета», 16 мая 2016 г.).

3. Алексей Маслов, Высшая школа экономики:«Китай в первую очередь вкладывает деньги туда, где точно уверен в получении прибыли…, в КНР ценят стабильность… Сотрудничая с Белоруссией, Китай рассчитывает окружить Россию транспортным и логистическим коридором и тем самым инициировать начало новых переговоров и новых отношений с РФ» (Выделено мной. — В.Т., там же).

На рисунке 2 представлены результаты опроса россиян фондом «Общественное мнение» об их отношении к Китаю. По мнению половины опрошенных, разумно укреплять экономические и политические отношения одновременно со странами Запада и Китаем. Однозначное предпочтение восточному соседу отдали 27%, Западу — 10%. Три четверти россиян относят Китай к дружественным России государствам. При этом более половины (54%) респондентов не считают усиление Китая опасным для России (http://politrussia.com/ekonomika/kitay-pridavil-rubl-302/?utm_source=mpuls&utm_medium=exchange&utm_campaign=31829&utm_content=21328297&utm_placement=206).

По сообщению агентство «Синьхуа», власти КНР скорректировали оценку перспектив развития российской экономики — Россия    выдержит кризис.    Китайскому бизнесу рекомендовано сотрудничать с наиболее стабильными российскими предприятиями для увеличения общего объема российско-китайской торговли («Независимая газета», 21 апреля 2016 г.).


Рисунок 2. Как россияне относятся к КНР?

Китайская поговорка XV века гласит: «Зачерпни воду, и луна будет в твоей руке». Китайская пословица утверждает: «У сильных людей есть желания, а у слабых мечты».

Чтобы стать лидером в глобальном мире, надо хорошо усваивать уроки.

Сумма:
%