1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 296

В июле цены на лекарства опять рванут вверх

В Высшей школе экономики предсказывают новый виток роста цен на жизненно важные лекарства после 1 июля. Эксперты ВШЭ ожидают роста цен примерно на 90% ассортимента, говорят о цифре в 16% и связывают рост с новыми полномочиями Минздрава по индексации цен производителей медикаментов. Новые полномочия по регулированию цен Минздрав получит со вступлением в силу поправок к закону об обращении лекарственных средств, с 1 июля. Пока цены на препараты из списка ЖНВЛП регулируются Минздравом вручную. За январь — апрель они выросли на 8,9 %.

Анализ ВШЭ говорит, что цены производителей в начале этого года росли медленнее, чем в рознице (5,7% против 13—16%). Таким образом, цены производителей не покрыли издержки, что сделало производство убыточным. По словам Александра Филиппова, гендиректора сети аптек «Ригла», «вряд ли цены сразу поменяются. Поначалу производителям придётся самим зарегистрировать новую входную цену». Только после этого цена поменяется в рознице в рамках госнаценки. Однако взрывного характера роста цен скорее всего не будет, процесс повышения цен не автоматизирован.

«Министр здравоохранения говорила, что на 30% проиндексируют цены производителей жизненно важных лекарств из категории стоимости ниже 50 руб., потому что они в убытке, — отмечает старший научный сотрудник Центра развития НИУ ВШЭ Елена Балашова. — А те, что стоят от 50 до 500 руб., подорожают на уровень прошлогодней инфляции. После вступления в силу закона повышение цен будет нормой. Зная структуру жизненно важных лекарств (порядка 30% — самые дешёвые, порядка 60% — средняя категория), мы получаем подорожание».

Согласно исследованию ВШЭ, в этом году розничные цены на лекарства опережали по темпам роста отпускные с фабрик. В первую очередь это коснулось дешёвых препаратов (с ценой ниже 50 руб. за упаковку). Рост цен на такие препараты из перечня ЖНВЛП составил около 14% в апреле 2015 г. по сравнению с апрелем 2014 г., на не относящиеся к этому перечню — 39%. Импортные лекарства за то же время дорожали в три раза медленнее отечественных.

Ещё в апреле Дмитрий Медведев, говоря о ситуации с дешёвыми лекарствами, признавал, что «по этому сегменту лекарственных препаратов происходит некоторое выбывание, и нас это не может не настораживать. По всей видимости, нам придётся дотировать эти производства».

«Индексация на 1—2 руб. ничего не даст производителям, для которых уже сейчас выпуск этих препаратов ниже уровня рентабельности, — считает председатель отраслевого отделения по фармации и биотехнологиям „Деловой России“, председатель НП „Медико-фармацевтические проекты. XXI век“ Захар Голант. — Есть риск, что они просто будут вымываться и исчезать с рынка. Очень не хотелось бы прогнозировать дефицит, но такая опасность действительно есть, если правительство не примет решения об индексации».

Правда, эксперт сомневается также и в предсказываемом ВШЭ росте цен на 16%. Среднее повышение цены, по его словам, может составить уровень инфляции прошлого года — 11,4%. И произойдет это не единовременно, а после согласования в Минздраве и ФСТ.

«Из-за девальвации рубля производство дешёвых препаратов стало невыгодным, ведь сырьё и субстанции импортные, — говорит владелец „Р-Фарм“ Алексей Репик. — Регулирование в сегменте цен до 50 руб. можно либо отменить, либо свести к минимуму, зафиксировав цену на прилавке за счёт государства. Не вижу большой проблемы в этом: весь объём этого рынка — это сейчас не миллиарды, российский бюджет это переварит и даже не заметит».

Розничные цены в этом году быстрее всего поднимались на дешёвые лекарства. А вот иностранные лекарства дорожали в три раза медленнее отечественных, ведь до этого года зарубежным производителям не давали индексировать цены. При этом импорт в натуральном выражении вырос больше, чем внутреннее производство за I квартал (12,6 против 11,6%). Это можно объяснить тем, что зарубежные производители хотят остаться на российском рынке, сохранив конкурентоспособность.

«Зарубежные производители не имели возможности индексировать цены на лекарства в России с 2010 г., — говорит исполнительный директор Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM, куда входят в том числе Abbot, AstraZeneca, Bayer, Pfizer и другие) Владимир Шипков. — Об этом мы все годы мечтали, просили и приводили аргументы регуляторам. Иностранные производители, безусловно, приветствовали бы решение об индексации и воспользовались бы возможностью в рамках изменённого законодательства».

Ажиотажный спрос на лекарства в конце прошлого года, создание запаса для госзакупок и аптек Горздрава, резкий скачок цен производителей в январе стимулировали наращивание выпуска фармацевтической продукции в начале текущего года, отмечают эксперты. Но импорт в натуральном выражении вырос ещё больше, чем внутреннее производство за I квартал, — на 12,6% против 11,6%.

Такая ситуация объясняется желанием зарубежных производителей остаться на российском рынке, сохранив ценовую конкурентоспособность. «Если условная цена импорта (в долларах США за тонну) в I квартале упала на 41,5%, то рублёвая цена (при пересчёте по курсу Банка России) выросла на 5%, то есть даже меньше, чем цена производителей на ЖНВЛП за тот же период. Так что пока импорт выигрывает, а импортозамещение остаётся в планах на 2020 г.», — отмечается в бюллетене ВШЭ.