1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 4590

Банкротство должника: оспаривание действий по исполнению кредитных договоров

Одним из самых распространенных инструментов защиты прав кредиторов в последнее время стало оспаривание сделок должника-банкрота. В рамках настоящей публикации исследуется применение судами категории добросовестности при оспаривании действий заемщиков-банкротов, совершенных за несколько месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (п. 2 и 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Оспаривание в рамках дел о банкротстве сделок должника после вступления в силу норм главы III.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) стало одним из самых эффективных, а потому распространенных способов защиты прав кредиторов. Достаточно сказать, что в 1-м полугодии прошлого года судами в рамках дел о банкротстве было рассмотрено на 30% больше заявлений о недействительности сделок должника, чем за аналогичный период 2012 г.1

В то же время нельзя не отметить, что формальный подход судов к применению положений Закона о банкротстве, регламентирующих специальные основания недействительности сделок, иногда приводит к нарушению прав добросовестных кредиторов, в том числе кредитных организаций. Это стало одной из причин появления в 2013 г. разъяснений ВАС РФ (см. постановления Пленума от 02.07.2013 № 56 и от 30.07.2013 № 59)2.

Несмотря на их появление, управление рисками при совершении подобных сделок остается сложным.

Тем не менее анализ разъяснений ВАС РФ в совокупности с судебной практикой по конкретным делам позволил определить признаки, которые суды оценивают в качестве подтверждающих или опровергающих доб­росовестность банка как кредитора должника при совершении сделок или получении платежей от должника как заемщика. Эти признаки имеют определяющее значение в случае оспаривания сделок по основаниям, преду­смотренным п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве, поскольку сделки, указанные в п. 1 данной статьи и совершенные должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, могут быть признаны судом недействительными, если установлено, что кредитору было известно о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, позволяющих сделать вывод о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Анализ обстоятельств, подтверждающих или опровергаю­щих осведомленность банка о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества заемщика, целесообразно осуществлять применительно к конкретным источникам подобной информации и к фактическим обстоятельствам, которые могут являться основанием для выводов относительно финансового состояния заемщика.

Банк не всегда может обладать достоверной информацией о финансовом положении заемщика

До появления разъяснений ВАС РФ, содержащихся в п. 12.2 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 (в ред. от 30.07.2013) «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоя­тельности (банкротстве)“» (далее — постановление № 63), суды часто исходили из того, что статус банка как кредитной организации, позволяющий знакомиться с бухгалтерской и иной отчетностью заемщика, сам по себе свидетельствует о наличии у банка информации о финансовом состоянии заемщика и возникновении у него признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества. В частности, информированность банка презюмировалась при наличии в кредитном до­говоре условия об обязанности заемщика представлять банку копии квартальных и годовых балансов, отчетов о прибылях и убытках в течение определенного срока, с одновременным приложением расшифровки дебиторской и кредиторской задолженности, справок из налоговых органов об отсутствии (наличии) задолженности перед бюджетом всех уровней и внебюджетными фондами и других документов (постановление Президиума ВАС РФ от 20.03.2012 № 14104/11 и Определение от 05.03.2011 по делу № А45-14463/2010).

Как разъяснил Пленум ВАС РФ в постановлении № 63 (п. 12.2), наличие у банка статуса кредитной организации не может рассматриваться как единственное достаточное обос­нование того, что банк знал или должен был знать о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника; лицо, оспаривающее сделку, должно представить конкретные доказательства недобросовестности кредитной организации.

В случаях когда законодательство или кредитный договор предусматривают получение банком от заемщика документов о его финансовом положении, необходимо учитывать, имелись ли в них конкретные сведения, заметно свидетельствующие о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Например, при наличии задержки платежей считается, что банк должен истребовать такую документацию для проверки финансового состояния должника. При отсутствии основания для проверки финансового состояния заемщика (в частности, отсутствия просрочки в исполнении обязательств) суд делает вывод о том, что банк не знал и не должен был знать о неплатежеспособности должника (постановление ФАС Северо-Западного округа от 16.09.2013 по делу № А56-70026/2010).

Анализ судебной практики позволяет выделить некоторые финансовые показатели, позволяю­щие сделать вывод о наличии у заемщика признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества. К их числу относится следующая информация:

■ сведения о значительной задолженности по займам и кредитам (Определение Арбитражного суда города Москвы от 01.04.2013 по делу № А40-140896/10-124-793Б);

■ совокупность данных о том, что задолженность перед банком составляет существенную часть (более 20%) от размера активов заемщика (Определение Арбитражного суда Новосибирской области от 05.03.2011 по делу № А45-14463/2010);

■ сведения о возникновении у заемщика чистого убытка при наличии в предыдущем периоде чистой прибыли (Определение Арбитражного суда Новосибирской области от 05.03.2011 по делу № А45-14463/2010);

■ сведения, позволяющие считать представленную заемщиком бухгалтерскую отчетность недостоверной, в частности, отсутствие в ней данных о ранее выданных этим же банком кредитах при обращении за получением еще одного кредита, в случае отражения которых в бухгалтерском балансе обязательства заемщика превысили бы балансовую стоимость его активов (постановление ФАС Уральского округа от 22.08.2012 по делу № А50-4821/2011);

■ данные о наличии у заемщика активов исключительно в виде дебиторской задолженности и запасов при условии снижения их показателей (постановление ФАС Уральского округа от 22.08.2012 по делу № А50-4821/2011).

В конкретном деле суд также принял по внимание в качестве доказательств того, что банк, осуществляющий регулярный анализ представляемой заемщиком документации, не мог знать о неплатежеспособности последнего, следующие обстоятельства (Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 28.09.2012 по делу № А56-55214/2010), которые следует учитывать при оценке рисков признания недействительными платежей по кредитным договорам:

■ отрицательное значение собственных средств в пассиве баланса заемщика являлось следствием осуществления инвестиционного проекта за счет заемных средств с отнесением на расходы издержек по ­­кре­­дитам;

■ из представленных заемщиком документов можно было сделать вывод о благоприятных перспективах кредитуемого бизнес-проекта (например, его высокая окупаемость);

■ в балансе заемщика числились основные средства и незавершенное строительство;

■ имелась выручка от продаж;

■ существовали обороты по ­­счетам.

Кроме того, банк может быть признан не осведомленным на момент совершения заемщиком платежей по погашению кредита о наличии признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества у должника в случае, если:

■ отсутствует картотека к счету заемщика, открытому в банке;

■ нет просроченной задолженности и пролонгации по действующим кредитным продуктам в банке;

■ заемщик проводит платежи, необходимые для осуществления финансово-хозяйственной деятельности, что свидетельствует о том, что он активно работает и не планирует прекращать деятельность;

■ банку заемщиком представлены справки из основных обслуживающих банков об отсутствии картотеки и неоплаченных в срок документов;

■ заемщик представил банку справки из основных обслуживающих банков об отсутствии увеличения задолженности по кредитам или открытии новых кредитных договоров;

■ банку заемщиком была представлена справка налогового органа об отсутствии задолженности по налогам и сборам;

■ у банка отсутствуют доказательства того, что финансовое состояние заемщика, состав имеющегося у него имущества на момент совершения платежей заведомо не позволяло произвести расчеты с иными кредиторами (постановления ФАС Северо-Западного округа от 22.05.2013 по делу № А56-55214/2010, от 16.09.2013 по делу № А56-70026/2010).

Применительно к оценке платежеспособности заемщиков в банковской практике возникает вопрос о соотношении доказательственного значения показателей финансовой, бухгалтерской отчетности заемщика и категории качества ссудной задолженности применительно к Положению о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности, утвержденному Банком России 26.03.2004 № 254-П.

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод о том, что сама по себе оценка банком качества ссудной задолженности как задолженности достаточно высокой категории не имеет значения в случае, если в доступной банку бухгалтерской отчетности имелись сведения, позволяющие сделать вывод о неплатежеспособности заемщика (постановления ФАС Уральского округа от 22.08.2012 по делу № А50-4821/2011, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2012 по делу № А71-12015/2010.). Таким образом, приоритетными являются конкретные финансовые показатели деятельности заемщика, отраженные в доступной банку финансовой и бухгалтерской отчетности, а не установленная банком категория качества ссудной задолженности. Ссылка банка на высокую категорию задолженности как обоснование своей добросовестности может быть опровергнута и фактом предъявления иска к заемщику о взыскании задолженности (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2012 по делу № А71-12015/2010).

Немаловажное значение при оценке добросовестности банка имеет соблюдение им соответствующих внутренних правил об условиях предоставления и обслуживания обеспеченных кредитов. В случае непредставления заемщиком определенных документов, предусмотренных такими правилами (в частности баланса), суд может прийти к выводу о том, что банк мог знать о наличии признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества заемщика (постановление ФАС Уральского округа от 19.08.2013 № Ф09-2549/12 по делу № А71-6044/2011).

Сведения о финансовом состоянии должника в открытых источниках информации и добросовестность банка

Как разъяснил ВАС РФ в постановлении № 63, размещение на его сайте в картотеке арбит­ражных дел информации о вынесенных в отношении заемщика судебных актах само по себе не означает, что банк должен был знать о неплатежеспособности должника.

Оценивая, может ли размещенная информация свидетельствовать об осведомленности банка относительно неплатежеспособности заемщика, суды отмечают, что необходимо дифференцировать информацию о судебных актах по искам, связанным с взысканием задолженности ввиду недобросовестного поведения заемщика, от сведений о судебных актах, связанных с наличием спорной ситуации относительно самого факта возникновения его обязанностей (постановление ФАС Поволжского округа от 02.07.2013 по делу № А57-22890/2011). Если из опуб­ликованных судебных актов банк мог сделать вывод о недоб­росовестном поведении заемщика при оспаривании совершенных после опубликования сделок, суд может прийти к выводу об осведомленности банка относительно неплатежеспособности заемщика.

Общедоступность информации о спорах заемщика, а также о результатах их рассмотрения, как правило, учитывается судами в качестве доказательства осведомленности банка о признаках неплатежеспособности заемщика в совокупности с иными обстоятельствами (постановления ФАС Северо-Западного округа от 22.05.2013 по делу № А56-55214/2010, Уральского округа от 19.08.2013 № Ф09-2549/12 по делу № А71-6044/2011).

Применительно к категориям споров, в связи с опубликованными судебными актами по которым банк может быть признан осведомленным о неплатежеспособности заемщика, в большинстве случаев речь идет о спорах, связанных с неисполнением денежных обязательств по поставке, договорам займа, кредитным договорам, договорам аренды (постановления ФАС Поволжского округа от 02.07.2013 по делу № А57-22890/2011, Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2013 по делу № А57-22890/1, Первого арбитражного апелляционного суда от 10.05.2012 по делу № ­­А43-21911/2010).

Однако, по нашему мнению, к их числу следует также отнести споры, следствием удов­летворения которых является утрата заемщиком права собственности на активы (например, об истребовании имущества, о признании права собственности), а также корпоративные споры (в том числе о выплате действительной стои­мости доли, о принудительном выкупе акций).

Исключение составляют случаи, когда до совершения оспариваемых платежей сам банк обращался в суд с иском о взыс­кании задолженности (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2012 по делу № ­­А71-12015/2010).

В то же время существует судебная практика, в соответствии с которой обращение банка до совершения заемщиком оспариваемых платежей с иском о взыскании задолженности и последующее принудительное исполнение решения суда судебными приставами сами по себе не свидетельствуют об осведомленности банка о неплатежеспособности заемщика, поскольку обращение в службу судебных приставов было признано в конкретном случае ординарным вариантом принудительного исполнения решения суда (постановление ФАС Поволжского округа от 02.07.2013 по делу № А57-22890/2011).

Даже размещение на сайте ВАС РФ в картотеке арбит­ражных дел информации о возбуждении дела о банкротстве не является безусловным основанием того, что банк должен был знать о неплатежеспособности должника. Однако это об­стоятельство может быть принято во внимание, если с учетом характера сделки, личности кредитора и условий оборота проверка сведений о заемщике должна была осуществляться, в том числе путем его проверки по указанной картотеке (п. 12 постановления № 63).

В частности, если оспариваемый платеж заемщика был получен после того, как банк подал заявление о признании должника банкротом или узнал о подаче такого заявления другим кредитором, то при решении вопроса о добросовестности банка учитывается:

■ свидетельствовали ли обстоятельства подачи такого заявления о том, что имеет место действительно неплатежеспособность должника, либо банк рассматривает возбуждение такого дела как ординарный вариант принудительного исполнения судебного решения;

■ были ли поданы в рамках возбужденного дела о банкротстве заявления других кредиторов.

Также предполагается, что банк должен был знать о неплатежеспособности должника, если в официальном издании были опубликованы сведения о наличии задолженности по заработной плате перед работниками в значительном размере (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21.05.2013 по делу № А03-638/2011). В случае разумной, необходимой и достаточной осмотрительности при таких обстоятельствах предполагается, что банк, совершая оспариваемые сделки, должен был знать о нарушении очередности погашения требований по текущим платежам.

Обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестности банка

Из судебной практики следует, что даже обстоятельства, на первый взгляд, бесспорно свидетельствующие об информированности банка относительно неплатежеспособности заемщика, далеко не всегда являются таковыми.

Например, получение банком платежа в ходе исполнительного производства, или со значительной просрочкой, или от третьего лица за должника, или после подачи банком или другим кредитором заявления о признании заемщика банкротом само по себе еще не означает, что банк должен был знать о неплатежеспособности должника (п. 12 постановления № 63).

В то же время предполагается, что банку было известно о наличии у заемщика признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества, если:

■ после совершения оспариваемой сделки у должника не останется имущества, достаточного для полного погашения имеющихся у него обязательств, относящихся при банкротстве к первой и второй очереди, и (или) для финансирования процедуры банкротства за счет текущих платежей, указанных в ст. 138 Закона о банкротстве;

■ оспариваемой сделкой прекращено в том числе обеспеченное залогом обязательство по уплате неустоек или иных финансовых санкций, и после совершения оспариваемой сделки у должника не останется имущества, достаточного для полного погашения имеющихся у него обязательств перед другими кредиторами в части основного долга и причитающихся процентов (п. 29.3 постановления № 63);

■ со счета заемщика, открытого в данном банке, взыскивались денежные средства на основании возбужденных исполнительных производств (постановления ФАС Дальневосточного округа от 13.05.2013 № Ф03-1714/2013, Шестого арбит­ражного апелляционного суда от 01.03.2013 № 06АП-525/2013 по делу № А73-12811/2010, Определение ВАС РФ от 26.06.2013 № ВАС-8087/13);

■ на денежные средства заемщика, находящиеся на открытом в данном банке счете, в рамках исполнительного производства был наложен арест (Определение Арбитражного суда Новосибирской области от 05.03.2011 по делу № А45-14463/2010);

■ банк являлся одновременно кредитором по текущим обязательствам и кредитной организацией, обслуживающей расчетный счет должника и обладающей правом требовать от заемщика периодического предоставления анализа финансового положения (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21.05.2013 по делу № А03-638/2011);

■ заемщик неоднократно обращался к банку с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок;

■ по банковскому счету должника в течение длительного времени имелась картотека (в том числе скрытая);

■ банк включал в картотеку № 2 на счете должника свои инкассовые требования по кредитному договор (Определение Арбитражного суда Чувашской Республики — Чувашии от 31.10.2012 по делу № А79-5276/2010);

■ имело место безакцептное списание банком денежных средств с расчетного счета должника в счет погашения кредита (постановление Президиума ВАС РФ от 09.04.2013 № 15792/12 по делу № А10-1563/2012), при этом списание одним банком со счета заемщика денежных средств, предоставленных иным банком в порядке рефинансирования зне свидетельствует о недобросовестности первого банка (постановление ФАС Московского округа от 01.07.2013 по делу № А41-14628/11);

■ на момент совершения оспариваемой сделки у заемщика имелись денежные средства, достаточные для оплаты требований кредиторов, обязательства которых возникли ранее обязательств должника перед банком (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21.05.2013 по делу № А03-638/2011).

В практике часто возникают вопросы, связанные с оценкой сделок заемщиков, направленных на исполнение его обязательств перед банком третьими лицами. В случае перевода заемщиком долга перед банком третьему лицу и погашения последним данных обязательств не происходит удовлетворения требований банка как кредитора, происходит лишь смена должника перед таким кредитором. Соответственно, ни перевод долга, ни платежи третьего лица банку не могут сами по себе нарушать прав других кредиторов должника. Каких-либо неблагоприятных последствий для других кредиторов должника в результате перевода долга в этом случае не возникает, поскольку конкурсная масса не уменьшается (постановление ФАС Поволжского округа от 15.08.2013 по делу № А17-243/2012). В то же время, если оспариваемые платежи были осуществлены за должника третьим лицом (например, в порядке ст. 313 ГК РФ), то они могут быть признаны недействительными (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21.05.2013 по делу № А03-638/2011).

Противоречия в практике удовлетворения требований банков как залоговых кредиторов

Суды демонстрируют противоречивые подходы применительно к оценке сделок (действий) по удовлетворению требований банка как залогового кредитора с нарушением установленного ст. 138 Закона о банкротстве порядка. Одни считают, что одним из фактических обстоятельств, подлежащих установлению при оценке действительности сделок, оспариваемых на основании абз. 5 п. 1 и п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве, по удовлетворению требования банка, обеспеченного залогом имущества должника (уплата денег, в том числе вырученных посредством продажи предмета залога залогодателем с согласия банка или при обращении взыскания на предмет залога в исполнительном производстве, либо передача предмета залога в качестве отступного, в том числе при оставлении его за собой в ходе исполнительного производства),

является то, получил ли банк как залогодержатель вследствие этой сделки удовлетворение большее, чем он бы получил при банкротстве по правилам ст. 138 Закона о банкротстве, то есть более 80% (Определение ВАС РФ от 16.05.2013 № ВАС-5433/13 по делу № А56-48091/2010, постановление ФАС Московского округа от 01.07.2013 по делу № А41-14628/11).

Согласно другой правовой позиции удовлетворение требований залогового кредитора в полном объеме вне рамок дела о банкротстве признается недействительным как нарушающее очередность удовлетворения требований кредиторов (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.05.2013 по делу А28-9130/2010).

Как следует из постановления № 63, для оценки действительности сделок, совершенных в течение одного месяца до принятия судом дела о признании должника-заемщика банкротом (п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве), категория добросовестности банка не имеет правового значения (п. 14 постановления № 63, Определение ВАС РФ от 11.09.2012 № ВАС-11485/12 по делу № А65-12161/2010, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 13.07.2012 по делу № А65-12161/2010.). В то же время хотелось бы отметить, что существует правовая позиция ФАС Уральского округа, согласно которой признание недействительными всех сделок по исполнению обязательств перед контрагентами, совершенных за месяц до возбуждения дела о несостоятельности (банкротстве), ведет к дестабилизации гражданского оборота и неоправданному отрицанию всей обычной деятельности должника за месяц до возбуждения производства по делу о несостоятельности (банкротстве), нарушению принципов правовой определенности и обеспечения разумного баланса имущественных интересов участников гражданского оборота (постановление ФАС Уральского округа от 15.10.2013 № Ф09-7350/12 по делу № А47-10499/2010). Данный подход представляется более правильным. Остается лишь надеяться, что общая тенденция развития судебной практики относительно недействительности сделок банкротов приведет к преобладанию дифференцированного подхода с точки зрения добросовестности кредитора и по отношению к сделкам, совершенным менее чем за один месяц до возбуждения дела о банкротстве.

1 На дату подготовки публикации статистические данные о работе системы арбитражных судов за 2013 г. не опубликованы.

2 Постановление Пленума ВАС РФ от 02.07.2013 № 56 «О внесении дополнения в постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 „О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“»; постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 «О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 „О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“».