Соглашение об отступном недействительно при отсутствии обязательства, которое подлежит прекращению

| статьи | печать

Сделка о предоставлении отступного для прекращения несуществующего обязательства является ничтожной как нарушающая требование закона, если при этом она посягает на права третьих лиц. К такому выводу пришел Верховный суд РФ в Определении от 26.10.2015 № 305-ЭС15-8046 по делу № А41-42990/2011.

Суть дела

Участники общества с ограниченной ответственностью (далее — Общество) заключили договор займа денежных средств в сумме 61 млн руб. с третьим лицом (далее — кредитор). Исполнение обязательств заемщиками было обеспечено поручительством Общества. Примерно через полтора года в отношении Общества было возбуждено дело о банкротстве. После этого между кредитором по договору займа и поручителем было подписано соглашение о предоставлении отступного. Общество передало кредитору земельный участок и производственно-складской комплекс, тем самым прекратив свои обязательства и обязательства своих участников по договору займа.

Конкурсный управляющий Общества (далее — заявитель) обратился в суд с требованием признать недействительной сделку по предоставлению отступного.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции пришел к выводу, что заявитель просил о признании недействительной оспоримой сделки. По мнению суда, предоставление поручителем отступного должно квалифицироваться в качестве подозрительной сделки должника, а также сделки, влекущей за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами (ст. 61.2, 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Указанные основания недействительности влекут оспоримость, а не ничтожность соответствующих сделок (п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“», далее — постановление № 63).

Кроме того, суд пояснил, что поскольку сделка по предоставлению отступного является крупной, то это также подтверждает ее оспоримость, а не ничтожность (по смыслу п. 5 ст. 46 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Вопрос о том, относится ли оспариваемая сделка к ничтожным или оспоримым, в рассматриваемом деле имел принципиальное значение. Его решение влияло на исчисление срока исковой давности, который для ничтожных сделок составляет три года, а для оспоримых всего год (ст. 181 ГК РФ). Посчитав, что спорная сделка относится к категории оспоримых, суд отказал заявителю в удовлетворении его требований, так как установленный для таких сделок годичный срок исковой давности был пропущен, о чем и заявил кредитор.

Суд апелляционной инстанции и окружной суд согласились с выводами о пропуске срока исковой давности. Доводы заявителя суды не рассматривали по существу, в то время как конкурсный управляющий подвергал сомнению наличие заемных обязательств, которые обеспечивались поручительством.

Позиция Верховного Суда

Верховный суд РФ отменил принятые по делу судебные акты и направил его на новое рассмотрение.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ (далее — Судебная коллегия) отметила, что заявитель неоднократно обращал внимание судов нижестоящих инстанций на отсутствие в материалах дела документов, которые могли бы подтвердить существование основного обязательства. Заявитель указывал на непредставление ответчиком в суд долговых расписок, непередачу Обществу документов, удостоверяющих требования к основным должникам, за которых оно поручилось. Названные доводы должны были вызвать у судов сомнение в том, что основное обязательство вообще существовало. В силу правовой природы отступного оно не может существовать в отсутствие основного обязательства, а сделка по предоставлению отступного в погашение несуществующего обязательства является ничтожной (ст. 168, 409 ГК РФ).

Срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной составляет три года с начала исполнения сделки. Таким образом, исковая давность заявителем пропущена не была. Следовательно, суды нижестоящих инстанций должны были рассмотреть по существу доводы конкурсного управляющего об отсутствии обязательства Общества как поручителя по погашению задолженности перед кредитором.

Кроме того, Судебная коллегия, сославшись на разъяснения Президиума ВАС РФ, рекомендовала судам оценить, доказано ли наличие задолженности перед кредитором у участников общества (п. 26 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.12 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»). Судам необходимо было выяснить, позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должникам заем в размере 61 млн руб. на момент предполагаемой передачи денег.

Более того, сделка Общества по передаче отступного могла быть признана судами недействительной как по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, так и по общим, установленным ГК РФ. Если суд придет к выводу, что сделка недействительна по иному основанию, чем то, на которое ссылается заявитель, то характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами, определяется судом, а сделка признается недействительной в соответствии с надлежащей нормой права (ч. 1 ст. 133, ч. 1 ст. 168 АПК РФ). Так, вопреки мнению конкурсного управляющего, сама по себе выдача хозяйственным обществом поручительства по обязательствам его участников не противоречит формальным требованиям законодательства, не содержащего соответствующих запретов. Вместе с тем Президиум ВАС РФ допускал возможность признания договора ничтожным, если будет установлен факт недобросовестного поведения контрагента. Например, когда недобросовестный контрагент воспользовался тем, что единоличный исполнительный орган другой стороны по сделке при заключении договора действовал явно в ущерб последней (п. 9 информационного письма от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Однако суды не оценили доводы конкурсного управляющего, утверждавшего, что спорная сделка по предоставлению отступного была направлена на причинение вреда кредиторам общества путем совершения участниками общества и заимодавцем согласованных действий.

Также на основании Закона о банкротстве могут быть признаны недействительными сделки с предпочтением в отношении одного из кредиторов перед другими кредиторами (далее — сделка с предпочтением), являющиеся оспоримыми сделками. В рассматриваемом споре, вероятно, имело место оказание предпочтения кредитору по договору займа перед остальными кредиторами Общества, проходящего процедуру банкротства. Исковая давность по требованию о признании сделки с предпочтением недействительной составляет один год. Течение срока начинается с момента, когда первоначально утвержденный конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки с предпочтением.

Если предположить, что отступное предоставлено Обществом по существующему обязательству, то такое предоставление произошло уже после принятия к производству заявления о признании банкротом должника. При этом в процедуре наблюдения в реестр требований кредиторов Общества была включена задолженность в размере, превышающем 66 млн руб., которая не была погашена должником после возбуждения дела о банкротстве. В такой ситуации вызывает сомнение передача в качестве отступного недвижимого имущества стоимостью 61 млн руб.

Судебная коллегия рекомендовала судам проверить наличие признаков предпочтительности: получил ли кредитор по договору займа большее удовлетворение, чем ему было положено по закону, и нарушены ли этим права и законные интересы добросовестных кредиторов, которые получили меньше причитающегося.

Суды не рассмотрели и вопрос о том, с какого момента арбитражный управляющий должен был узнать о возможном совершении Обществом сделки с предпочтением, чтобы установить, истекла ли исковая давность для оспаривания сделки по предоставлению отступного по этому основанию.

Таким образом, Судебная коллегия пришла к выводу, что обстоятельства и условия заключения оспариваемой конкурсным управляющим сделки должным образом судами нижестоящих инстанций не исследовались. При новом рассмотрении спора суды должны будут установить, существовало ли основное обязательство. Если наличие договора займа между участниками Общества и заимодавцем, а также сам факт передачи денег подтвердятся, то необходимо проверить, оспорима ли сделка по иным основаниям. В частности, не являлось ли ее совершение недобросовестным поведением (злоупотреблением правом) со стороны участников общества. Судам также предстоит проверить, не являлась ли сделка оспоримой по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (например, как сделка с предпочтением).

День
Неделя
Месяц