1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 376

Борис Титов: «Мы предлагаем предусмотреть особо бережное отношение к предпринимателям»

Как избежать необоснованного уголовного преследования, сократить число проверок бизнеса, снизить его налоговое бремя и неналоговые платежи, рассказывает читателям «ЭЖ» уполномоченный по защите прав предпринимателей при Президенте РФ Борис Титов.

«ЭЖ»: Борис Юрьевич, большие опасения у многих российских предпринимателей вызывают риски, связанные с опасностью безосновательного уголовного преследования. Расскажите, пожалуйста, какие меры вы предлагаете в рамках пакета мер по гуманизации законодательства, чтобы защитить бизнесменов от таких ситуаций.

Борис Титов: Эти риски, к сожалению не преувеличены. Более 50% опрошенных нами бизнесменов считают ведение бизнеса в России делом небезопасным, прежде всего, именно с точки зрения необоснованного уголовного преследования. Доля обращений по уголовной проблематике колеблется от 10 до 15% от общего числа, но именно они — наиболее трудно решаемые. Именно поэтому мы стараемся как можно больше проблем решить на системном уровне. Одним из способов это сделать и является шестой пакет гуманизации уголовного законодательства в экономической сфере.

На данный момент мы выдвигаем предложения по трем направлениям. В УК РФ предлагается ввести нормы, предусматривающие возможность замены наказания за экономические преступления в виде лишения свободы кратными штрафами, отмену для экономических статей квалифицирующего признака «группа лиц», увеличение в два раза суммы порогового ущерба по экономическим преступлениям. Также мы считаем целесообразным декриминализировать целых три статьи УК РФ: ст. 171 «Незаконное предпринимательство», ст. 180 «Незаконное использование товарного знака» и ст. 194 «Уклонение от уплаты таможенных платежей».

В УПК РФ мы предлагаем предусмотреть особо бережное обращение с предпринимателями. Так, мы считаем необходимым изменить порядок возбуждения уголовных дел в отношении бизнесменов (только с санкции прокурора либо главы следственного органа) и установить обязательное приобщение материалов экспертизы, проведенной по инициативе стороны защиты.

Третий блок предложений касается реформы судебной системы для обеспечения ее более объективной работы. Так, президент страны уже поддержал нашу инициативу ввести институт следственных судей, которые будут принимать решения о мере пресечения, о назначении судебных экспертиз и иных процессуальных действиях во время проведения предварительного следствия.

«ЭЖ»: Что нужно сделать, по вашему мнению, для снижения количества проверок бизнеса и повышения объективности результатов?

Б. Т.: Надо сказать, что сейчас президент и правительство предпринимают шаги для снижения количества проверок. Рассматривается пакет изменений в законы «О государственной и муниципальной контрольной (надзорной) деятельности» и «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» и т.д.

Они подразумевают введение трехлетнего моратория на проверки для МСП, если в предыдущие три года компанией не совершено существенных нарушений.

Это большой шаг вперед, но тут мы, конечно, встречаем сильное сопротивление. Так, в первом чтении в закон вошел целый ряд моментов, существенно ограничивающих число предпринимателей, которые смогут претендовать на освобождение от проверок. Значительно расширяется трактовка существенного нарушения (в Поручении президента под ним подразумеваются исключительно нарушения, несущие угрозу жизни и здоровью граждан), произвольно и, конечно, не в пользу бизнеса трактуются временные критерии для попадания под действие закона. Сейчас мы стараемся внести изменения в закон во втором чтении.

«ЭЖ»: В России множество контрольных госорганов, армия чиновников, занятых проверками. Можно ли как-то систематизировать их работу?

Б. Т.: С 1 июля начал работать Единый реестр проверок, и мы рассчитываем, что он позволит навести порядок в статистике проверок. По данным Минэкономразвития, в нашей стране проводится 2,7 млн проверок в год, а согласно нашим соцопросам более 70% компаний в 2014 г. имели проверки, при этом большинство из них — не одну, а четверть опрошенных — даже больше четырех. Учитывая, что общее количество субъектов бизнеса в России более 7 млн, то и общее количество проверок в год явно больше официальных данных в несколько раз.

Мы надеемся, что Единый реестр позволит выявить «узкие места» в проверочной деятельности, даст картину по конкретным регионам, ведомствам, видам проверок. Мы также ожидаем снижения коррупционного давления на бизнес: не каждый чиновник-коррупционер пожелает, чтобы проводимая им проверка фиксировалась в едином реестре.

«ЭЖ»: Какие налоги, мешающие развитию несырьевого бизнеса, можно снизить?

Б. Т.: Анализ показывает, что основная тяжесть налогообложения приходится на прямые налоги, включая отчисления с фонда оплаты труда. На налог на прибыль приходится 17% от совокупной налоговой ставки, на страховые взносы — 72%. Последние и есть главный резерв снижения налогов.

Сегодня мы говорим о том, что совокупную налоговую нагрузку на бизнес надо снижать хотя бы до среднемирового уровня — до 40,9%. К примеру, можно снизить ставку страховых взносов до 10% для предприятий с высокопроизводительными рабочими местами с целью стимулирования повышения производительности труда и выведения фонда оплаты труда (ФОТ) из тени.

По данным Федерации независимых профсоюзов России, около 50% ФОТ находится в тени. В случае предоставления льготы — снижения ставки страховых взносов до 10% — бюджеты государственных внебюджетных фондов ничего не теряют, а федеральный и региональные бюджеты получают дополнительные поступления по НДФЛ.

Кроме того, необходимо вернуть ЕСН и регрессионную шкалу налогообложения. Так, по расчетам, затраты бизнеса на уплату ЕСН в год на одного работника со среднегодовым ФОТ 744 000 руб. составят 113 440 руб., а при действующей системе затраты на уплату страховых взносов равняются 217 094 руб. Возвращение ЕСН позволит сократить издержки бизнеса и обеспечить вывод ФОТ из тени.

«ЭЖ»: Правительство приняло решение о моратории на ряд неналоговых платежей, но их число пока невелико. Что бы вы добавили в их список?

Б. Т.: В настоящее время создана Межведомственная рабочая группа при Минэкономразвития, где активно обсуждаются меры по «заморозке» неналоговых платежей либо их оптимизации. Так, сегодня остро стоит проблема специальной оценки условий труда работников: для проведения аттестации рабочего места, например, одного офисного работника затраты бизнеса составляют от 600 до 900 руб.

Кроме того, необходимо установить мораторий на уплату таких неналоговых платежей, как плата за проведение фитосанитарного обеззараживания зерна, плата за пользование водными объектами, находящимися в федеральной собственности, плата за негативное воздействие на окружающую среду, арендная плата за лесопользование и др.

«ЭЖ»: Российские предприниматели неоднократно отмечали, что у нас нет четкой стратегии развития промышленности. Намерены ли вы участвовать в подготовке этого важнейшего документа?

Б. Т.: Это действительно так. И это тема крайне острая. Стратегия — это, прежде всего, ориентиры для предпринимателей. С ее помощью они могут понять, каковы приоритеты развития экономики, промышленности. Сейчас стратегии нет, есть только сценарии. Этот вопрос также поднимался на встрече президента страны с представителями индустриальных предприятий, которая прошла в рамках Санкт-Петербургского форума.

Правительству поставлена задача — до лета следующего года сформировать стратегию социально-экономического развития страны. Мы считаем, что можно создать совместную рабочую группу Минэкономразвития, Минпромторга, ОНФ, Института уполномоченного по защите прав предпринимателей, ведущих бизнес-ассоциаций для выработки такой стратегии с тем, чтобы потом сделать ее частью Стратегии правительства, одной из главных ее составляющих частей.