1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2873

Юридические лица в России станут привлекательнее для иностранных инвесторов

Новые правила о реорганизации юридических лиц, свобода в уставах непубличных обществ и возможность прокола корпоративной вуали станут реальностью с началом осени. О том, потребуют ли принятые 5 мая поправки в ГК РФ корректировки судебной практики и какие из них наиболее серьезно повлияют на гражданский оборот, «ЭЖ» рассказал заместитель начальника Управления частного права ВАС РФ Денис Новак.

Поправки в ГК РФ, внесенные Федеральным законом от 05.05.2014 № 99-ФЗ (далее — Закон № ­99-ФЗ), безболезненно для юридических лиц накладываются на последние разъяснения ВАС РФ и не потребуют их пересмотра, так как законодательство развивается с учетом арбитражной практики. Так, например, восстановление корпоративного контроля, предусмотренное теперь п. 3 ст. 65.2 ГК РФ (здесь и далее — ссылки на ГК РФ в редакции Закона № 99-ФЗ), базируется на уже сложившейся в судах практике. Этот способ защиты прав позволяет вернуть собственнику долю участия в случае лишения ее помимо его воли, независимо от того, что с ней произошло и как она видоизменилась (превратились ли акции в доли или, наоборот, доли были преобразованы в акции).

Некоторые положения Закона № 99-ФЗ являются даже шагом вперед в развитии идей, выработанных судебной практикой. Например, в проекте постановления Пленума ВАС РФ, посвященного ответственности директоров, предлагалось разъяснить, что фактически определяющее деятельность общества лицо тоже можно привлечь к ответственности за убытки, причиненные по его вине юридичес­кому лицу. Но тогда решили, что без соответствующей нормы в законе такое разъяснение для судов принимать нельзя. Теперь в ГК РФ появится норма п. 3 ст. 53.1, которая позволяет привлекать контролирующих лиц к ответственности на тех же условиях, что и органы обществ.

Осмысления судами потребуют только совсем новые нормы, по которым ранее судебная практика не формировалась. Например, право на предъявление требования о ликвидации юридического лица при обстоятельствах, делающих невозможной его деятельность, данное теперь не только уполномоченному органу, но и рядовому участнику общества.

Непубличные лица могут организовываться как хотят

Важной новеллой ГК РФ, которая начнет работать с сентяб­ря, является новая классификация юридических лиц. Сейчас они делятся только на коммерчес­кие и некоммерческие, а с осени закон будет различать также корпоративные и унитарные организации. Это позволит выделить общие правила для корпораций и заполнять пробелы в их регулировании.

До настоящего времени только две организационно-правовые формы — акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью были подробно урегулированы соответствующими федеральными законами: от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО) и от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО). Теперь в ГК РФ появятся нормы, общие для любых корпораций, которые будут применяться там, где прямого регулирования специальными законами нет.

Так, например, устанавливается дифференцированное регулирование для публичных и непубличных корпораций. Для последних (а это все ООО и АО, не торгующие своими акциями на бирже, которые составляют 99% существующих юридичес­ких лиц) вводится принцип диспозитивности норм корпоративного права. Статья 66.3 ГК РФ дает их участникам право внести в устав своим единогласным решением такие изменения, которые преду­сматривают регулирование, отличное от норм закона. Причем без необходимости упоминания в нормах специальных законов об АО и ООО возможности преду­смотреть иное регулирование. Теперь в непубличных корпорациях можно как предусмотреть наличие коллегиального органа управления, так и наоборот, отказаться от его существования, перераспределив его функции. Можно передать компетенции общего собрания на усмотрение более низкого по иерархии органа (за исключением таких важных вопросов, как реорганизация или ликвидация общества, изменение устава и т. п.). Можно как угодно конструировать преимущественное право покупки: либо отменить его, либо расширить не только на продажу третьи лицам, но и, например, на участников общества.

Такая диспозитивность должна повысить конкурентоспособность нашей правовой сис­­темы в глазах иностранных инвесторов. Ведь они привыкли, что по английскому праву могут при создании непубличной компании предусмотреть уставом что угодно. А приходя к нам, обнаруживали, что по действующему законодательству многое оказывается невозможным, так как нормы права считаются императивными. Например, участников ООО вне зависимости от их количества обязательно нужно уведомлять о проведении общего собрания за 30 дней. Но ведь если их всего двое, они по телефону могут друг другу позвонить и договориться собраться завтра и принять решение. Главное, чтобы то иное, что они предусмотрели в уставе, не ущемляло чьи-либо права участия.

Естественно, когда иностранный инвестор приходил и видел, что все эти привычные ему опции в российской правовой системе недоступны, он уходил и создавал юридическое лицо по английскому праву. И платил налоги туда, а не в наш бюджет. Теперь ему будут доступны многие из привычных возможностей.

Освободиться от долгов в ходе реорганизации больше не получится

Во многом изменяются правила прекращения деятельнос­ти юридических лиц. В этой час­ти кроме права ликвидации юридического лица через суд по требованию участника (п. 5 ч. 3 ст. 61 ГК РФ) вводится обязанность участников и учредителей нести расходы, связанные с процедурой ликвидации за счет имущества ликвидируемого, а если его не хватает, то солидарно за свой счет (п. 2 ст. 62 ГК РФ). До настоящего времени эти расходы, как правило, ложились на бюджет. Ведь юридические лица чаще всего ликвидируются по заявлению налоговых органов, и когда выясняется, что средств на ликвидацию на счетах банкрота нет, расходы ложатся на заявителя, то есть, по сути, на госбюджет.

По воле учредителей и участников юридические лица обычно прекращают свою деятельность в ходе реорганизации. Внесенные Законом № 99-ФЗ поправки существенно упрощают правила реорганизации и делают их более гибкими. Новой редакцией ст. 57 ГК РФ допускаются смешанные формы реорганизации, когда слияние происходит одновременно с разделением или выделением при участии любого количества и типа юридических лиц. Таким образом, при слиянии АО и ООО больше не надо будет преобразовывать одно в другое.

Кроме того, в оспаривании реорганизации в суде появляются два способа защиты. Во-первых, признание решения о реорганизации недействительным (ст. 60.1 ГК РФ), что возлагает на лиц, недобросовестно способствовавших принятию решения о реорганизации, обязанность возместить убытки возразившим против нее участникам и кредиторам. И во-вторых, признание реорганизации несостоявшейся (ст. 60.2), позволяющее произвести реституцию, то есть возвратить всех субъектов в первоначальное положение, когда решение о ликвидации юридического лица его участниками на самом деле не принималось и использовались подложные документы.

То, что согласно новым редакциям правил о реорганизации единственным документом, фиксирующим переход прав и обязанностей, теперь становится передаточный акт, по существу ничего не меняет (ст. 59 ГК РФ). Отмена ранее используемого наряду с ним разделительного баланса — не более чем техническая поправка, делающая документооборот более понятным. Содержательно регулирование меняется в другом: теперь даже если какие-то действующие права или обязанности в передаточном акте не упомянуты, это не означает, что они зависли в воздухе. Если из передаточного акта не будет понятно, кто является правопреемником по обязательству юридического лица, то ответственность по этому обязательству солидарно несут все юридичес­­кие лица, созданные в результате реорганизации (п. 5 ст. 60 ГК РФ).

Оплатить уставной капитал можно будет и после регистрации

Новая редакция ст. 52 ГК РФ, закрепившая статус устава в качестве единственного учредительного документа юридического лица (кроме хозяйственных товариществ), также не более чем техническая поправка, на деле он уже является таковым с июля 2009 г., когда из списка учредительных документов ООО был исключен учредительный договор.

До вступления в силу указанных поправок возникли проблемы, поскольку устав ООО мог меняться большинством голосов участников общества, а учредительный договор — только единогласно. Потому порой получалось, что эти два документа начинали друг другу противоречить. Например, если большинству участников удавалось внести изменения в устав, то договор они поменять не могли, если хоть один участник оказывался против. После того как в 2009 г. Закон об ООО поменялся, единственным юридичес­­ким лицом с двумя уставными документами оставался союз (ассоциация). Но в феврале 2013 г. и эта проблема была решена. Последние поправки в ст. 52 ГК РФ просто констатируют, что у юридического лица может быть только один учредительный документ, как правило, устав. И только хозяйственные товарищества будут действовать на основании учредительного договора, который заключается их учредителями (участниками) и к которому применяются правила ГК РФ об уставе юридического лица.

Новая редакция п. 3. ст. 52 гласит, что учреждения могут действовать на основании единого типового устава, утвержденного их учредителями или уполномоченным ими органом. Но это относится лишь к учреждениям, созданным для осуществления деятельности в определенных сферах. Что касается иных организационно-правовых форм юридических лиц, то для них право использовать типовые уставы преду­смотрено п. 2 ст. 52 ГК РФ. Эта норма направлена на упрощение регистрации таких предприятий: при желании учредители смогут не приносить на регистрацию собственный текст устава, а просто отметить в заявлении о регистрации, что присоединяются к той или иной утвержденной форме устава. В настоящее время Мин­экономразвития России уже разрабатывает в качестве первого шага типовые уставы для ООО.

Стоит обратить внимание на то, что одновременно с Законом № 99-ФЗ президент подписал и Федеральный закон от 05.05.2014 № 129-ФЗ «О внесении изменений в статью 90 части первой Гражданского кодекса РФ и статью 16 Федерального закона „Об обществах с ограниченной ответственностью“», который отменяет обязанность оплачивать не менее половины уставного капитала ООО до его регистрации. Это послабление направлено на снижение временных издержек при регистрации юридических лиц. Необходимость открывать специальный накопительный счет в банке, на который вносить не менее половины уставного капитала, а затем получать у банка справку о том, что эта половина внесена, существенно затягивала регистрацию. Теперь этого не требуется: регистрировать ООО можно сразу, а уставной капитал вносить в течение четырех месяцев со дня регистрации. Но для предотвращения возможных злоупотреблений одновременно вводится норма о том, что пока учредитель не оплатил уставной капитал ООО, он несет полную субсидиарную ответственность по долгам этого юридического лица. Так что побыстрее выполнить данную обязанность в интересах учредителя. Минимальный размер уставного капитала при этом не меняется: 10 000 руб. для ООО и 100 000 руб. для АО, из которых не менее 10 000 руб. необходимо уплатить деньгами.

В ГК РФ появится намек на аффилированность, а также признание нового статуса директора

Изначально реформа предполагала детальное регулирование аффилированности в Гражданском кодексе. Но после длительных дискуссий между крупным бизнесом и представителями миноритариев было решено развернутое регулирование не включать. Возобладал аргумент о том, что единого понятия аффилированости быть не может, и для каждой сферы, в которой она может проявляться, необходимо формировать специальное регулирование. В результате ст. 53.2, посвященная аффилированности, ни о чем конкретном не говорит. Она сформулирована как отсылочная и подразумевает, что когда аффилированность имеет значение, нужно смотреть в какой-то другой закон, который эти вопросы регулирует.

При этом законодатели от совершенствования законодательства об аффилированности вовсе не отказались. Просто развитие его будет происходить на уровне специальных законов. Пока же за неимением специальных законов роль такого закона продолжит исполнять старый закон о конкуренции (Закон ­РСФСР от 22.03.91 № ­948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»). В нем остались действующими только эти нормы об аффилированности, используемые в корпоративном праве, а вовсе не для борьбы с антиконкурентными соглашениями, для которых в антимонопольном праве теперь используется понятие группы лиц. Но в дальнейшем планируется внести изменения в Законы об АО и ООО, которые урегулируют понятие аффилированности именно для корпоративных отношений. Возможно, это произойдет на основе тех формулировок, которые изначально предлагались для внесения в ГК РФ. Если понадобится более точное регулирование аффилированности, например, в сфере госзакупок, то это напишут в соответствующем законе.

Зато весьма существенное изменение для оборота влечет новая редакция ст. 53 ГК РФ, в которой директор юридичес­кого лица прямо признается его представителем. Ранее считалось, что директор — это какой-то особый орган в составе юридического лица. Говоря, что директор — это представитель, законодатель распространяет на него все правила ГК РФ о представителях, в частности ст. 182 ГК РФ, которая, например, запрещает представителю совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично.

Корпоративную вуаль можно сдернуть только в ходе банкротства

Широко обсуждавшаяся норма, возлагавшая ответственность на контролирующее лицо по долгам общества перед кредиторами, в результате в Гражданский кодекс не прошла. Возобладал подход, согласно которому считается достаточным привлечение к ответственности всех контролирующих лиц и распределение взысканного с них между кредиторами в рамках процедуры банкротства. На полное снятие корпоративной вуали вне банкротства законодатели решительно не пошли. Но в некоторой степени возможность ее прокола дается появлением в ГК РФ ответственности за убытки, причиненные обществу. Согласно новой ст. 53.1 ГК РФ привлекать к ответственности за виновно причиненные обществу убытки можно не только директора, но и мажоритария, который предопределил результаты голосования на собрании, или даже лицо, которое формально вообще не является участником общества, но оказывает влияние на принимаемые решения. Кроме того, в ГК РФ осталась норма о солидарной ответственности материнской компании по долгам дочерней, которая была и раньше, но особо не работала.

Таким образом, если кредитор захочет добраться до конт­ролирующего лица с целью взыс­кать с него долги общества, ему необходимо будет инициировать банкротство. Впрочем, сделать это легко, если кредитору не платят, и по его требованию уже есть судебное решение.

ЗАО и ОДО уходят незаметно

Громкое исчезновение таких видов юридических лиц, как общество с дополнительной ответственностью (ОДО) и закрытое акционерное общество (ЗАО), на самом деле пройдет почти незаметно для оборота, поскольку является чисто техническим изменением. ОДО и так не пользовались популярностью — их появилось не более десятка. Оказалось, что мало кто пожелал возложить на себя субсидиарную ответственность, имея возможность просто создать ООО. Но если желающие все-таки найдутся, то благодаря диспозитивности регулирования непубличных обществ они смогут предусмот­реть свою дополнительную ответственность в уставе.

ЗАО же на самом деле не упраздняются. Просто устраняется деление акционерных обществ на закрытые и открытые, которые ранее регулировались по-разному. В связи с введением в ГК РФ дифференцированного регулирования публичных и непубличных юридических лиц ЗАО теперь будут именоваться просто АО и регулироваться как непуб­личные общества. Причем переходные положения Закона № 99-ФЗ практически не возлагают дополнительных трудностей на ранее созданные юридичес­кие лица. Перерегистрации ЗАО не требуется, их наименования и уставы подлежат приведению в соответствие с новой редакцией ГК РФ только при первом изменении устава, когда самому юридическому лицу надо будет что-то в нем поменять (п. 7 ст. 3 Закона № 99-ФЗ). Со старым наименованием можно будет существовать сколь угодно долго, более того, до первой перерегистрации к этим юридичес­ким лицам будут применяться и старые правила о ЗАО, которые с 1 сентяб­ря прекращают свое действие (п. 9 ст. 3 Закона № 99-ФЗ). Важно отметить, что на период до изменения устава сохранится и преимущественное право акционеров на покупку акций, несмотря на то что из ГК РФ оно исключается. Но при изменении устава данное право продолжит существовать, только если будет предусмотрено обновленным уставом.

Появление в списке корпоративных юридических лиц товариществ собственников недвижимости вызвано потребностью распространить всем уже понятную форму товариществ собственников жилья (ТСЖ), в рамках которой осуществляется управление общим имуществом многоквартирных домов, на управление другими видами имущественных комплексов, объединяющих разных собственников. По этой модели можно создавать юридические лица для управления нежилыми здания­ми, коттеджными поселками и таунхаусами. К этой форме близки и дачные товарищества, поэтому на них также будут распространяться правила о товариществах собственников недвижимости (подп. 6 п. 8 ст. 3 Закона № 99-ФЗ).