1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 142

Статья «Мошенничество» остается универсальной дубинкой для бизнеса

Основным рычагом, с помощью которого недобросовестные следователи «трамбуют» предпринимателей, остается ст. 159 «Мошенничество» УК РФ. Именно на нее приходится «добрая» половина всех уголовных дел, связанных с экономикой. Изменить ситуацию, по мнению экспертов, может отказ от тотального обвинительного уклона, которым страдает современное российское правоприменение.

Несмотря на все усилия, направленные на защиту прав предпринимателей, ситуацию с необоснованными преследованиями бизнеса, по оценке сопредседателя «Деловой России» Андрея Назарова, пока не удалось изменить в лучшую сторону. «Статья 159 „Мошенничество“ УК РФ по-прежнему остается универсальной дубинкой для бизнеса, — подчеркнул „делорос“. — Более половины обращений в Центр „Бизнес против коррупции“ именно по ней. На оставшиеся статьи экономического блока столько же обращений, сколько на одну статью!»

Пресловутая статья УК РФ легла в основу большинства резонансных уголовных дел, ход которых озвучил на пресс-конференции в РИА «Новости» бизнес-омбудсмен Борис Титов. Одним из наиболее вопиющих случаев стало дело красноярского предпринимателя Валерия Грачева. Его обвинили в мошенничестве после выплаты вознаграждения членам совета директоров компании. «Человек принимает решение выплатить премию сотрудникам, — прокомментировал ситуацию уполномоченный по защите прав предпринимателей. — Через пять лет приходит следователь и говорит, что он нарушил закон. Это ни в каком случае не „уголовка“. А его задерживают в аэропорту под камеры и арестовывают. Хорошо, что выпустили под домашний арест. Но уголовное дело никак не закроют».

Директора завода по выпуску антигололедных материалов Рустама Гильфанова подвело использование инновационного компонента, который разлагается в почве. «Следствие сначала решило, что инновационный компонент, который экологически чист, так как разлагается в почве, в составе реагента лишний, а значит, его добавление в антигололедную смесь — мошенничество, — заметил А. Назаров. — Теперь его обвиняют, что количество состава не соответствовало его же спецификации. Хотя мэрия специально закупила более дешевый реагент».

Печальную известность приобрело дело предпринимателя Александра Хуруджи, фирме которого Межрегиональная распределительная сетевая компания (МРСК) задолжала за поставленную энергию. «Несмотря на выигранные арбитражные суды, заводится уголовное дело, и его вместе с компаньоном сажают. Причем компаньона под домашний арест, а Хуруджи, который уже не работает в этой компании, в СИЗО, — отметил Б. Титов. — Это типичный спор хозяйствующих субъектов. Откуда здесь взялось уголовное преследование и почему он сидит?»

Еще один пострадавший от бизнеса — Юрий Осипенко — уже почти шесть лет сидит в Ростовском СИЗО по обвинению в том, что он «похитил деньги неизвестным способом у граждан», напомнил г-н Назаров.

Доброе слово нашлось у бизнес-омбудсмена даже о скандально известном предпринимателе Сергее Полонском. «У него не было выстроенной системы менеджмента в компании, — считает Б. Титов. — ...Да, у него в компании царил хаос, но он не вор».

В целом в результате вмешательства института Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей в 25 случаях уголовные дела были прекращены на стадии следствия, 23 раза изменена мера пресечения, восемь раз был изменен приговор, семь раз приговор был отменен.

Конечно, это не самый большой процент от общего количества обращений, рассматриваемых на федеральном уровне, но каждое дело потребовало огромных усилий. «Иногда эта работа идет годами, — отметил Б. Титов. — Если прокуратура активно нам помогает, то следственные органы чаще настроены репрессивно».

Современное российское правоприменение, по мнению председателя коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Евгения Корчаго, давно и безнадежно страдает болезнью тотального обвинительного уклона. В жерло карательно-репрессивного механизма попадает любой, кто сталкивается с российской правоохранительной и судебной системой. Подтверждением вышеуказанных утверждений является пугающая статистика оправдательных приговоров — менее 1% в год.

«Единственным кардинальным решением данной проблемы, способным переломить ситуацию незаконного уголовного преследования бизнесменов и улучшить инвестиционный климат в стране, является изменение подхода руководства судебной системы к оценке деятельности судов», — считает эксперт.