1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Почему Россия не Бразилия

Агентство Standard & Poor’s понизило суверенный рейтинг России с BBB– до BB+ и дало рейтингу негативный прогноз. Иными словами, если раньше агентство как бы рекомендовало страну для инвестиций, то теперь оно считает ее пригодной только для спекулятивных операций, да еще и предполагает, что дела России пойдут еще хуже. Само агентство объясняет это плохими перспективами экономики России, ухудшением состояния финансовой системы и сокращением резервов.

Плохи дела с кредитом, продолжает агентство, он практически блокирован: с одной стороны, ЦБ установил сверхвысокую ключевую ставку в 17%, с другой — западные финансовые институты опасаются иметь дело с российскими заемщиками. Инфляция в нынешнем году будет двузначной, предсказывает агентство, а значит, Россия лишится своего традиционного драйвера экономического роста — потребительского спроса. Рекордно вырос отток капитала, напоминает агентство: в среднем в 2009—2013 гг. было 57 млрд долл., а в прошлом году — 152 млрд.

Рост ВВП до 2017 г. не превысит 0,5%, а в прошедшие четыре года было в среднем 2,4%. Фискальная политика, предполагает агентство, станет менее жесткой, нужно компенсировать снижение нефтегазовых доходов, так что дефицит бюджета вырастет.

Standard & Poor’s, объясняя свое рейтинговое действие в отношении России, ссылается и на низкое качество институтов и государственного управления: централизация очень высока, противовесов почти нет, предпринимательский и инвестиционный климат от этого плох, а правительство не будет иметь возможности решать структурные проблемы.

Алексей Голубович из «Арбат Капитала», отвечая на риторический вопрос, зачем агентству S&P снижать рейтинг страны, исправно расплачивающейся по обязательствам уже более 15 лет, стремящейся и способной платить дальше, до уровня таких экономически вроде бы более слабых стран, как Индонезия («ВВ+», стабильный) и Турция («ВВ+», негативный), предлагает преж­де ответить на три других вопроса:

1) почему у Бразилии рейтинг «ВВВ–», а у Мексики — «ВВВ», хотя по золотовалютным резервам (ЗВР), по дефициту госбюджета и многим другим показателям эти страны не выглядят лучше России;

2) может ли дело быть в политической предвзятости агентства, в реакции на украинские события;

3) почему рейтинг снизили сейчас, когда еще не возникли трудности с погашением долгов?

Россия, продолжает Голубович, имеет госдолг чуть больше 40 млрд, но допустила, что ее внешний корпоративный долг вырос до 650 млрд долл. — и его надо приплюсовывать к госдолгу: государство гос­компании не бросит. А тогда долговая ситуация в России сразу сильно ухудшается: нельзя считать, что резервов у страны много — их фактически не могут снижать ниже шестимесячного объема импорта, а сверх этого ЗВР остается не более 385,46 млрд долл., то есть намного меньше, чем потребуется для погашения и обслуживания внешнего долга с учетом госкомпаний.

Ни в Бразилии, ни в Мексике нет таких гарантий государства по долгам Pemex или Petrobras, Россия и ее нефтегазовый сектор с точки зрения западных аналитиков выглядит скорее как Венесуэла с ее нефтяной госкомпанией PDVSA, а рейтинг Венесуэ­лы — «ССС+» с негативным прогнозом. Экономика слилась с политикой, и госфинансы стали финансами госкомпаний. Причем не лучших из них — «Газпрома» и «Роснефти», а огромных, перегруженных долгами структур вроде РЖД или госбанков.

Политическая составляющая в решении агентства неформально присутствует, считает Голубович, но все же главная экономическая причина очевидна — двукратное падение цен на нефть и увеличившаяся зависимость от нее России.

Госкомпании не публиковали пока годовую отчетность, отвечает на третий свой вопрос Голубович, но ни у кого, кроме «Газпрома» и экспортеров нефти, отчетность за 2014 г. не может быть хорошей и показывающей перспективы рос­та. Поэтому рейтинг снижен авансом: из-за дешевой нефти, «мертвого» внутреннего потребления и убийственного для производства обвала кредитования (спасибо 17-процентной ставке ЦБ) ситуация будет быстро ухудшаться. Не менее важную роль играет и налоговая политика: практикуемое российскими «либеральными» госэкономистами одновременное кратное повышение налогов (особенно на имущество) и процентных ставок — верный способ усилить кризис и уничтожить все факторы роста ВВП.