1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2717

Импортозамещение: хотеть недостаточно

Гром грянул. Финансовые и технологические ограничения, введённые Западом против России, сделали безотлагательным решение давно назревшей проблемы импортозамещения. Министры-оптимисты уверенно обещают «кавалерийским наскоком» справиться с возникшими трудностями в ближайшие два-три года. Однако немало тех, кто призывает не питать иллюзий и объективно оценить непростую ситуацию. Что возобладает — конъюнктурный ура-патриотизм или ответственная экономическая политика, которая не сулит скорых успехов, но ставит целью, достойно преодолев испытание, выйти на траекторию устойчивого развития?

Коротко о грустном*

Разговоры о том, что постиндустриальный характер ведущих экономик мира не означает их деиндустриализации, ибо базируется на мощном, диверсифицированном промышленном фундаменте, начались не вчера. Обрабатывающая промышленность США, занимая лишь около 15% в ВВП, создает добавленной стоимости на 1,71 трлн долл. в год — это почти пятая часть мировой обработки. Россия занимает 17-е место по абсолютному размеру добавленной стоимости в обрабатывающих отраслях (на уровне Турции и Таиланда) и в 24 раза уступает США. На душу населения Россия также производит продукции и оказывает услуг в десятки раз меньше, чем развитые страны. Примерно одинаково лишь подушевое производство драгоценных и цветных металлов.

Информация к размышлению

1. Производство продукции в отечественной обрабатывающей промышленности на душу населения в 2010 г. составило 504 долл. (в ценах 2000 г.). Разрыв с Америкой — 11 раз, с лидерами — Сингапуром и Японией — 16 раз. Обходят нас по этому показателю Китай, Бразилия, Греция, Таиланд и Уругвай.

2. Производство электромоторов, генераторов и трансформаторов на душу населения: отставание от США — 2,6 раза, от Германии — 5,2, от Финляндии — 14,6.

3. Производство одежды на душу населения: разрыв с Америкой — 5,9 раза, Германией — 4,4, Южной Кореей — 16,4, Бразилией — двукратный.

4. Производство мебели на душу населения: в 8 раз меньше Японии, в 10 раз меньше Южной Кореи, в 16 раз меньше Финляндии, в 26 раз меньше США.

5. Производство медицинской аппаратуры на душу населения: в 29 раз меньше США, в 17 раз меньше Германии; соответственно, лекарств — в 66 и в 31 раз меньше.

6. Краски, лаки, бумага, полиграфия: душевая выработка бумажных изделий в Финляндии превышает российскую в 52 раза.

Недопустимая зависимость от импорта и сырьевой конъюнктуры подрывает национальную безопасность (табл. 1). Бездумная ставка на импорт капитала и совместные предприятия таит опасность экономической уязвимости, повышает долю добавленной стоимости для иностранных учредителей.

Таблица 1. Импортозависимые отрасли российской промышленности

Отрасль

Доля импорта в потреблении продукции в целом по отрасли с учётом полных затрат, %

Лёгкая промышленность

82

Машины и оборудование

27

Химия и нефтехимия

21

Пищевая промышленность

20

Производство стройматериалов

18

Производство сельхозпродукции

12

Единственный показатель, по которому мы опережаем другие страны, — доля внутренней торговли в ВВП (рис. 1). Но торговля не требует долгосрочного капитала, даёт маленькую маржу, а дефицит внутреннего производства постепенно сжимает внутренний рынок.

Рисунок 1. Сравнение доли торгового сектора по странам

Реиндустриализация должна основываться на внятной государственной промышленной политике и адекватной денежной политике.

Однако средства Резервного фонда размещаются на счета в первоклассных западных банках и вкладываются в облигации казначейства США со средней доходностью менее 3% годовых в долларах США, тогда как рыночные займы, привлекаемые Минфином для формирования Резервного фонда, обходятся в разы дороже.

Неудивительно, что в российской экономике ощущается постоянная нехватка инвестиций, а монетизация российской экономики существенно меньше, чем в развитых странах (табл. 2).

Таблица 2. Отношение денежного агрегата (М3 или М2) к ВВП в 2011 г.

Япония

Великобритания

Еврозона

Россия

<240

150

100

< 50

Основной ориентир для ЦБ РФ — темпы инфляции, а не поддержание экономического роста и занятости. При этом большинство центробанков стран G7 удерживают базовые ставки на уровне ниже инфляции, а Банк России — выше.

Практически не влияют на финансовую ситуацию и долгосрочные долговые ценные бумаги обеспеченные проектами или активами (рис. 2).

Рисунок 2. Отношение объёмов ценных бумаг к ВВП в США, Германии и России

На фондовом рынке США стоимость таких облигаций (муниципальных, корпоративных, ипотечных) по номиналу эквивалентна 66% ВВП, в России — 0,2% ВВП. Аналогичная ситуация и с субфедеральными облигациями — соответственно 24 и 0,6% ВВП (см. рис. 2). К сожалению, подобные инвестиционные инструменты, распространённые за рубежом, в российской экономике не востребованы.

*Использованы материалы статьи Т. Гуровой и А. Ивантера «Мы ничего не производим» («Эксперт», 26 ноября 2012 г.).

*****

Год спустя, 18 сентября 2013 г., Николай Арефьев, депутат Государственной думы, выступая на правительственном часе, отмечал: «Когда правительство докладывает о перспективах развития экономики, чаще всего речь идёт об инвестициях, о кредитах, конкурентной продукции, создании рабочих мест и т.д. Почти никогда не говорится о конкретных направлениях развития отраслей экономики. Есть, правда, государственные целевые программы, но они заведены для проформы и эффекта не дают. Вообще, чем будет заниматься экономика России в ближайшие годы, никто не задумывается» (http://kprf08.ru/index.php/arkhiv/370-vystuplenie-deputata-n-v-arefeva-na-pravitelstvennom-chase-v-gosdume-rf-18-sentyabrya).

*****

Минул ещё один год, в том числе полгода действия антироссийских санкций. Что изменилось в российской экономике? Актуальной теме импортозамещения было посвящено сентябрьское заседание одной из секций Московского экономического форума (МЭФ).

Константин Бабкин, президент промышленного союза «Новое содружество», сопредседатель МЭФ, модератор дискуссии*:

— Несмотря на смену риторики, грамотной экономической политики так и не проводится.

Принимаемые решения не воплощаются в конкретные дела. Ведущие экономики нацелены на развитие промышленности и снижают ставки по кредитам. Однако российский Центробанк «только за этот год три раза повысил ставки в общей сложности более чем на 60%... Вместо радикального снижения налогов страна получает их повышение и введение новых налогов, вместо радикального снижения процентных ставок получила их резкое повышение, вместо снижения цен на сырьё, энергоресурсы и услуги естественных монополий продолжается их дальнейший рост».

В таких условиях модернизация производства невозможна, несмотря на то что у России «есть всё для динамичного развития — земли, люди, традиции производства, огромный внутренний рынок, доступ на внешние рынки. Единственная вещь, которой нам не хватает, — так это разумная экономическая политика».

Комментируя в Госдуме проект закона о промышленной политике РФ, он подчеркнул: «В законе упоминаются очень важные вещи: и НОИКР, и налоговые льготы, и налоговые кредиты, но не упомянута ещё один важный аспект — равная конкуренция. Наш производитель по ряду причин находится в ущербных условиях. Ни один закон в России не обязывает наше государство вставать на защиту нашего производителя» (выделено мной — В.Т.).

*Использованы материалы выступлений К. Бабкина (http://me-forum.ru/media/news/3286/, http://me-forum.ru/media/news/3314/).

Руслан Гринберг, директор Института экономики РАН, сопредседатель МЭФ*:

— Российская экономика переживает стагнацию. Среди специалистов спор — перейдёт ли она в рецессию или будет длительная фаза роста. В правительстве надеются на рост. Однако учитываются и возможные риски стагнации.

Импортозамещение не должно превратиться в замену традиционных поставщиков импортных товаров другими. Но и при переходе на отечественную продукцию «придётся очень дорого заплатить за практически четверть века отсутствия разумных экономических и управленческих реформ. А для этого вряд ли сегодня российское государство имеет столько денег».

Ни одна экономика не производит все необходимые стране товары. Отсюда вопрос: «Замещать всё, что отдано на откуп мировой глобализации, или же выбирать самые перспективные точки роста, вложения в которые повлекут за собой заметный мультипликативный эффект? То есть должна ли в принципе наша страна производить всю номенклатуру товаров, или всё же оставить какие-то секторы для свободного рынка?».

Эту же мысль Гринберг высказал на слушаниях в Госдуме: «Теперешний подход к бюджету и политике очень похож на самообман. Когда не выбраны приоритеты, а импортозамещение предстоит провести по всему фронту, ничего не получится». По его мнению, в российской экономике недостаточен спрос на инвестиции, а производственный аппарат «тотально изношен». Отсюда актуален справедливый баланс между поддержкой потребителя и производителя.

*Использованы материалы выступления Р. Гринберга (http://me-forum.ru/media/news/3295/, http://me-forum.ru/media/news/3305/).

Владимир Баглаев, генеральный директор ОАО «Череповецкий литейно-механический завод» (ЧЛМЗ)*:

Даже в условиях абсолютно очевидного сырьевого вектора развития экономики страны мы можем создать конкурентоспособную альтернативу импорту, за которую нам не стыдно, и выходить с этим на экспорт.

Информация к размышлению

За 10—12 лет ЧЛМЗ увеличил объемы производства и реализации более чем в 15 раз. Прирост был достигнут за счёт освоения импортозамещающей продукции с последующим выходом на экспорт. Иностранных и отечественных инвестиций не было. Проекты финансировали за счёт кредитов в российских банках на общих основаниях. В планах предприятия — ежегодный прирост объёмов производства и реализации не менее чем на 12%.

Запущен образовательный проект «Эспериментальный машиностроительный полигон» с целью подготовки кадров. Финансирование или софинансирование хотя бы одной из многочисленных структур развития и поддержки отсутствует. Проект полностью финансирует завод, так и не попав ни в одну из местных или государственных программ поддержки. Однако накопленный опыт развития производства и образования не востребован ни на региональном, ни на федеральном уровне.

Отношение к призывам ориентироваться на внутренних производителей «достаточно пессимистично». Вызывает сомнение, что соответствующие государственные институты развития вдруг воспользуются окном возможностей. А «несвоевременное вступление в ВТО» не позволит всерьёз и надолго применить экономические барьеры.

Обратный путь от нынешней деиндустриализации к новой индустриализации не может быть коротким: «Наиболее быстрым возврат может быть практически по всем направлениям производства, условно относящимся к четвертому технологическому укладу… Ключ победы сегодня в пятом и шестом экономических укладах. Единственным заказчиком у этих производств в стране является наша армия и флот».

Россиянам грозит дефицит товаров или рост цен вне зависимости от наличия или отмены санкций: «Постоянное снижение объемов производства добавленной стоимости в России и полное подчинение экономического самочувствия страны и ее граждан уровню наклона графика биржевой цены на нефть — это явный симптом смертельной болезни».

Чтобы перейти от импортозамещения к экспортно ориентированной экономике, необходимо сделать пять шагов:

1. Определить временной интервал такого перехода и минимальное время, которое есть у бизнеса для подготовки инвестиционных проектов. Подтвердить, что в случае отмены Западом санкций страна не вернётся в одночасье к старым правилам игры — это не настраивает отечественный бизнес на развитие.

2. Запустить процесс выхода из ВТО. Рассуждать об экономике, ориентированной на экспорт при засилье импорта, наивно. Правила вступления России в ВТО закрепляют статус страны как сырьевого придатка мировой экономики.

3. Отменить возмещение НДС при экспорте сырья как явную финансовую поддержку сырьевиков за счёт переложения налогового бремени на оставшихся производителей добавленной стоимости в России.

4. Для обеспечения продовольственной безопасности страны законодательно зафиксировать процент отечественной продукции по группам на прилавках отечественных магазинов.

5. Чтобы успешно решать задачи импортозамещения и подготовки научно-инженерных кадров для инновационной экономики, признать приоритетными отрасли, производящие продукцию двойного назначения и обеспечить им государственную поддержку.

Информация к размышлению

Вступив в ВТО, мы не используем в должной мере действующих там механизмов. В результате, у нас таможенные пошлины на ввоз сырья и комплектующих оказываются выше, чем на ввоз готового оборудования. Отказавшись от введения пошлин на вывоз круглого леса, мы тем самым продолжаем стимулировать развитие сырьевой составляющей нашей экономики, хотя декларируем обратное (http://me-forum.ru/media/news/3299/).

Неудивительно, что голоса в пользу выхода из ВТО раздаются всё чаще. Потому что это одно из множества препятствий, мешающих наладить импортозамещение.

*Использованы материалы выступления В. Баглаева (http://me-forum.ru/media/news/3300/).

Андрей Паршев, современный российский публицист*:

— Ни одна развитая экономика мира не миновала стадию протекционизма.
Речь не идёт об импортозамещении «всего и вся» — международное разделение труда никто не отменял, малосерийное производство экономически невыгодно. Однако «государство должно иметь возможность заменить любой импорт, чтобы выдержать экономическую войну, к которой часто прибегают сильные державы. Для этого оно должно быть промышленно развитым и быть способным, в чрезвычайной ситуации, производить у себя всё необходимое. В противном случае государство проигрывает экономическую войну, утрачивает независимость и несет экономические потери.

Как развивать рыночную экономику? С одной стороны — запретить или ограничить тарифами экспорт сырья, одновременно освобождая от ограничений и поощряя экспорт готовой продукции. С другой — облегчить и поощрять импорт сырья и других факторов производства, но ограничивать импорт готовых продуктов.

Подобного протекционизма не миновали ни Англия, ни США, ни современный Китай. В России его использованию препятствуют либералы и внешние «партнёры». Более того, «условия, на которых Россия принята в ВТО, прямо запрещают использование протекционистских механизмов» (выделено мной. — В.Т.).

Отменить такие уступки — значит помогать развитию собственного производства и рыночной экономики. На начальном этапе любого производства себестоимость выше, чем у конкурентов с уже отлаженными механизмами; здесь и нужен обоснованный протекционизм. Например, в Китае в важных отраслях допускается 20-процентное удорожание собственной продукции по сравнению с зарубежными аналогами.

Понятно, что увеличение доли национального продукта в инвестициях, то есть в развитии отечественной промышленности, означает сокращение расходов на текущее потребление. Решить эту проблему можно только честностью в диалоге с народом и социальной справедливостью,

*Использованы материалы выступления А. Паршева (http://me-forum.ru/media/news/3298/).

Юрий Крупнов, председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития:

— Необходимо создать свою самодостаточную экономику, а именно — стать способными производить столько, сколько нужно нашей стране. Сегодня в мире важны не показатели производства, а эта способность производить количество продукции, достаточной для обеспечения населения.*

Юрий Болдырев, экономист и публицист:

— Импортозамещение не является отказом от западной культуры. Мы должны воспринимать оттуда то, что эффективно, а не то, что нам навязывают.*

Алексей Барбалат, генеральный директор ОАО «Ногинский завод топливной аппаратуры», особо подчеркнул устоявшуюся привычку наших граждан к западным товарам:

— У нас сложился устойчивый стереотип, что импортная продукция более качественная и инновационная. Нам необходимо сломать это мнение. Мы не сможем провести импортозамещение, не изменив сознание людей. Нужно дать людям понять, что, то, что производится в России не хуже, а даже в некоторых сферах лучше западного.*

*См.: http://me-forum.ru/media/news/3295/, http://me-forum.ru/media/news/3287/).

От стагнации — к спаду?*

Центр развития НИУ ВШЭ: промпроизводство в России из стагнации перешло в стадию спада; с июня по август 2014 г. интенсивность промпроизводства снижалась ежемесячно примерно на 0,5%. В августе по сравнению с июлем отмечено снижение интенсивности для 22 видов экономической деятельности, на пять из них пришлось 60% валового падения. Это производство легковых автомобилей, машин и оборудования (кроме оружия и боеприпасов), железнодорожного подвижного состава (в основном из-за сокращения интенсивности выпуска грузовых магистральных вагонов), снижение добычи сырой нефти и интенсивности выработки тепловой энергии.

Положительная динамика у девяти из 31 вида экономической деятельности. Более 3/4 валового прироста интенсивности обеспечены производством пищевых продуктов (сахар, сигареты, шоколад, кондитерские изделия) и табака, химическим производством (выпуск ациклических углеводородов и безводного аммиака), добычей нерудных стройматериалов (там же).

Подчёркнуто, что спад сопровождается сокращением удельного веса продукции высокой степени переработки и ростом количества видов экономической деятельности, в которых объёмы производства снижаются три и более месяцев подряд.

*Использованы материалы «Финмаркет», 1 октября 2014 г.

Россия зовёт!*

Под таким названием состоялся инвестиционный форум, на котором выступил президент страны Владимир Путин: «Наша задача — осуществить в ближайшие годы индустриальный рывок, создать сильные национальные компании в обрабатывающих секторах, способные производить конкурентоспособную продукцию».

Как считает президент, «сегодняшняя ситуация объективно формирует мощный стимул для интенсификации научно-технических исследований, причем по всем направлениям, где технологическая зависимость от зарубежных партнеров избыточна». Речь идёт, прежде всего, о критически важных — «пока импортных» — технологиях. Проекты в промышленности и сельском хозяйстве получат доступ к кредитным ресурсам по низкой процентной ставке через инструменты проектного финансирования.

Герман Греф, глава Сбербанка, заявил на форуме: «Нам нужно радикально повысить качество управления. У нас немыслимые общественные издержки в области государственного управления. Если мы посчитаем издержки на единицу эффективности, они будут гигантскими». Россия тратит 5 трлн руб. на федеральные целевые программы, но достижений не видно: «Давайте открыто спросим, чего эти программы за последние пять лет достигли. В этом-то ключевая проблема» (выделено мной. — В.Т.). По его мнению, в эффективных изменениях нуждаются не только система госуправления, но и механизмы управления государственными и частными компаниями.

Николай Остарков, вице-президент «Деловой России», обратил внимание на удушающую фискальную нагрузку, при которой «в России стал невыгоден любой бизнес, кроме экспорта сырья. Но самое главное, мы не видим готовности власти развернуться лицом к бизнесу, сделать ставку на раскрепощение предпринимательской инициативы как стратегию вывода страны из кризиса. Вместо этого мы получаем сигналы типа „дела Евтушенкова“ и понимаем, что в условиях постоянно расширяющихся полномочий силовиков рассчитывать на защиту государства бизнесу не приходится» (выделено мной. — В.Т.).

*Использованы материалы Expert Online, 2 октября 2014 г.

Михаил Хазин, экономист: «…кризис в нашей стране, и вообще спад экономический, у нас уже два года идёт — это результат политики правительства, то есть той самой экономической модели, которую когда-то реализовывали Греф и Кудрин, а сейчас реализовывают Силуанов, Дворкович, Набиуллина и так далее. Это модель, которая исключает рост в сегодняшней ситуации… А вообще, сказать, какая роль санкций в этом экономическом спаде — может, в общем объёме 3%, может, 5%, все остальные 95% — это результат политики Центрального банка» (www.tvrain.ru, 3 октября 2014 г.).

Что в остатке?

Импортозамещение в промышленности и сельском хозяйстве — это возможность приступить к реализации ещё предвыборной президентской установки на «новую индустриализацию». Иными словами, преодолев промышленную деградацию, последовательно формировать высокотехнологичную «позднеиндустриальную» базу отечественной экономики и основы её постиндустриальной стадии. Что явилось бы практическим продвижением к экономике знаний — умной, эффективной и конкурентоспособной, а не имитационной по исполнению, популистской по форме и нефтезависимой по содержанию.

Информация к размышлению

1. В рейтинге уровня доступности новейших технологий Всемирного экономического форума у Россия 108 место (из 144). В рейтинге готовности государств к росту числа интернет-пользователей у России 40-е место из 50-ти. Среди оценочных показателей худший результат — 49-е место — по уровню содействия правительства развитию цифровых технологий (выделено мной. — В.Т., NEWSru.com/Технологии, 3 октября 2014 г.).

2. Эдвард Юнг, бывший главный архитектор Microsoft, в настоящее время главный инспектор по научно-техническим вопросам в Intellectual Ventures: «В сфере инноваций Китай и Азия в целом выходят на лидерские позиции. Переход от имитации к инновациям стал успешной национальной политикой Китая. Страна лидирует по числу патентов, обогнав США и Японию, местные университеты выпускают больше кандидатов наук, чем американские, а инвестиции в исследования и разработку растут на 18% ежегодно» (Slon.ru, 2 октября 2014 г.).

3. В сентябре 2014 г. объем китайского экспорта увеличился на 15,3%, импорта — на 7% относительно сентября 2013 г. Это свидетельствует о сохраняющейся конкурентоспособности экспортируемых Китаем товаров и восстановлении внутреннего спроса («Финмаркет», 13 октября 2014 г.).

Для реального перехода к импортозамещению требуются значительные ресурсы, эффективная государственная поддержка, корректировки госуправления. Необходимо развивать приоритетные отрасли отечественной промышленности, учитывать западный опыт и российскую специфику. Чтобы эффективно инвестировать ограниченные финансовые средства, надо знать фактическую ситуацию, определить приоритеты, «вкладывать туда, где есть результат». И т.д.

Однако требуемый для этого системный подход в деятельности правительства не просматривается. Под увлечённые споры министров и финансистов на тему «Достиг ли рубль «дна?» у граждан изымают пенсионные накопления, не исключают усиления налогового бремени.

В Госдуме инициируют не безотлагательные поправки в законы, облегчающие импортозамещение (и не только) в условиях войны санкций, а принимают законопроект, предусматривающий бюджетные компенсации ущерба при отчуждении имущества россиян решениями иностранных судов. По данным СМИ, российский премьер данную инициативу также поддерживает.

Бизнес (крупный прежде всего), так и не предложив свой комплексный пакет первоочередных мер, выводит капиталы из страны (отток капитала из страны в 2014 г. может достичь 120 млрд долл., одновременно надеясь — не без оснований и не в первый раз! — на финансовую помощь государства. Пенсионные накопления и средства ФНБ уже делят.

Граждане, озабоченные текущими проблемами и бытовыми неурядицами, стараются, прежде всего, свести концы с концами.

Зато эксперты всех мастей (от уважаемых профессионалов до самоуверенных любителей) в поте лица толкуют и прогнозируют: было — не было, будет — не будет. Они указывают, что «импортозамещение оказалось переходом на китайский импорт, а не на отечественный продукт. Россия оказалась на грани экономической катастрофы по вине собственного правительства, а западные санкции, которые могли бы заставить нас совершить модернизационный рывок, лишь усугубляют ситуацию» (http://me-forum.ru/media/news/3315/).

Информация к размышлению

По результатам опроса, выполненного Институтом экономической политики им. Егора Гайдара, большая часть руководителей промышленных предприятий заявили, что не смогут или не планируют переходить на отечественные машины и оборудование, сырье и материалы. Наибольший рост закупок отечественного оборудования и сырья возможен в металлургии — более 50% респондентов. В пищевой индустрии импортозамещение возможно на 35% предприятий, в машиностроении — на 33%, в лесной промышленности — на 26%, в легкой промышленности и стройиндустрии — менее 10% («Импортозамещение — дело тонкое», «Экономика и жизнь», 17 октября 2014 г.).

*****

На инвестиционном форуме «Россия зовёт!» продемонстрирован «общий консенсус: никаких решительных действий, антикризисных мер и введения новых стимулов правительство не планирует. Только экономия бюджета, только высокие процентные ставки и инфраструктурные мегапроекты» (Slon.ru, 3 октября 2014 г.).

Абел Аганбегян, завкафедрой экономической теории и политики РАНХиГС, охарактеризовал сложившуюся ситуацию как триединство стагнации, рецессии и стагфляции. Старение фондов, корпоративный долг, превышающий 700 млрд долл., недостаток инвестиций. Для сравнения: в Китае инвестиции составляют половину ВВП (http://me-forum.ru/media/news/3305/).

Игорь Руденский, председатель комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству: «…мы напишем программу развития экономики России в условиях экономических санкций. Будем надеяться, что санкции станут для нас лёгкой встряской для того, чтобы посмотреть на себя со стороны, обсудить то, что нужно ещё сделать для развития экономики страны» (там же).

Сопровождаемая уверенной риторикой, сдабриваемой разновариантными сценариями или надеждами на коренной поворот, российская экономика постепенно сползает в рецессию («Финмаркет», 6 октября 2014 г., «Ведомости», 6 октября 2014 г.).

Потому что обилие даже самых умных слов не заменит отсутствия настоящих дел.