1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 145

Китай: снижение перед взлётом?

Китайскую экономику штормит. «Худеющий» юань подрывает стабильность глобальных финансовых рынков и сеет панику среди инвесторов. Под влиянием западных санкций напряглись и в России, пытаясь совершить судьбоносный «восточный разворот», во многом ограничиваясь Китаем. Мнения международных экспертов о позитивном либо негативном исходе разделились: одни предвидят конец «китайского чуда», другие, напротив, уверены, что Китай справится с возникшими проблемами и укрепит лидирующие позиции в мире

Китайский рывок

Сразу оговоримся: проведение экономических реформ — условие необходимое, но недостаточное для того, чтобы страна превратилась в мировую промышленную фабрику, на которой представлены ведущие транснациональные корпорации.

В России «то там, то тут» провозглашают и пытаются осуществить назревшие преобразования. Однако «процесс не идёт». Потому что отсутствует национальная стратегия развитияобъективная и системная, формулирующая долгосрочные цели и приоритеты, соответствующие глобальным трендам XXI века. Персонифицированная по уровням вертикаль власти и «ручное управление» — идеальные условия для декларируемых, но плохо выполняемых программ, принятия конъюнктурных решений по текущим задачам в угоду ведомственным и корпоративным интересам.

Информация к размышлению

Александр Габуев, член Совета по внешней и оборонной политике, руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги: за прошедшие 30 лет доля Китая в мировом производстве возросла до 22%. В 2011 г. страна обошла США по объёму произведенной продукции и постепенно увеличивает отрыв (доля США — 17,4%). Среднегодовой темп прироста ВВП начиная с середины 1990-х гг. составил в среднем 10,5%. Китай стал крупнейшим торговым партнёром США с профицитом в торговом балансе до 350 млрд долл. («Коммерсантъ», 15 июля 2015 г.).

Среди важнейших факторов успеха — встраивание в мировую экономическую систему через ориентацию создаваемых производств на внешние рынки (на начальном этапе реформ миллиард бедного населения не мог способствовать формированию полноценного внутреннего потребительского рынка), учёт культурно-исторических особенностей, местных преимуществ, реальной ситуации в целом.

В частности, крестьянским хозяйствам в долгосрочную аренду была передана земля. Дешёвые трудовые ресурсы, преференции (низкие налоговые ставки), минимизация регулятивного участия государства в деятельности ОЭЗ, продуманная макроэкономическая и торговая политика, грамотная логистика, (миллиарды долларов вложены в улучшение инфраструктуры, строительство новых портов, аэропортов, железных дорог, автотрасс) и т.д. были эффективно использованы при создании особых экономических зон в густонаселенных приморских провинциях. Развитие промышленности в ОЭЗ обеспечило работой десятки миллионов крестьян, покидавших деревни. В 1980-е — 1990-е гг. средний уровень зарплат рабочих в ОЭЗ не превышал 100 долл. в месяц (там же).

Информация к размышлению

Первые ОЭЗ появились в южных провинциях Гуандун и Фуцзянь на берегу Тихого океана — рядом с Гонконгом и Тайванем. В 1980 г. были основаны зоны в Шэньчжэне, Чжухае, Шаньтоу и Сямыне. К 1984 г. их количество увеличилось на 14, а к концу 1980-х в ОЭЗ стали превращать регионы и отдельные провинции (например, Хайнань). Постепенно ОЭЗ стали органичной индустриальной составляющей мировой экономики (там же).

Растущий инвестиционный интерес представителей китайской диаспоры (хуацяо), в первую очередь из Сингапура, Малайзии, Индонезии и США, а позднее ведущих западных компаний, позволил привлечь значительный капитал и использовать апробированный управленческий опыт в организации первых крупных частных компаний и совместных предприятий.

Позитивную роль сыграло вступление в ВТО, которое произошло не по престижным либо политическим соображениям, а как следствие уверенного конкурентного развития китайской экономики

Следует также обратить внимание, что до настоящего времени юань не является свободно конвертируемой валютой. Это позволяет Народному банку Китая управлять при необходимости курсом валюты в интересах экспортёров.

И конечно, неоценима выдающаяся роль в успехе экономических реформ лидера страны — Дэн Сяопина, проявившего и политическую волю, и государственную мудрость. Под его руководством была разработана и начала претворяться в жизнь долгосрочная Стратегия социально-экономического развития с китайской спецификой.

Формально уйдя с первых позиций, Дэн остался отцом нации, вдохновляя и консолидируя общество, содействуя творческому осмыслению происходящего, воспитывая в сторонниках его радикальных (для коммунистического Китая того времени) экономических взглядов упорство и способность к преодолению неизбежно возникающих противоречий и трудностей роста на длительном пути экономического и социального прогресса.

Информация к размышлению

При Дэне Сяопине был взят курс на трансформацию сельского хозяйства и свободу предпринимательства. При Цзянь Цзэмине осуществлялся   переход к рыночной экономике, реформировались государственные предприятия, страна присоединилась к Всемирной Торговой Организации. При Ху Цзиньтао и Вэнь Цзябао упор был сделан на изменения в сфере социального обеспечения («Россия в глобальной политике», 10 августа 2015 г.).

Новые ориентиры

Начиная с 2000-х гг. некоторые выше отмеченные конкурентные преимущества Китая стали менее значимыми. Растёт средняя зарплата по стране, достигшая в 2012 г. в промышленности 7500 долл. в год.

Информация к размышлению

1. В мае 2014 г. средняя зарплата в России по данным Росстата составляла 930 долл., в августе 2015 г. —   упала до 525 долл., или на 43,5% в текущих рыночных ценах («Slon.ru», 8 сентября 2015 г.).

2. По данным Росстата, среднемесячная заработная плата в целом по экономике в РФ в январе-июне текущего года составила 36,3 тыс. руб., уменьшившись на 0,6% к аналогичному периоду 2014 г. («Финмаркет», 8 сентября 2015 г.).

Следовательно, средняя годовая зарплата россиянина ниже, чем у китайца.

Ужесточается законодательная защита прав трудящихся. Вступил в силу «Закон о трудовых контрактах», в основном соответствующий мировым практикам. Становятся более жёсткими экологические требования. По подсчётам экспертов, если не предпринять срочных мер, расходы на природоохранные мероприятия и ликвидацию негативных последствий в ближайшее время могут достичь 8% ВВП, тем самым фактически обнуляя экономический рост («Коммерсант», 15 июля 2015 г.).

Еще три тенденции,   являющиеся значимым вызовом для производителей в Китае, называет консалтинговая компания McKinsey: растущая требовательность потребителей, усложняющаяся логистика и повышение мировой экономической волатильности (там же)

Логично, что с 2013 г. происходит смена одного из важнейших ориентиров китайских реформ — экспортной доминанты на развитие ёмкого внутреннего рынка с одновременным переходом на рыночные механизмы ценообразования на ресурсы экономики ( включая юань). Понятно, что завоевать ниши активно стремятся не только местные, но и зарубежные производители. Возможность заработать заставляет их мириться со слабой защитой интеллектуальной собственности, растущими издержками, коррупцией (там же).

Торможение по-китайски

В июне фондовый рынок КНР обвалился на 30%, обесценившись на 4,5 трлн долл. (почти три российских ВВП). Летом начал падение юань: 11 августа — на 1,9%, 12-го — на 1,6%, 13-го — на 1,1%. По заявлению ЦБ Китая, речь идёт о стремлении сделать более рыночным механизм формирования курса нацвалюты. Либерализация курса — один из важнейших критериев Международного валютного фонда, по которому юань будет оцениваться для включения в список мировых резервных валют («Ведомости», 31 августа 2015 г., http://svop.ru/main/16238/).

Китай ужесточает валютный контроль, так как замедление экономики и ожидания снижения курса юаня усиливают законный и незаконный отток капитала («Ведомости», 3 сентября 2015 г.). Так, через личные валютные счета в Шанхае без подтверждающих документов можно будет покупать не более $50 тыс. в сутки. («Финмаркет», 8 сентября 2015 г.).

В происходящем просматривается попытка не только стимулировать тормозящую экономику, но и, возможно, косвенно помочь экспортёрам восстановить позиции после июльского падения экспорта на 8,8% по сравнению с июлем 2014 г. За этот период другие валюты снизились в среднем на 3,6%, подрывая конкурентоспособность китайских товаров на мировых рынках («Ведомости», 3 сентября 2015 г.).

Информация к размышлению

1. С 1 по 26 августа российская валюта полегчала к доллару на 15,7%,   бразильский реал – на 6,3%, турецкая лира – на 6,1%, китайский юань — всего на 3,4% («Slon.ru», 8 сентября 2015 г.)

2. Правительство КНР за три месяца потратило около 236 млрд долл. В августе валютные резервы Народного банка Китая сократились на   96 млрд долл. («Lenta.ru», 8 сентября 2015 г.).

В производстве продукции на экспорт участвуют примерно 200 млн человек, компактно живущих в цепочке прибрежных провинций. Отсюда социальная подоплёка предпринятых действий Центробанка. В последние пять лет доля экспорта в китайском ВВП в среднем составляла 22,6% (30,6% в 2004 г.), а потребление — порядка половины ВВП. Это ограничивает возможности предпринимаемого тактического манёвра с целью продолжить идти намеченным партией курсом — партийную установку на всемерное развитие внутреннего рынка никто не отменял.

Добавляют проблем и характерные для экономик, освобождающихся от чрезмерного присутствия государства, рост долгов, неэффективность госрасходов, слабый контроль центра над регионами, нерентабельные инвестпроекты, «пузыри» на рынке жилья и на бирже.

Правительство объявило о реформе крупных госкомпаний, собственником которых является государство, чтобы повысить их рентабельность и конкурентоспособность, привлечь частный капитал   в различные отрасли — от энергетики и транспорта до телекоммуникаций. («Ведомости», 15 сентября 2015 г.).

Госкомпании сосредоточены в ключевых сферах китайской экономики — авиа- и судостроении, энергетике, автомобилестроении, сталелитейной, химической и угледобывающей промышленности, строительстве. Но как отмечают аналитики Dow Jones, в плане нет указаний на то, могут ли быть обанкрочены неэффективные госкомпании, возможность чего считается необходимым условием для успешной реализации нового плана («Газета.ru», 15 сентября 2015 г.).

Кроме того, власти намерены выделять средства на инфраструктурные проекты, сокращать налоги для малого и среднего бизнеса, стимулировать строительство магазинов беспошлинной торговли (там же).

Весьма острая проблема — долги. По оценкам McKinsey, в 2014 г. уровень долга в КНР достиг 28 трлн долл., или 282% ВВП. Аналитики считают, что комфортное обслуживание такого долга могут обеспечить темпы роста порядка 15% против официальных 7% («Ведомости», 31 августа 2015 г.).

Информация к размышлению

В Китае отношение выданных кредитов к ВВП составляет 25,4% (максимум среди крупных экономик мира), в — 16,6%, в Бразилии —15,7%, говорится в докладе Банка международных расчетов BIS. Показатель выше 10% исторически указывает, что вероятность возникновения «серьезных проблем в банковском секторе» в ближайшие три года превышает 65% («Финмаркет», 14 сентября 2015 г.).

Ещё одна нарастающая проблема — наблюдаемая дезорганизация системы принятия решений, сопровождающаяся потерей управляемости.

Однако в январе-августе прямые иностранные инвестиции в экономику Китая выросли на 9,2% относительно аналогичного периода прошлого года и составили 85,34 млрд долл. Причём в августе темпы подъема показателя значительно ускорились по сравнению с ростом на 5,2% в июле («Финмаркет», 10 сентября 2015 г.).

Уроки для России

Что касается «рикошета» китайских проблем по России, то здесь эксперт выделяет, прежде всего, два обстоятельства.

Первое — опасность ориентации на практически единственного «монопольного покупателя». При известных обстоятельствах (например, падении цен на энергоресурсы) он не упустит возможность «выкрутить руки» поставщику в вопросах ценообразования. Что мы уже сейчас можем наблюдать (или догадываться). Это указывает на необходимость развивать экспортную инфраструктуру, ориентируясь на «большую Азию», а не только на «большой Китай».

Так, в последние годы две трети мирового прироста спроса на нефть приходилось на Китай. Замедление китайской экономики (до 7% роста ВВП в год) сокращает спрос и понижает мировые цены на нефть. Кроме того, Китай является одним из крупнейших потребителей и других сырьевых товаров, составляющих традиционный российский экспорт (http://echo.msk.ru/blog/nikolaev_i/1613918-echo/).

Второе. Существует громадная экономическая взаимозависимость между Китаем и США с торговым оборотом порядка 600 млрд долл. Внешняя торговля между Россией и Китаем в 2014 г. превысил 90 млрд долл., но за шесть месяцев 2015 г. снизилась на 29% — до 30,6 млрд долл. («Газета.ru»,   2 сентября 2015 г.). По данным статистики   Россия выбыла из десятки крупнейших торговых партнёров Китая («Slon.ru», 15 сентября 2015 г.).

Информация к размышлению

1. Отметим сдержанность и осмотрительность китайских компаний в отношении российских компаний вследствие   антироссийских санкций. Так,    предприятиям с госучастием «рекомендовано не сотрудничать» с крымскими компаниями, но такой запрет не распространяется на частный бизнес («Взгляд», 7 сентября 2015 г.).

2. Василий Титов, первый заместитель президента-председателя правления ВТБ: банки КНР «излишне тщательно» подходят    к соблюдению режима санкций в отношении российских финансовых институтов. Платежи, которые обычно проходили за три дня, теперь проходят за две недели («Lenta.ru», 5 сентября 2015 г.).

3. Вагит Аликперов, президент компании «Лукойл»:   «У нас ни разу не было удачи в переговорах с китайскими банками. Они готовы финансировать либо под покупку нефти, либо под поставку оборудования. Это самые дорогие кредиты в мире. Мы такими кредитами не пользуемся». В дальнейшем санкции буду сказываться всё больше («Ведомости», 7 сентября 2015 г.).

Показательна позиция китайской «Жэньминь жибао»: «Для торговли газом Китаю и России необходимо преодолеть недопонимание». Китай — лидер по объему импорта и «никакой покупатель не получит возможность устанавливать для Китая монопольно высокие цены. Россия также должна признать: конкурентное давление других крупных экспортеров очень велико» (http://vk.com/v.inozemtsev?w=wall-45398997_2001).

Иностранные инвесторы оценивают сегодня перспективы вложений в российскую экономику в первую очередь с точки зрения ситуации на нефтяном рынке и санкций. По этой причине, например, западные подрядчики все больше опасаются работать с «Роснефтью» из-за риска новых ограничений. Неслучайно «Роснефть» впервые привлекает китайскую компанию для бурения на шельфе Охотского моря («Ведомости», 3 сентября 2015 г.).

Вместе с тем, по данным CFA Institute — международной ассоциации, объединяющей 120 тыс. профессиональных инвесторов, в 2015 г. Россия оказалась на четвертом месте после США, Китая и Индии с точки зрения перспективности инвестиций. Наибольшую активность проявляют суверенные фонды стран Персидского залива — Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейта, Бахрейна («Slon.ru», 8 сентября 2015 г.).

Но без нормализации отношений с Западом развитие    экономического сотрудничества России с другими странами в целом будет весьма сдержанным.

Заслуживает внимания мнение Виктора Ларина, директора Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН. Он указывает на   абстрактные ориентиры   и попытку    «поворота» через интенсификацию двусторонних отношений с отдельными странами Азии порождают множественность   интерпретаций осуществляемой политики. Говорят о   «фундаментальном изменении отношений России с азиатскими партнерами», её «возвращении в Восточную Азию», «китайской карте». Но скептики     не видят    глубокой заинтересованности и возможности   реального стратегического и экономического «поворота». По общему мнению, Москва не нацелена на «фундаментальную переориентацию» с Европы на Азию и ее действия проистекают от стремления «уравновесить европоцентричную внешнюю политику» страны (http://ni.globalaffairs.ru/ne-poteryat-napravlenie/).

Непростое сотрудничество

С 2010 г. КНР прочно удерживает позицию главного торгового партнера России. В ходе сентябрьского визита в Китай президент России Владимир Путин заявил, что наши двусторонние отношения,   несмотря на все внешние проблемы, развиваются достаточно интенсивно. Но оптимизм главы государства не освобождает от необходимости   просчитывать    все возможные последствия «разворота» — в настоящем и будущем.

«Газпром» начал работы по строительству магистрального газопровода «Сила Сибири». Проект   предусматривает транспортировку «голубого топлива» Якутского и Иркутского центров газодобычи на Дальний Восток России и его экспорт в Китай. Протяженность газопровода — около 4 тыс. км, его работу будут обеспечивать 8 компрессорных станций общей мощностью 1331 МВт. Поставки российского газа в Китай по восточному маршруту начнутся в период c мая 2019 г. по май 2021 г. («Прайм», 1 сентября 2015 г.).

В «Газпроме» уверены, что контракт     является безубыточным даже при цене нефти около 50 долл. за баррель («Slon.ru», 7 сентября 2015 г.). Однако при текущих ценах на углеводороды существуют риски, что строительство такой трубы может оказаться нерентабельным, что противоречит политической составляющей принятого решения.

Информация к размышлению

Стоимость долгосрочных контрактов «Газпрома» привязана к нефтяным котировкам, с падением которых   российский газ начинает дешеветь. В первом квартале текущего года — до 284 долл. за 1 тыс. кубометров, во втором   — до 251 долл.   По оценкам экспертов к концу 2015 г. стоимость газа упадет почти на 30% — до 180 долл., в первом квартале 2016 г. — до 170 долл. («Газета.ru», 7 сентября 2015 г.).

Примечательно заявление генеральный директор «Газпром экспорта» Елены Бурмистровой: «Находимся в переговорах, в том числе и по цене. Так как за прошедшее время произошли драматические изменения на рынке. Пока мы не пришли к соглашению по цене. Но мы в состоянии найти компромисс» («Финмаркет», 7 сенября 2015 г.).

Таким образом, вопрос о том, заменит ли Китай   Евросоюз в качестве основного потребителя российского газа остаётся открытым. Объективно Россия и Китай — партнеры с разными интересами. Китай хотел бы видеть в России    поставщика сырья. А Россия хотела бы   поставлять сырьё с высокой степенью переработки. Символично высказывание   директора департамента Министерства коммерции КНР Лин Цзи: «это ваша проблема» («Независимая газета», 2 сентября 2015 г.).

Не будем забывать о бюрократии и проволочках, в том числе финансовых, с российской стороны. Например, не исключено, что в строительство моста через Амур инвесторы из Поднебесной вложатся вместо российских. Китайская часть моста в 1,9 км может быть достроена уже в ноябре. Работы на российских 300 м еще не начаты («Ведомости», 7 сентября 2015 г.).

Таким образом, выстраивая систему взаимоотношений с миром, отдаляясь от Европы и разворачиваясь на Восток, нужно предвидеть как возможности расширения российского присутствия на мировом рынке, так и опасность сделать неверный шаг и потерять даже то, что есть («Россия в глобальной политике», 3 июля 2015 г.).

В связи с этим представляется своевременным подписание «Газпромом»   в рамках Восточного экономического форума соглашения акционеров совместной проектной компании по строительству газопровода «Северный поток-2». Будут проложены   две нитки газопровода   суммарной мощностью 55 млрд кубометров газа в год от побережья России через Балтийское море до побережья Германии. Среди подписантов — «Газпром», E.On, Shell, OMV («РИА НОВОСТИ», 4 сентября 2015 г.).

Информация к размышлению

Игорь Николаев, директор департамента стратегического анализа компании ФБК: негативное влияние нарастающих экономических трудностей на экономику России проявляется двояко: через падение спроса на сырьё, цены на нефть и пр., а также через реализацию более скромных планов двустороннего экономического сотрудничества. Это может стать одной из причин затяжного характера экономического кризиса в России (http://echo.msk.ru/blog/nikolaev_i/1613918-echo/).

То взлёт, то посадка?

Удастся ли   провести тяжёлый корабль китайской экономики между Сциллой и Харибдой глобальных и национальных трудностей, найти баланс между заявленной долгосрочной стратегией и текущими тактическими действиями — покажет ближайшее будущее.

Министры финансов «Группы 20» (это 85% мировой экономики) признают: никаких угроз для дальнейшего роста Китая не существует. Рост в 2015 г. превысит 7%, причем   в настоящее время наблюдается ускорение в производстве электроэнергии, скоростных поездов и прочих высокотехнологичных продуктов, грузовых перевозках, увеличивается потребительский спрос («РИА Новости», 9 сентября 2015 г.).

Глава Министерства финансов Германии Вольфганг Шойбле отмечает: «Китайские коллеги четко сказали, что твердо собираются провести амбициозные реформы и будут заниматься подготовкой новых изменений». Необходимости нервничать нет («РБК», 5 сентября 2015 г.).

Американский медиа-магнат Майкл Блумберг: у китайской экономики «колоссальный потенциал». Ничто не развивается по прямой,   но хорошее правительство и немного удачи позволят сделать спад локальным и минимальным. Тем, кто сталкивается с финансовыми проблемами, он рекомендует   «чуть раньше вставать, чуть позже ложиться и упорнее работать» («Lenta.ru», 8 сентября 2015 г.).

Китаевед А. Габуев подчёркивает: «Пока в КНР не произошло и не происходит ничего такого, чтобы беспокоиться за Китай больше обычного» («Ведомости», 31 августа 2015 г.).

В любом случае, будем помнить слова Александра Пушкина: «Мне должно держать ухо востро; при первой неудаче они свою шею выкупят моею головой»…