1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2301

Верховный суд готовит разъяснения про увольнения руководителей компаний

Руководители организаций тоже люди и могут быть уволены по самым различным причинам. Но в отличие от простого сотрудника, «топы» обычно уносят с собой так называемые «золотые парашюты» — солидные материальные компенсации. Причины увольнений и размер получаемых впоследствии выходных пособий часто становятся предметом судебных разбирательств. Верховный суд РФ обобщил судебную практику по таким делам и готовит разъяснения по трудовым вопросам увольнения руководителей и топ-менеджеров организаций.

Обсуждение проекта постановления Пленума ВС РФ «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации» (далее — Проект постановления) прошло 26 мая в Верховном суде РФ. На заседании присутствовал и корреспондент «ЭЖ».

Практика разрешения трудовых споров с руководителями нуждается в обобщении

Несмотря на то что дела с учас­тием руководителей предприятий не являются преобладающими в общем числе дел по трудовым спорам, судьи отмечают их особую социальную значимость, поскольку рассмот­рение таких дел всегда широко обсуждается в трудовом коллективе, муссируется в СМИ и имеет большой резонанс в обществе (см., например, «ЭЖ», 2014, № 14, с. 08, № 43, с. 01).

Необходимость обобщения судебной практики по этому вопросу признал и Верховный суд РФ после того, как был проведен аналитический мониторинг судебной практики, который выявил большое количество вопросов, требующих разъяснений нормативных положений, касающихся трудовых прав и обязанностей руководителей и членов исполнительных органов организаций и предприятий независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности. По мнению участников Пленума ВС РФ, разрабатываемый до­кумен­т поможет соблюсти разумный баланс интересов между сторонами при заключении трудовых договора.

«С момента принятия последних разъяснений по делам данной категории (имеется в виду постановление Пленума ВС РФ от 20.11.2003 № 17 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел по трудовым спорам с участием акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ». — Примеч. ред.) законодательство претерпело существенные изменения. В связи с этим постановление 2003 г. уже не отвечает всем потребностям реального правоприменителя, который нуждается в выработке более четкого алгоритма действий, соответствующего не только действующему законодательству, но и тенденциям, сформировавшимся в последние годы в судебной практике», — отметил во время обсуждения Проекта постановления Андрей Рыженков, заместитель председателя Пензенского областного суда.

Разъяснения не коснутся управляющих компаний и директоров-собственников

В Проекте постановления сказано, что положения главы 43 ТК РФ «Особенности регулирования труда руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации» распространяются на руководителей организаций независимо от их форм собственности (п. 1 Проекта постановления).

Особенности регулирования труда, установленные главой 43 ТК РФ, также могут распространяться и на членов правления, дирекции хозяйственного общества и т.п., заключивших трудовой договор с организацией, если это предусмотрено федеральными законами, учредительными до­кумен­тами организации (ч. 1 ст. 281 ТК РФ). Под эти положения также подпадают руководители отраслевых и или территориальных органов администраций муниципальных образований (например, комитетов, управлений, отделов), которые учреждены в качестве юридичес­кого лица.

В то же время положения главы 43 ТК РФ не работают в ситуации, когда босс — сам себе руководитель и хозяин, например, является участником ООО и одновременно его директором. В Проекте постановления отмечается, что положения главы 43 ТК РФ не применяются в случае передачи управления организацией по договору управляющей организации или индивидуальному предпринимателю (управляющему). Также эти нормы не распространяются, например, на художественного руководителя театра, осуществляющего руководство творческой и художественной деятельностью театра, научного руководителя научной организации, обеспечивающего формирование приоритетных направлений и тематики научных исследований и пр., если на них не возложены функции единоличного исполнительного органа организации.

За «золотым парашютом» придется обращаться в суд общей юрисдикции

В Проекте постановления проводится водораздел между делами, рассмотрение которых отнесено к компетенции судов общей юрисдикции, и делами, отнесенными законом к ведению арбитражных судов. Верховный суд, ссылаясь на п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ и ст. 382, 391 ТК РФ, относит решение трудовых споров между руководителями, топ-менеджерами и работодателем к компетенции судов общей юрисдикции (п. 3 Проекта постановления). Сюда включаются дела об оспаривании руководителями досрочного прекращения трудового договора, размеров оплаты труда, выплат выходных пособий и компенсаций в связи с расторжением контракта, оспаривание мер дисциплинарной ответственности.

Все перечисленные дела должны рассматриваться в судах общей юрисдикции, за исключением дел, отнесенных федеральным законодательством к ведению арбитражных судов. К числу последних относятся, например, дела по заявлениям об оспаривании соглашений или приказов об увеличении зарплаты, о выплате премий или других выплат, об оспаривании самих выплат, рассматриваемые в рамках дела о банкротстве (п. 3 ст. 61.1, 61.8 Федерального закона от 26.10.2002 № ­127-ФЗ «О несостоятельности (­банкротстве)».

При обсуждении п. 3 Проекта постановления вокруг этого пунк­та возникла бурная дискуссия. В частности, прозвучали предложения внести в него дополнительный абзац, разъясняющий особенности применения ст. 22 ГПК и ст. 225.1 «Корпоративные споры» и 228 «Особеннос­ти рассмот­рения дел в порядке упрощенного производства» АПК РФ. Так что, вероятнее всего, в итоговой версии Проекта постановления п. 3 претерпит некоторые изменения.

Исполнение решения об увольнении руководителя не станут приостанавливать

Немало положительных отзывов при обсуждении прозвучало в адрес п. 4 Проекта постановления, который разъясняет процессуальные особенности принятия обеспечительных мер по искам руководителей к организации об оспаривании решений уполномоченных органов организаций или уполномоченных собственниками лиц (органов) о досрочном прекращении полномочий руководителя, возникших в силу трудового договора. Проект постановления исключает возможность приос­тановления действия оспариваемого решения: судья не вправе в качестве меры по обес­печению иска приостановить действие оспариваемого решения и обязать ответчика, а также других лиц не чинить препятствий истцу в выполнении своих прежних обязаннос­тей.

Эти положения Проекта постановления основаны на том, что принятие обеспечительных мер имеет своей целью предотвратить невозможность исполнения судебного решения, тогда как таких обстоятельств при рассмотрения трудового спора с руководителем не имеется.

В то же время решение общего собрания (участников, акционеров), в том числе о прекращении полномочий единоличного исполнительного органа, оспаривается не руководителем как стороной трудового договора, а членом корпорации, членом акционерного общества, участником ООО, собственником имущества унитарного предприятия или иным заинтересованным лицом. Принятие обеспечительных мер по корпоративному спору в таком случае может быть вызвано необходимостью предотвращения причинения значительного материального ущерба организации (ст. 90 АПК РФ) или неправомерного вывода его активов. Ведь нередки случаи, когда от имени юридического лица на основании недействительного, а иногда и подложного решения в гражданском обороте начинает выступать нелегитимное лицо, пытающееся в это время внес­ти о себе сведения в ­ЕГРЮЛ как о руководителе. Этим и объясняется разница подходов к мерам по обеспечению иска по трудовым и корпоративным спорам.

Взыскание ущерба с руководителя по ТК РФ и ГК РФ происходит ­по-разному

Пунк­т 5 Проекта постановления содержит разъяснения о порядке применения федерального законодательства при взыскании с руководителя организации убытков на основании ст. 53.1 ГК РФ и п. 5 ст. 71 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО). Больше всего критических замечаний в ходе обсуждения вызвал абз. 3 этого пунк­та, где сказано, что руководитель организации на основании ч. 2 ст. 277 ТК РФ возмещает убытки, причиненные его виновными действиями, только в случаях, предусмот­ренных федеральными законами (например, ст. 53.1 ГК РФ, ст. 25 Федерального закона от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», ст. 71 Закона об АО, ст. 44 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и др.). Расчет убытков осуществляется в соответствии с нормами гражданского законодательства, согласно которым под убытками понимается реальный ущерб, а также неполученные доходы (упущенная выгода) (ст. 15 ГК РФ).

Михаил Шварц, доцент кафедры гражданского процесса юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, к.ю.н., член Научно-консультативного совета при ВС РФ, предложил разъяснить, что под реальным понимается тот ущерб, который превышает размер прямого действительного ущерба, определяемого по правилам ТК РФ.

Прозвучало и мнение, что когда руководитель отвечает за убытки, причиненные его винов­ными действиями, несоб­людением обязанностей, спор о возмещении убытков в этом случае должен рассматриваться по правилам ст. 225.1 АПК, то есть как корпоративный и в арбитражном суде. В остальных случаях споры рассматриваются судами общей юрисдикции в соответствии с ГК РФ и ГПК РФ.

Кроме того, участники Пленума предложили дополнить п. 5 новым абзацем, учитывающим требования ст. 71 Закона об АО, устанавливающей ответственность единоличного исполнительного органа, членов коллегиального органа управления, а также управляющей организации. Дело в том, что согласно ст. 53.1 ГК РФ требования о возмещении убытков может быть предъявлено юридическим лицом (учредителем, выступающим в интересах этого лица), тогда как в соответствии с п. 5 ст. 71 Закона об АО такие требования вправе предъявлять само общество и учредители, а также акционеры, владеющие не менее 1% акций.

Руководители часто оспаривают увольнения в связи с дискриминацией

В пунк­те 6 Проекта постановления отмечается, что при рассмотрении споров в связи с увольнением руководителей и топ-менеджеров по решению уполномоченного органа организации, собственника имущества либо уполномоченного этим собственником лица (п. 2 ст. 278 ТК РФ) судам следует учитывать, что принятие решения о прекращении трудового договора с руководителем организации по этой статье допускается без указания мотивов. По названному основанию с руководителем организации может быть прекращен как срочный, так и бессрочный трудовой договор. Но в таком случае выплата компенсации, предусмотренная ст. 279 ТК РФ, обязательна.

Признать такое увольнение незаконным суд может только в случае, если будет установлено, что решение о прекращении трудового договора с руководителем организации принято работодателем с нарушением принципов недопустимости злоупотребления правом и (или) запрещения дискриминации в сфере труда (ст. 1—3 ТК РФ).

Например, в судебной практике Тульской области основное количество трудовых споров между компаниями и руководителями составляют как раз дела об оспаривании решений о прекращении трудового договора по п. 2 ст. 278 ТК РФ. Среди заявителей — директора образовательных учреждений, производственных училищ, детско-юношеских спортивных школ, начальники государственных унитарных и муниципальных учреждений, директора ООО. Как рассказывает Михаил Журбин, замес­титель председателя Тульского областного суда, в числе доводов бывшие руководители часто упоминают факты дискриминации по половому признаку, на почве личной неприязни. «Статистические данные показывают, что решения об отказе в удовлетворении заявленных требований преобладают и составляют по Тульской области более 80%, — делится М. Журбин. — Оспаривая решения о прекращении трудового договора, бывшие руководители организации, как правило, считают, что собственник имущества организации или уполномоченный орган юридического лица не обладает неограниченной свободой при принятии решения и при применении п. 2 ст. 278 ТК РФ должен объяснить мотивы принятого решения». Эту проблему ВС РФ как раз намерен решить в п. 7 Проекта постановления. В нем указано на правомерность досрочного прекращения трудового договора с руководителем организации по решению собственника имущества организации или уполномоченного лица без указания мотивов принятия решения.

А вот по спорам о взыскании выходного пособия руководителям, установленного ст. 279 ТК РФ, суды часто принимают решения об удовлетворении исковых требований, в том числе частично. При этом они исходят из того, что увольнение руководителя по решению органа управления или собственника организации не является мерой юридической ответственности, поскольку увольнение не вызвано противоправным поведением руководителя, в отличие от расторжения трудового договора по основаниям, связанным с совершением виновных действий или бездействия.

При обсуждении разъяснений участники заседания предложили учесть, что право собственника на увольнение руководителей — это не всеобъемлющее право, и оно имеет ряд ограничений, перечисленных, например, в постановлении Пленума ВС РФ от 28.01.2014 № 1 «О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних».

Директору без выходного пособия компенсируют и моральный вред

В Проекте постановления отмечено, что невыплата компенсации при прекращении трудового договора с руководителем организации на основании п. 2 ст. 278 ТК РФ сама по себе не может служить достаточным основанием для восстановления такого лица на работе. Однако с учетом положений ст. 279, 236 и 237 ТК РФ уволенный руководитель вправе взыс­кать с бывшего работодателя не только сумму компенсации, но и проценты за нарушение срока ее выплаты, а также потребовать компенсацию морального вреда (ст. 237 ТК РФ, ст. 151 ГК РФ). При рассмотрении таких исков суду необходимо будет проверить законность включения в трудовой договор условий о спорных выплатах. Если будут выявлены злоупотребления правом и ущемление законных интересов организации, других работников, собственников и учредителей, акционеров и т.д., суд вправе отказать в удовлетворении такого иска или уменьшить размер выплат. Речь идет о признании ничтожными условий трудовых договоров либо локальных актов организации, которые предусматривают выплату так называемых «золотых парашютов» — проблема, недавно рассмотренная ВС РФ (Определение от 30.03.2015 № 307-ЭС14-8853 по делу № А56-31942/2013) и широко обсуждаемая бизнес-сообществом.

«В то время, как Трудовой кодекс говорит о том, что ничтожными являются условия догово­ра, ухудшающие положение работников, здесь, по сути, речь идет о ничтожности условий договора, улучшающих положение работника, — считает М. Шварц. — И это правильно, поскольку такого рода споры будут возникать все чаще и чаще. Предлагаю указать в постановлении, что эти положения нужно применять не только при разрешении трудовых споров судами общей юрисдикции, но и арбитражными судами при рассмотрении споров между участниками корпоративных отношений, которые оспаривают решения совета директоров или иных органов управления или условия трудовых договоров о выплатах «золотых парашютов». Не только суды общей юрисдикции должны отказывать в удовлетворении таких исков, но и арбитражные суды должны по этим же основаниям удовлетворять иски акционеров о признании недействительными локальных актов или решений органов управления о выплатах руководителям таких „золотых парашютов“».

Члены Президиума ВС РФ заявили, что рассчитывают новыми разъяснениями способствовать пресечению всяких злоупотреблений, когда выплачиваются необоснованные, неограниченные суммы денег. Но тем не менее закон говорит, что ограничение возможно только в том случае, если руководителем совершаются винов­ные действия или допускается бездействие… Эта же оговорка работает в случае, когда речь идет о руководителях госкомпаний. Потому соответствующие разъяснения еще требуют доработки.