1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 698

Нобелевский лауреат: «Капитализм приводит к росту неравенства»

Кристофер Писсаридес, королевский профессор Лондонской школы экономики и политических наук, лауреат Нобелевской премии по экономике 2010 г.: неравенство не сокращается, и политикам в ближайшие 20—30 лет необходимо найти систему, которая предоставит людям больше равенства на многие поколения.

*****

Мир озабочен опасно растущим социальным неравенством и углубляющимся имущественным расслоением. И в развитых, и в развивающихся странах расширяется пропасть между богатыми и бедными. Это уже давно не идеологическое клише, а объективная реальность, всё более волнующая политиков, представителей власти и бизнес-сообщества, научный мир и религиозных деятелей.

Британская благотворительная организация Oxfam накануне Давосского форума опубликовала результаты исследования, свидетельствующего об опасном росте имущественного неравенства.

Информация к размышлению

1. В 2009 г. 1% населения планеты владел 44% мирового богатства, а в 2014 г. — уже 48%. Между тем имущество и капиталы 80% населения планеты — это на данный момент всего 5,5% мирового богатства. Если текущие тенденции сохранятся, к 2016 г. богатейший 1% будет владеть более чем половиной мирового богатства.

2. Уинни Бианийма, исполнительный директор Oxfam International, сопредседатель Давосского форума — 2015 заявила, что неравенство достигло ошеломляющих масштабов, и разрыв между самыми богатыми и самыми бедными стремительно увеличивается: «Это плохо для роста, плохо для государственного управления. Мы видим, как концентрация богатства завладевает властью, а простые люди из-за этого оказываются бессловесны, и об их интересах никто не заботится» («Инопресса», 19 января 2015 г., «Финмаркет», 19 января 2015 г.).

Oxfam предложила правительствам принять план из семи пунктов:

1. Борьба с уклонением корпораций и богатых физических лиц от уплаты налогов.

2. Обеспечение инвестиций в общедоступные, бесплатные государственные услуги — здравоохранение и образование.

3. Справедливое распределение налоговой нагрузки: перенос налогообложения с труда и потребления на капиталы и богатство.

4. Введение минимального уровня зарплат не ниже прожиточного минимума.

5. Введение законов о равноправии при оплате труда, поддержание справедливого экономического курса в отношении женщин.

6. Гарантии адекватных механизмов социальной поддержки беднейших слоёв населения, в том числе минимальный доход.

7. Признание того, что борьба с неравенством — глобальная цель («Инопресса», 19 января 2015 г.).

Проблема неравенства не нова. Ей посвящены работы многих выдающихся деятелей прошлого и настоящего: Жан-Шарля Сисмонди и Валериана Майкова, Карла Маркса и Николая Чернышевского, Михаила Ломоносова и Дмитрия Менделеева, Папы Римского Иоанна Павла II и Святослава Федорова, Элинор Остром, Фрэнсиса Фукуямы и многих других («Уроки глобальных кризисов и контуры новой экономики» — см. здесь же).

*****

Теме неравенства посвятил значительную часть своего выступления на VI Гайдаровском форуме 14 января 2015 г. К. Писсаридес, нобелевский лауреат 2010 г., руководитель лаборатории в Санкт-Петербургском государственном университете — человек, который «соединил макроэкономику и проблемы экономики труда» (ректор РАНХиГС Владимир Мау, http://government.ru/news/16508/).

Именитый учёный обратил внимание на постепенную смену тональности глобальных прогнозов в 2014 г. с оптимистичной на пессимистичную. И не преминул заметить, что «экономисты — очень плохие прогнозисты, они очень плохо прогнозируют, обычно не попадают в точку, мы это видели раньше и видим сейчас… Прогнозы, как мы знаем, часто включают то, что экономистам хотелось бы видеть, а не то, что произойдёт».

Сделав адекватные выводы из уроков кризиса 2008—2009 гг., «многие страны грамотно отреагировали на происходящее, разработали хорошие программы для использования федеральных резервов». Это изменения в банковском секторе, на рынке труда, структурные реформы, фискальные меры. Ни либерально-монетарная модель по Фридману, ни кейнсианская модель 60—70-х гг. прошлого столетия в чистом виде уже не срабатывают.

Однако неуверенный рост европейской экономики, высокая безработица и другие проблемы ведут к тому, что некоторые европейские страны чаще задумаются о собственных, а не общеевропейских интересах. И это серьёзный вызов, преодолеть который будет непросто.

Более оптимистично учёный оценивает экономическую ситуацию в развивающихся азиатских странах, прежде всего в Китае.

Информация к размышлению

К. Писсаридес: «Китай действует правильно, и результаты будут. Понятно, что быстрый рост зависит от роста производительности труда в промышленности. Сейчас мы уже видим, что низкие зарплаты в Китае скоро закончатся. Для того чтобы поддерживать высокие темпы роста, нужно больше инноваций».

При этом для дальнейшего успешного развития китайской экономики придётся «что-то делать с неэффективной банковской системой и с неравенством, с социальным неравенством, поскольку это очень большая проблема не только в Китае, но и во всём мире. Мы знаем, что при рыночной экономике растёт неравенство» (выделено мной. — В.Т.).

Нобелевский лауреат предупреждает: «Неравенство нельзя сократить, если пытаться сокращать доходы богатых… Нужно помогать повышать доходы бедных», дать людям возможность больше зарабатывать (выделено мной. — В.Т.).

Основной путь — повышение эффективности современной экономики, напрямую зависящей от роста производительности труда. Нужно стимулировать владельцев капитала к инвестициям, в первую очередь, в своей стране. Понятно, это требует постоянного мониторинга ситуации с безработицей, чтобы не допустить разбалансировки экономической системы.

К. Писсаридес обращает внимание на противоречивые тенденции в экономике США. С одной стороны, многие европейские компании переезжают в Силиконовую долину, где активно разрабатывают инновационные технологии (на цифровой основе) и добиваются успехов. С другой стороны, в США углубляется неравенство, представляющее значительные риски для бизнеса.

Информация к размышлению:

К. Писсаридес: «Есть компании, которые получают совершенно незаконные бонусы. Например, директор Apple получил 5 млрд долл. в год, а большинство работников получали в разы меньше, и мы понимаем, что такое неравенство тоже не должно продолжаться. США подняли руки вверх: „Ну ладно, будет такое неравенство, ну что с ним сделать? Пусть будет“».

*****

Коснувшись положения дел в российской экономике, он заметил: «Основные слабости России. Первая — это негибкость. Экономика слишком зарегулирована, слишком коррумпирована, и она не может эффективно ответить на новые вызовы сегодняшнего дня. Вторая — российская экономика слишком сильно зависит от нефти и природных ресурсов, в результате национальная валюта России очень сильно зависит от волатильности цен на природные ресурсы».

В том, что «Россия по сырью получается экономикой третьего мира, но при этом стандарты жилья, как у стран — крупнейших держав мира», К. Писсаридес видит серьёзный «дисбаланс, негибкость». Справедлив также его вывод относительно роста национального богатства, не сопровождавшегося достаточным развитием страны. К тому же «Россия не контролирует цену на нефть… оказывается как бы заложником тех, кто контролирует эту цену, то есть Саудовской Аравии и ОПЕК».

В то же время, «многие страны, которые наделены богатыми ресурсами, вместе с тем являются примерами стран технологического прорыва. Посмотрите на Нигерию, Саудовскую Аравию».

Информация к размышлению

К. Писсаридес: «Природные ресурсы — это готовое богатство, и когда мы им располагаем, то достаточно сложно производить что-то ещё… По мере того, как Россия сможет экспортировать больше производственных товаров, она сможет выиграть от снижения цен на нефть вместо того, чтобы нести от этого ущерб. Если богатство, созданное промышленностью, будет расти, то российская экономика станет более конкурентоспособной» (выделено мной. — В.Т.).

*****

Вопрос В. Мау: «Какова, на ваш взгляд, основная тематика экономических исследований, скажем, следующих 25 лет?»

Ответ К. Писсаридеса: «Неравенство. Я, даже не сомневаясь, могу сразу ответить. Нам нужно повышать включение граждан в жизнь, бороться с неравенством… Сейчас мир действительно повернулся к бедным и пытается решить проблему неравенства» (выделено мной — В.Т.).

Среди возможных вариантов решения проблемы — скандинавская система, которая, однако, «не вызвала большого вдохновения» в США и «даже в Европе эта скандинавская система не будет применена, по крайней мере при моей жизни, я уверен».

Непривычно для форума либеральных экономистов прозвучали следующие слова нобелевского лауреата: «Если мы увидим конец капитализма, то, скорее всего из-за того, как капитализм приводит к дальнейшему росту неравенства» (выделено мной. — В.Т.).

Финальная фраза: «Я не знаю, как вам ответить на этот вопрос. Ответа нет».

Информация к размышлению

Дмитрий Медведев, будучи президентом России, заявлял в 2011 г., что у нас чувство предпринимательства не так хорошо развито, как в других странах. У нас в характере этой черты нет. Однако по его убеждению к 2020 г. «чуть ли не половина страны должна заниматься бизнесом» — малым, средним…, кому повезёт — крупным. Это стратегическая цель развития нашего государства! (выделено мной — В.Т., «Комсомольская правда», 15 февраля 2011 г.).

Оставим без комментариев подобную точку зрения. Но разве экономическая активность должна непременно ассоциироваться с открытием собственного дела? Разве быть экономически активным — не значит, прежде всего, быть общественно полезным? Способность к предпринимательству свойственна не более чем 3—5% населения — независимо от национальности, цвета кожи, вероисповедания и даже размера обуви! Это неоднократно подтверждено многочисленными исследованиями в разных странах мира…

*****

Очевидным диссонансом либеральным взглядам можно считать также выступление на Гайдаровском форуме Эммануила Валлерстайна, американского социолога и философа, одного из основателей мир-системного анализа, профессора Йельского университета. С его точки зрения «что-то в мире не то происходит… Есть общие меры, то есть социальная демократия, передача дохода, субсидии и так далее. Некоторые считают, что это решает проблемы. Есть те, которые призывают к близко либеральному решению… меньше вмешательства правительства, меньше налогов… Каждый прав по-своему, но при этом никто в отдельности не решит проблему этими методами…

Капиталистическая система для самих капиталистов уже невыгодна, да и вообще нежелательна с точки зрения более низших классовИ капиталисты, и низшие классы — все ищут альтернативную государственную систему» (выделено мной. — В.Т.).

*****

Все известные подходы к решению проблемы неравенства (и уже реализуемые, и только обсуждаемые) страдают общим недостатком: они не преодолевают отчуждение большинства трудящихся от капитала и, следовательно, дохода на капитал. Перераспределению подлежит оставшаяся часть общественно произведенного дохода.

Образно говоря, большинство не только не владеет удочками, но вынуждено довольствоваться лишь той частью им (большинством) выловленной рыбы, которую решают выделить собственники удочек.

Фундаментальный порок всех попыток уменьшить социальное неравенство — игнорирование сложившихся в современном мире противоречий в отношениях между миром труда и миром капитала.

Научно-технический прогресс и состоявшиеся социальные подвижки в интересах большинства не могут принципиально изменить суть капиталистической системы. «Всеобщее благоденствие» необратимо сменяется ростом неравенства.

Французский экономист Томас Пикетти выявил устойчивое превышение темпов роста прибыли на капитал в сравнении с темпами экономического роста.

«Неравенство, — утверждает он в своей книге „Капитал в XXI веке“, — является неотъемлемой частью капитализма. Рентабельность капитала должна быть выше темпов экономического роста». В этом основная причина того, что «владельцы капитала обогащаются быстрее других, а рост капитала опережает рост заработной платы».

И далее: «Западное общество смещается в сторону олигархии. Капитал концентрируется у меньшинства, а потому возрастает роль наследства и семейных связей в достижении индивидуального успеха» ( «О капитале и справедливости в XXI веке», «Можно ли сократить имущественное неравенство?» — см. здесь же).

Таким образом, существует глобальный тренд растущего противоречия между общественным характером труда и частной формой присвоения производимого продукта.

Общественному характеру современного производства противоречит частная форма присвоения.

Отчуждение индивида от результатов труда, от соответствующей доли национального дохода есть следствие отчуждения от капитала.

Не будет преувеличением утверждать, что сохраняющиеся противоречия между трудом и капиталом, несправедливое распределение доходов — всё более очевидное доминирующее препятствие на пути успешного социально-экономического развития и всеобщего блага.

То, что было исторически оправданно в рамках предыдущих общественных формаций и технологических укладов, теперь — нонсенс.

*****

Может ли капитал быть социально справедливым? Можно ли сократить имущественное неравенство? Ответ — утвердительный.

Один из путей решения проблемы — распыление капитала, развитие коллективных форм хозяйствования, создание многочисленного слоя работников — совладельцев средств производства и результатов труда.

Это позволит сформировать в стране экономически активное большинство, заинтересованное в системных реформах и эффективном общественном производстве, обеспечивающем достойную зарплату и доход на инвестированный капитал ( «Уроки глобальных кризисов и контуры новой экономики» — см. здесь же).

На данном пути может возникнуть альтернативная государственная система, которую пытается разглядеть Э. Валлерстайн, утверждая, что «вечных систем нет. Таковы законы природы».

Именно так можно реализовать дальновидный призыв К. Писсаридеса «повышать включение граждан в жизнь» как необходимое условие борьбы с неравенством.

Актуально и высказывание У. Бианиймы: «Острое неравенство — не просто случайность или естественный закон экономики. Оно порождается политикой, и его можно уменьшить, если изменить политику».

Как говорится, эти слова да в нужные уши…

P.S. 1. Василий Мельниченко, эксперт МЭФ, глава сельхозпредприятия «Галкинское» из Свердловской области: «У Путина не осталось институтов, способных начать переустройство экономики. Может быть, именно мы — низовые депутаты и руководители низовых предприятий — должны стать таким институтом?» (http://me-forum.ru/media/news/3813/).