1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 602

Стабильность превыше роста

На днях проект федерального бюджета на 2015—2017 гг. был рекомендован бюджетным комитетом Госдумы к первому чтению. Эксперты считают неэффективной структуру его расходов, в которой превалируют национальная оборона и социальная политика в ущерб интересам образования, здравоохранения, а самое главное — ­экономического роста.

Наибольший прирост расходов федерального бюджета в абсолютном выражении в 2017 г. относительно 2014 г. отмечается по разделам «Обслуживание государственного и муниципального долга» — на 35,1% (151,7 млрд руб.), «Социальная политика» — на 33,8% (1179,2 млрд руб.), «Национальная оборона» — на 30,8% (763,2 млрд руб.) и «Общегосударственные вопросы» — на 28,0% (274,2 млрд руб.).

По разделам «Национальная экономика» и «Образование» к 2017 г. в главном финансовом плане страны заложен незначительный прирост: в сравнении с 2014 г. он составляет 7,0 и 3,0%, или 153,6 млрд и 19,4 млрд руб. соответственно.

Наиболее «пострадавшими» оказались расходы на «Жилищно-коммунальное хозяйство» — снижение на 68,7% (73,6 млрд руб.) и «Здравоохранение» — сокращение на 22,6% (120,9 млрд руб.). Также «поджали» расходы на «Культуру, кинематографию» — на 9,2% (9,0 млрд руб.), «Межбюджетные трансферты общего характера» — на 8,6% (67,0 млрд руб.) и СМИ — на 6,6% (4,8 млрд руб.). Слегка досталось расходам на «Национальную бе­зопасность и правоохранительную деятельность», которые подрезали на 3,9% (79,8 млрд руб.).

Такая динамика расходов федерального бюджета приводит к определенным изменениям его структуры к 2017 г. В нем увеличиваются доли разделов: «Общегосударственные вопросы» — с 7,0 до 7,7%, «Национальная оборона» — с 17,6 до 20,0%, «Социальная политика» — с 24,8 до 28,7%, «Обслуживание государственного и муниципального долга» — с 3,1 до 3,6%.

Одновременно сдают свои позиции разделы: «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» — с 14,8 до 12,3%, «Национальная экономика» — с 15,6 до 14,5%, «Жилищно-коммунальное хозяйство» — с 0,9 до 0,3%, «Образование» — с 4,6 до 4,1%, «Культура, кинематография» — с 0,7 до 0,6%, «Здравоохранение» — с 3,8 до 2,6%, СМИ — с 0,5 до 0,4%, «Межбюджетные трансферты общего характера» — с 5,6 до 4,4%.

В целом структура расходов федерального бюджета отражает текущие бюджетные приоритеты в сфере национальной обороны и социальной политики в ущерб расходам на образование и здравоохранение. Стабильность превыше роста

Однако, по мнению ученых ­РАНХиГС и Института экономической политики им. Е. Гайдара, очень важно рассматривать изменения в расходах с позиции «производительных расходов» (образование, здравоохранение, производственная инфраструктура), обеспечивающих экономический рост, и «непроизводительных расходов» (национальная оборона, правоохранительная деятельность, государственное управление), не способствующих или мало способствующих экономическому росту.

Вложения средств в образование, здравоохранение и инфраструктуру следует рассматривать как инвестиции в долгосрочный экономический рост. С этой точки зрения предлагаемая структура расходов федерального бюджета, по мнению экспертов, представляется неэффективной и не отвечающей цели увеличения темпов роста российской экономики в средне- и долгосрочной перспективе.

Аналитиков ­РАНХиГС и ИЭП им. Е. Гайдара также беспокоит увеличение закрытости проекта федерального бюджета. Секретные и совершенно секретные ассигнования составят 21,0% всех расходов федерального бюджета, что дает в абсолютном измерении 3,262 трлн руб. (4,2% ВВП). «Сложившаяся у нас практика засекречивания расходов федерального бюджета прямо противоречит ст. 5 Федерального закона № ­5485-1 от 21.07.93 г. „О государственной тайне“», допускающей секретность лишь для расходов бюджета в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, а также в облас­ти противодействия терроризму», — отмечают ученые.

Излишняя закрытость государственного бюджета особенно опасна для России. Ведь в Международном рейтинге уровня коррупционных рисков и уязвимости государственных органов обороны, который готовит Transparency International, мы и так находимся в группе стран с высоким уровнем коррупционных рисков (вместе с Китаем, Турцией и Белоруссией).