1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1391

Главврач Андрей Крапивин: «Пациент — не вино, чтобы его выдерживать, а больница — не винная бочка»

В Москве (и по России) идёт укрупнение медицинских учреждений. Это вызывает жаркие споры сторонников и противников такой реформы. В связи с этим любопытно познакомиться с опытом уже состоявшегося слияния. Примеры есть — в частности, Московская городская клиническая больница № 20, к которой в феврале нынешнего года присоединились четыре филиала: родильный дом, центр планирования семьи и репродукции, женская консультация и поликлиника. Главный врач больницы Андрей Крапивин рассказывает «ЭЖ» о том, насколько эффективным оказался опыт укрупнения.

«ЭЖ»: Укрупнение увеличило и число пациентов, и количество врачей в клинике. Какой смысл был объединяться?

А.К.: Количество сотрудников, за которых теперь приходится отвечать, увеличилось на 600 человек (было 1700, стало 2300). И, конечно, я, как главный врач, за каждого несу персональную ответственность. А так как к нам присоединили роддом, а это минимум 5000—6000 родов в год, то приходится отвечать ещё за 9000—10 000 пролеченных женщин и за их родившихся детей. Плюс Центр планирования семьи и репродукции, женская консультация, поликлиника — ещё полмиллиона обращений в год.

Есть неоспоримые плюсы. Допустим, к нам поступает беременная с сопутствующей патологией. Мы имеем возможность сразу оказать ей помощь, используя весь арсенал многопрофильного стационара. Многие женщины приходят из наших же филиалов, значит, есть преемственность лечения. На мой взгляд, для города — это хорошо.

«ЭЖ»: А для пациентов?

А.К.: Получился полноценный медицинский холдинг, способный оказать людям специализированную медицинскую помощь. К примеру, человек приходит в поликлинику на консультацию, и ему требуется компьютерная томография. Его тут же записывают и без очереди, по полису ОМС обследуют. Если ему нужна помощь узкого специалиста, его направляют к такому врачу. Полностью исключена напрасная госпитализация «для обследования». На больничную койку попадают только действительно нуждающиеся в круглосуточном медицинском наблюдении. Это целиком относится и к работе приемного отделения стационара.

«ЭЖ»: Вам добавили новые ставки в связи с возросшим потоком пациентов? Или увеличена нагрузка на имеющийся штат?

А.К.: Идея руководства здравоохранением города, начавшего эти преобразования, — оптимизировать штат. Количество медработников, задействованных в лечебном процессе, не уменьшено. А вот число работников вспомогательных служб (хозяйственных, бухгалтеров, экономистов) поджали. Раньше в каждом из филиалов была своя бухгалтерия со своим штатом, был заместитель главного врача по административно-хозяйственной части. Но зачем в женской консультации или в небольшой поликлинике замы по АХЧ? Сейчас там остались только инженеры, отвечающие за эксплуатацию зданий. Теперь, слава богу, навели порядок, неоптимальный менеджмент — это уже в прошлом.

Центр планирования семьи и женская консультация тоже расположены вблизи от нашей больницы. Ну зачем их оснащать, к примеру, аппаратами КТ и МРТ, если они востребованы там всего несколько раз в год? И в той же поликлинике района Северный, где прикреплено всего 16 000 человек, КТ и МРТ потребуется максимум два раза в неделю. Даже в нашей больнице, куда обращаются сотни пациентов в день, нет очередей на томографы. Оснащать филиалы по последнему слову техники расточительно. Такого нет ни в одной стране мира. Для медучреждений, ставших нашими филиалами, объединение — подарок: теперь у их пациентов вообще нет проблем, чтобы пройти обследование на хорошей аппаратуре.

То же самое и со специалистами. В поликлиниках, как правило, трудно с эндокринологами. А в нашем стационаре есть целое отделение эндокринологии. И если кому-то из прикрепленных к нам пациентов потребуется такая консультация, либо у другого узкого специалиста, проблем не будет. К услугам пациентов также цифровые рентгеновские аппараты, новые эндоскопические стойки, аппараты УЗИ экспертного класса, новые хирургические стойки — всего более 2000 единиц техники на сумму более миллиарда рублей, вложенных в нашу больницу по программе модернизации столичного здравоохранения.

«ЭЖ»: Но в поликлиниках прикреплены в основном люди пожилые, многие с палочками. К вам же ещё надо доехать...

А.К.: Надо доехать. Но при необходимости наши врачи выезжают в филиалы. И если пациенту потребуется сложное обследование, его привезут к нам. А рентген у них хороший свой есть, и аппарат УЗИ установлен по программе модернизации.

«ЭЖ»: Сегодня в стационарах больных не держат дольше пяти — семи дней. У вас тоже работает такое правило?

А.К.: У нас больница под названием «активная койка» — она не для хронических больных. До 70% пациентов — экстренная госпитализация. Когда нет показаний, помощь оказываем амбулаторно, и число амбулаторных больных существенно выросло. Оборот колоссальный: в стационаре пролечиваем до 50 000 больных в год. А что касается времени нахождения на койке... Раньше в медико-экономическом стандарте были прописаны сроки: например, больного при пневмонии надо лечить 21 день. Но я не понимаю, почему при этом заболевании человек должен находиться в больнице 21 день? Если через несколько дней у него нормализуется температура, а через неделю снимок его лёгких покажет, что всё в порядке, смысла его «вылеживать» я не вижу. Ведь всё зависит и от тяжести заболевания. У нас есть больные после инсульта, которых мы лечим по 60—70 дней и более. Каких-то рамок, ограничений у нас нет. Многие «бесперспективные» больные выживают. Научились выхаживать. Кстати, по прошлому месяцу по всей нашей больнице средний койко-день составил всего семь дней. Уже в приёмном отделении больному делаем УЗИ, эндоскопию, выполняем необходимые анализы. Для постановки диагноза в приёмном отделении есть мультиспиральный компьютерный томограф. Врачи быстро ставят диагноз и сразу начинают лечить. От медицины количества мы перешли к медицине качества. У нас реально сократилась смертность больных. И в клинике, где есть отделения травматологии, кардиологии, нейрохирургии, неврологии, — всего 1550 коек! Мы стараемся вылечить человека, а не выдержать его 15—20 дней. Пациент — не вино, чтобы его выдерживать, а больница — не винная бочка.

К сведению

Городская клиническая больница № 20 недавно получила имя выдающегося хирурга, прослужившего этой клинике 39 лет и первым в России пересадившего печень, — А.К. Ерамишанцева. В вестибюле хирургического корпуса больницы прославленному врачу был установлен бюст. В 2011—2013 гг. в рамках программы модернизации столичного здравоохранения больница № 20 была оснащена новым оборудованием — более 2000 единиц современной медицинской техники на общую сумму свыше 1 млрд руб. Более 20 лет эта больница является базовым стационаром Службы экстренной медицинской помощи Департамента здравоохранения города Москвы.