Родство истца с директором акционерного общества может помешать обжалованию сделки по мотиву заинтересованности

| статьи | печать

Если член совета директоров акционерного общества состоит в родственных отношениях с генеральным директором этого общества, то он является лицом, заинтересованным в совершении сделки, и не может голосовать по вопросу ее одобрения (Определение ВС РФ от 23.01.2015 № 305-ЭС14-2332 по делу № А40-82648/2011).

Суть дела

Открытое акционерное общество (далее — заемщик) в 2007 г. заключило с коммерчес­ким банком договор об открытии кредитной линии. Исполнение обязательств заемщиком было обеспечено поручительством со стороны другого ОАО (далее — поручитель).

Кредитные средства выделялись заемщику для приобретения оборудования с целью последую­щей его передачи обществу-поручителю в лизинг.

Договор поручительства был подписан генеральным директором акционерного общества — поручителя, который являлся на тот момент также и членом совета директоров общества-заемщика, одновременно с договором об открытии кредитной линии в 2007 г.

Однако трем акционерам общества-поручителя (далее вместе — истцы), держателям пакета акций в совокупном размере 44,64%, стало известно о заключении договора поручительства лишь спустя несколько лет. Два акционера узнали о договоре в 2010 г., после предъявления банком иска к поручителю о взыс­кании задолженности и неустойки по договору поручительства в связи с неисполнением обязательств заемщиком по кредитному соглашению. Третьему же акционеру стало известно о договоре поручительства еще на год позже, в 2011 г., когда информация о спорах была размещена на сайте ВАС РФ.

Акционеры, ссылаясь на нарушение установленного корпоративным законодательством порядка одобрения сделок с заинтересованностью, обратились в арбит­ражный суд с требованием признать договоры поручительства недействительным.

­Судебное разбирательство

Суд первой инстанции удов­летворил исковые требования в полном объеме.

Кредитный договор и договор поручительства по смыслу ст. 81 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО) являются сделками с заинтересованностью и должны быть одоб­рены до их заключения общим собранием акционеров общества. Такое решение принимается большинством голосов всех не заинтересованных в сделке акционеров — владельцев голосующих акций, в том числе когда предметом сделки является имущество, стоимость которого по данным бухгалтерского учета общества составляет два и более процента балансовой стоимос­ти его активов за последнюю отчетную дату (п. 4 ст. 83 Закона об АО). Стоимость данной сделки превышала лимит в четыре раза.

Сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, заключенная с нарушением предусмотренных законом требований, может быть признана недействительной по иску общества или его акционера. Срок исковой давнос­ти по таким требованиям в случае его пропуска восстановлению не подлежит (ст. 84 Закона об АО). Суд отказывает в удов­летворении требований, если: голосование акционера, не заинтересованного в совершении сделки, не могло повлиять на результаты голосования; не доказано, что совершение сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков либо иных неблагоприятных последствий обществу или акционеру, обратившемуся с соответствующим иском; к моменту рассмотрения дела в суде представлены доказательства последующего одобрения сделки по правилам, предусмотренным Законом об АО; при рассмот­рении дела в суде доказано, что другая сторона по сделке не знала и не должна была знать о ее совершении с нарушением требований к ней (п. 1 ст. 84 Закона об АО).

Довод ответчика о пропуске исковой давности был отклонен судом. Ответчик ссылался на то, что иск был предъявлен в суд 29 июля 2011 г., то есть более года спустя со дня заключения договора поручительства и момента, когда истцы узнали или должны были узнать об обстоя­тельствах, указанных ими как основания признания сделки недействительной. В то время как истцы, являясь акционерами и членами совета директоров общества-поручителя, имели возможность узнать о заключении оспариваемой сделки до ­истечения срока исковой ­давности.

Акционерное общество обязано обеспечить предоставление акционеру информации (до­кумен­тов) при подготовке к проведению общего собрания акционеров в течение 20 дней до проведения общего собрания акционеров и при его проведении (п. 2, 3 ст. 52 Закона об АО). К такой информации относится годовая бухгалтерская отчетность. Но в бухгалтерских балансах общества-поручителя за период с 2007 г. по 31 марта 2011 г. и в копиях годовых отчетов за 2007—2008 гг., утвержденных общим собранием общества, отсутствовали какие-либо сведения о заключении оспариваемого договора поручительства. Эти до­кумен­ты были опубликованы на официальном сайте акционерного общества.

Истцы заявили, что не принимали участия в заседании совета директоров и не голосовали по вопросу повестки дня об одоб­рении договора поручительства. В копии протокола заседания совета директоров от 3 августа 2007 г. с повесткой дня имелась подпись только председателя совета директоров. Подписи других членов совета в до­кумен­те отсутствовали.

Поскольку в отчете АО за 2007 г. информация о заключенном договоре поручительства отсутствовала, суд пришел к выводу, что истцы не могли знать о наличии договора как во время, так и пос­ле его заключения вплоть до обращения ответчика в арбитражный суд с исковым ­заявлением.

Итоги голосования истцов могли повлиять на результат проведения общего собрания акцио­неров по вопросу одобрения оспари­ваемой сделки, что свидетельствует о наличии у истцов права на иск. А банк должен был знать о наличии признаков сделки с заинтересованностью, проанализировав данные бухгалтерской отчетности общества за соответствующий период и находящие­ся в открытом доступе сведения об аффилированных лицах общества-заемщика.

Заключение оспариваемого до­говора поручительства причинило убытки истцам и акционерному обществу. В последующем сделка не одобрялась.

Вскоре решение суда отменили по вновь открывшимся обстоя­тельствам по заявлению банка. В качестве вновь открывшегося обстоятельства был указан факт заинтересованности в заключении оспариваемой сделки истицы, которая в родственной связи с генеральным директором общества-поручителя. Поскольку право истцов заявить требование о признании сделки недействительной зависит от того, могло ли их голосование повлиять на одоб­рение такой сделки, то выбытие одного из истцов (а следовательно, уменьшение пакета акций, принадлежащих всем истцам) могло повлиять на наличие у трех акционеров права на иск. Поэтому факт заинтересованности одного из истцов суд признал вновь открывшимся обстоятельством с учетом того, что истица скрыла этот факт при подаче иска, не сообщив о нем ответчикам и суду. При пересмот­ре дела в связи с вновь открывшимися обстоятельствами в удов­летворении иска было отказано. Апелляционная инстанция оставила решение без ­изменения.

Арбитражный суд кассационной инстанции отменил решение первой и постановление апелляционной инстанции и в пересмотре решения суда в связи с вновь открывшимися обстоятельствами отказал.

Поскольку ответчик не сообщил о сведениях, свидетельствующих о том, что ему не могло быть известно о наличии родственных отношений между истицей и генеральным директором общества, суд кассационной инстанции не нашел оснований для пересмотра судебных актов.

­

Позиция Верховного Суда

Верховный суд РФ отменил постановление кассационной инстанции, а решение первой и постановление апелляционной инстанций оставил в силе.

Истица, будучи родственницей генерального директора акционерного общества, является лицом, заинтересованным в совершении оспариваемой сделки, соответственно, не могла голосовать по вопросу ее одобрения (п. 4 ст. 83 Закона об АО).

Факт наличия родственных отношений между истцом-акционером и генеральным директором общества-поручителя, по мнению судей Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ, носит существенный характер. От этого зависит разрешение вопроса о наличии у истца права на иск, а также о том, имело ли обращение в арбитражный суд двух других акционеров целью защитить права на учас­тие в управлении делами общества или же являлось попыткой использовать корпоративные правила об одобрении сделок с заинтересованностью для причинения вреда банку.

День
Неделя
Месяц