1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Промышленность в марте немного оживилась

По сообщению Росстата, в марте промышленное производство в годовом сопоставлении после февральского прироста немного снизилось (что некоторые эксперты не драматизируют), а к предыдущему периоду с поправкой на сезонность и календарность — оживилось. Независимые экспертные центры представляют как чуть более, так и чуть менее оптимистичную картину, но в целом солидарны.

В марте промышленность, по данным Росстата, год к году снизила выпуск продукции на 0,5%, относительно предыдущего месяца он фактически вырос на 9,1%, а с исключением сезонного и календарного факторов прирост составил 0,4%. За I квартал промпроизводство сократилось в годовом выражении на 0,6%, к предыдущему периоду (фактически) — на 11,8%.

Для сравнения: в феврале аналогичные месячные показатели составили +1, +3 и 0%. Таким образом, март проиграл февралю, причем со скатыванием из плюса в минус, по годовому сопоставлению. Но напомним, что к февральскому росту промпроизводства на 1% ранее многие эксперты отнеслись скептически, справедливо указав на «лишний» — високосный — день по сравнению с февралем 2015 г. Поэтому можно говорить, что в минувшем марте промышленность выглядит все-таки чуть живее, чем месяцем ранее.

Данные статистики по видам деятельности подсказывают, что эту толику живости придала промышленности добыча полезных ископаемых, хотя стоит учитывать, что нижеследующие показатели представлены Росстатом без календарной и сезонной корректировки.

Добыча в марте год к году увеличилась на 4,2%, что менее бодро февральского прироста (+5,8%), но к предыдущему периоду она выросла на 8,3% после февральского спада (–4,1%). Квартал добывающие производства закрыли ростом в годовом сопоставлении на 3,4% и снижением к предыдущему периоду на 4%.

У обрабатывающих производств в марте динамика выпуска по сравнению с февральской ухудшилась и в годовом измерении, и к предыдущему месяцу: –2,8% против –1% и +11,5% против 12,9% соответственно. Относительно I квартала 2015 г. обработка сократилась на 3,1%, а относительно IV квартала — на 19,7%.

Зависящее от погодных капризов производство и распределение электроэнергии, газа и воды в марте год к году снизилось на 0,8% против 0% в феврале, к предыдущему месяцу — на 0,8% (–12,5% соответственно). Квартал этот вид промдеятельности завершил ростом на 0,6% в годовом исчислении и на 7,6% относительно октября — декабря 2015 г.

Судя по данным о выпуске важнейших видов продукции, действительно хорошо выглядят добывающие производства (кроме добычи газа, что, вероятно, связано с сезонными и погодными ограничителями). В обработке явно неплохо идут дела у главного бенефициара импортозамещения — производства продуктов питания. В легкой промышленности немало производств с высокими показателями выпуска. То же можно сказать о химической промышленности. Вроде бы веселее стала выглядеть статистика металлургов. Среди высокотехнологичных производств завидные темпы выпуска у газовых турбин, высокие — у тепловозов, что, впрочем, может объясняться особенностью их производственного цикла и низкой сравнительной базой. Сезонность и та же база могли подстегнуть рост выпуска тракторов для сельского хозяйства и сеялок. Грузовые автомобили и автоприцепы тоже «на ходу».

Отдельное приятное замечание — очень приличный рост выпуска бытовых холодильников и телевизоров. Если это не работа на склад, то можно помечтать о росте спроса на товары длительного пользования со стороны населения. К автомобилям это явно не относится — их выпуск по-прежнему в глубоком минусе.

Эти наблюдения в целом подкрепляются и выводами независимых экспертов, опирающихся на собственные методики подсчетов. Например, Институт проблем естественных монополий (ИПЕМ) мониторит состояние промышленности на основе своих индексов, и по итогам марта индекс ИПЕМ-производство вырос в годовом выражении на 1%, а ИПЕМ-спрос — на 0,1%. Расчет последнего индекса в отраслевом разрезе показал экспертам института продолжение роста спроса в добывающих и низкотехнологичных отраслях (в частности, это и производство пищевых продуктов). В высокотехнологичных отраслях спрос продолжил сокращаться, но из-за очень низкой базы прошлого года темпы падения замедлились.

Признаки «весеннего пробуждения» в данных Росстата отмечают и эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования. И хотя промпроизводство по официальной статистике снизилось на 0,5%, они, как и месяц назад, напоминают, что 1% прироста в феврале — следствие високосности, поэтому мартовское сокращение не означает ухудшения ситуации.

Тем не менее, по собственной оценке аналитиков ЦМАКП, их расчеты «дают более тусклую картину». Относительно февраля с правкой на сезонность их показатель мартовского прироста совпал с росстатовским — 0,4%, но в среднем за квартал — лишь 0,1%. И в годовом сопоставлении, по расчетам ЦМАКП, снижение промпроизводства в марте глубже официального — –0,8% и даже с устранением календарности — –0,6%.

По видам промдеятельности относительно февраля мартовские показатели экспертов центра с поправкой на сезонность следующие:

  • добыча полезных ископаемых — +0,9%;

  • обрабатывающие производства — –0,2%. В частности пищевые производства — +0,5%, сырьевые — +0,8%, производство нефтепродуктов — +1%, товары инвестиционного спроса — –3,3%, производство товаров длительного пользования — +2%, производство непродовольственных товаров повседневного спроса — +0,7%;

  • производство и распределение электроэнергии, газа и воды — +1,6%.

Из всего можно заключить, что чуть выше, чуть ниже экспертный оптимизм, но в главном оценки сходятся: хуже всего себя чувствуют высокотехнологичные производства, выпускающие инвестиционные товары.