1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 162

Основатель фри-джаза Орнетт Коулман ушёл в вечность

Американский джазовый саксофонист Орнетт Коулман умер в возрасте 85 лет. Фри-джаз, возникший во многом благодаря работам Коулмана, жив.

В 1960 г. О. Коулман записал диск Free Jazz: A Collective Improvisation, который, как считается, и породил целое направление музыки. На самом деле этот альбом лишь дал название «фри-джаз». Сам же свободный джаз к тому времени уже вполне успешно развивался.

1950-е — начало 1960-х гг. — золотое время джаза. Сегодня в Нью-Йорке в знаменитое когда-то кафе «Гринвич-Виллидж» уже не придёшь после обеда, чтобы увидеть, как собираются легендарные музыканты на репетицию перед концертом и начинают порой такой джем, который ты будешь помнить всю жизнь.

В те славные деньки и творил революцию в джазе О. Коулман. Даже названия его альбомов были, как говорится, в тренде: Something Else!!! («Нечто новое!!!» 1958), The Shape of Jazz to Come («Форма будущего джаза», 1959), Tomorrow is the Question! («Всё дело в завтрашнем дне», 1959), Change of the Century («Смена веков», 1959). В оформлении альбома Free Jazz ключевую роль играла картина художника-абстракциониста Джексона Поллока «Белый свет».

Как и положено гению, О. Коулман хлебнул унижений. Когда уроженец техасского городка Форт-Уорт и последователь Чарли Паркера приехал в Лос-Анджелес, то долго не мог найти работу. Его стремление играть в «промежутках» между тонами раздражали более традиционно настроенных партнёров. Коулман просто гнали от клуба к клубу.

Не принял Коулмана Майлз Дэвис. Приняли же дирижёр Леонард Бернстайн и композитор Вирджил Томпсон, которые считали его гением и новатором.

На этом испытания великого джазмена не закончились. Он достиг статуса революционера-ниспровергателя, а то и гения, едва ему перевалило за 30. Просто повторять из вечера в вечер уже сыгранное, как умеют многие, он не мог, но и ниспровергать уже было нечего.

К 1970-м гг. многие джазисты и рок-музыканты, которым становилось тесно в рамках жанра, обращались к симфонической музыке. Коулман записал в 1972 г. с Лондонским симфоническим оркестром альбом Skies of America, который представлял собой цельную композицию для оркестра. Сам Коулман играл лишь в некоторых её фрагментах, никакого иного джазового инструментария в альбоме не было.

Но в конце 1980-х гг. он вновь вернулся к джазу, причём к ритму. Новый ансамбль получил название Prime Time — «Первичный ритм». 80-е гг. вообще можно назвать временем, тяжёлым для музыки. Электронные инструменты вытесняли исполнителей, новых идей, кроме как сыграть прежнее на синтезаторе, было мало или вообще не было, публика жаждала не импровизаций, а голого ритма для танца. Коулман тоже включил в состав электроинструменты и использовал элементы фанка. Но все эти увлечения закончились, и мастер вернулся к нормальной музыке.

Он пытался разработать целую музыкальную философию, которую он назвал «гармолодика». Её суть сводится к сочетанию изощрённой композиторской техники европейской академической музыки второй половины ХХ века с не менее изощрённой ритмической основой африканской музыки.

В 2009 г. Коулман первым среди джазовых музыкантов был избран куратором популярного лондонского фестиваля Meltdown, и трёхтысячный Royal Festival Hall встретил его появление на сцене десятиминутной овацией.

Маэстро был удостоен высших наград в области культуры и искусства. В 1969 г. он был включён в Джазовый зал славы журнала Down Beat. В 2007 г. его альбом Sound Grammar был удостоен Пулитцеровской премии. В том же году он получил почётную премию «Грэмми» за достижения в мире музыки.