1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1905

При взыскании убытков, причиненных обеспечением иска, доказывать вину ответчика не требуется

Вина ответчика не входит в предмет доказывания по искам о возмещении вреда, причиненного истцу в результате принятия обеспечительных мер в отношении его имущества. К такому выводу пришел Верховный суд РФ в Определении от 14.09.2015 № 307-ЭС15-3663 по делу № А56-17785/2014.

Суть дела

Банк (далее — истец) заявил о включении в реестр требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью (далее — общество, ответчик), признанного банкротом, требования, обеспеченного залогом имущества (двумя автозаправочными станциями и земельными участками под ними). Реализация предмета залога результатов не дала, и банк оставил его за собой. В дальнейшем конкурсным управляющим были инициированы несколько судебных процессов, в рамках которых суды трижды выносили определения о запрете управлению Росреестра производить регистрационные действия в отношении указанного имущества.

Все судебные процессы общество в итоге проиграло, и банк обратился в суд с требованием к обществу о возмещении убытков, причиненных применением обеспечительных мер. Банк, выступая уже в роли истца. утверждал, что не имел возможности зарегистрировать право собственности на имущество и, как следствие, распоряжаться им.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции удовлетворил требования банка, посчитав, что истец имеет право на возмещение убытков, причиненных ему обеспечительными мерами, если лицо, ходатайствовавшее об их принятии, проиграло процесс. В качестве доказательства получения обществом выгоды от использования автозаправок в период действия обеспечительных мер банк предоставил суду договоры, подтверждающие сдачу обществом указанного имущества в аренду. Исходя из презумпции добросовестности участников гражданского процесса, суд признал, что ставка арендной платы в упомянутых договорах является разумной и соответствует плате, взимаемой за использование аналогичного имущества. Следовательно, банк был вправе рассчитывать на получение как минимум не меньшего дохода, если бы имел возможность распоряжаться автозаправочными станциями. Суд пояснил, что, требуя применения обеспечительных мер, общество должно было осознавать возможность возникновения у банка финансовых потерь в связи с такими ограничениями.

Руководствуясь разъяснениями Президиума ВАС РФ (информационное письмо от 25.11.2008 № 127), суд отметил, что возможность квалификации действий как злоупотребления правом не зависит от того, указывала ли другая сторона спора на данные действия своего оппонента.

Общество обжаловало решение суда в апелляционный суд. В жалобе ответчик утверждал, что, поскольку отказ в иске не был связан с заведомым намерением общества причинить вред, злоупотребив своим правом ходатайствовать о применении обеспечения, то такое ходатайство само по себе не может расцениваться как противоправное поведение.

Апелляцию доводы общества убедили, решение было отменено и в удовлетворении требований истца отказано. Суд посчитал, что банк не доказал причинно-следственную связь между запретом на совершение регистрационных действий и и причинением ему убытков. Суд указал, что, заявляя иск о взыскании убытков в виде неполученной прибыли, банк должен был доказать, что собирался сдавать имущество в аренду. Выражаться такие намерения могли в ведении переговоров с потенциальными контрагентами, наличии предварительных договоров, предусматривающих передачу автозаправочных станций в пользование другим лицам за плату. Однако подтверждения того, что банк такие действия осуществил, в материалах дела отсутствовали. Суд обратил внимание сторон процесса на стремление истца продать имущество с торгов, впоследствии признанных несостоявшимися не по его вине. Замечание ответчика о том, что для банка не является обычной практикой сдача в аренду АЗС, суд также учел.

Расчет убытков, лежащий в основе решения первой инстанции, на стадии апелляции был признан необоснованным, так как истец не доказал, что готовился сдать имущество в аренду (например, банк не направлял коммерческих предложений с обозначением конкретной цены каким либо лицам).

Суд пришел к выводу, что недобросовестность общества при заявлении ходатайств о применении обеспечительных мер не доказана. Вина лица, которому адресован иск о возмещении убытков, причиненных обеспечительными мерами, и его противоправное поведение должны быть установлены.

Вслед за судом апелляционной инстанции суд округа подтвердил эту позицию, указав, что изъятий из общего порядка привлечения к ответственности арбитражным процессуальным законодательством в данном случае не предусмотрено.

В обоснование своей точки зрения суд сослался на положение ГК РФ (ст. 1064), в соответствии с которым лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. При этом законом может быть предусмотрено возмещение вреда и в случае отсутствия вины причинителя. Если же убытки причиняются правомерными действиями, то возмещение происходит только при наличии отдельного указания в нормативно-правовом акте. Норма о возмещении убытков, причиненных обеспечительными мерами, не предусматривает возмещения вреда ни в одном из перечисленных случаев. Следовательно, вина подлежит доказыванию.

Банк не согласился с постановлением арбитражного суда округа и обратился с жалобой в Верховный суд РФ.

Позиция Верховного суда РФ

ВС РФ усмотрел нарушения материального и процессуального права в обжалуемых судебных актах.

Вывод апелляции и кассации о том, что истец обязан доказать вину ответчика, причинившего ему убытки, суд отверг. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ (далее — Судебная коллегия) пояснила, что согласно арбитражно-процессуальному законодательству риск совершения процессуальных действий лежит на участниках спора, при этом за ответчиком закреплено специальное право требовать возмещения убытков, которые были ему причинены в результате применения обеспечения иска. Воспользоваться этим правом он может, если требования истца не будут удовлетворены.

Судебная коллегия отметила, что в предмет доказывания по рассматриваемому спору не входит установление виновности лица, инициировавшего принятие обеспечительных мер. Право на возмещение убытков основано исключительно на прямом указании закона.

Отказ в иске о возмещении таких убытков означал бы отсутствие необходимого предупредительного воздействия на лиц, которые заявляют требования о наложении обеспечительных мер.

Оценивая выводы нижестоящих судов о том, что истцу не удалось обосновать убытки и определить их размер, Судебная коллегия напомнила о правилах определения размера убытков, установленных ГК РФ. Так, в удовлетворении требований не может быть отказано только на том основании, что размер убытков невозможно точно установить. В этом случае их размер определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности. Кроме того, апелляционным судом и судом округа не были опровергнуты выводы суда первой инстанции, согласно которым для расчета размера убытков могли быть учтены имевшиеся арендные отношения.

Решение суда первой инстанции Судебная коллегия тоже отменила, поскольку в нем не были отражены важные для рассмотрения спора обстоятельства. Во-первых, суд не проанализировал, почему в период, когда имущество было свободно от ареста, банк не зарегистрировал право собственности на него. Во-вторых, судом не было проверено, от чьего имени конкурсным управляющим подавалось ходатайство о принятии обеспечительных мер — от своего имени или от имени общества. Это упущение помешало установить ответчика по делу.

Принимая во внимание перечисленные нарушения, Судебная коллегия приняла решение направить спор на новое рассмотрение.