1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 511

Козак заверил, что фактов нецелевого использования денег в Сочи не было

В четверг, 16 января, после заседания правительства, где обсуждалась готовность олимпийских объектов к началу соревнований, вице-премьер Дмитрий Козак сообщил журналистам, что в Сочи фактов нецелевого и неэффективного использования средств нет. Так он продолжил отвечать на обвинения, прозвучавшие недавно от члена Международного олимпийского комитета Жан-Франко Каспера, который выразил уверенность, что треть бюджета строительства, примерно 13 млрд евро, в России разворовали.

Вице-премьер отвечает на такого рода обвинения так. По окончании Олимпиады в Сочи некоторые объекты газовой и энергетической сети будут переданы в собственность государства. К примеру, газопровод, построенный госкорпорацией «Олимпстрой», будет передан в собственность РФ с последующей передачей «Газпрому». Некоторые линии электропередачи тоже будут переданы в собственность РФ с последующей капитализацией «Россети». «Никакие непрофильные активы передаваться госкомпаниям не будут, такой необходимос­ти нет», — цитирует Д. Козака ИТАР-ТАСС.

Д. Козак назвал и общую сумму затрат — 214 млрд руб. По его словам, более 99 млрд руб. из них — бюджетные средства, еще 114 млрд руб. — внебюджетные источники, инвестиции, которые удалось привлечь к подготовке Олимпиады.

«Таким образом, около 214 млрд руб. — это общая сумма, стоимость всего того, что необходимо было сделать в период подготовки Олимпиады, инвес­тиционные расходы, — говорит вице-премьер. — Проведены итоговые проверки и Счетной палатой, и Росфиннадзором, которые подтвердили, что фактов нецелевого и неэффективного использования нет».

Конечно, соглашается Д. Козак, в ходе подготовки возникала необходимость проведения так называемых «бросовых работ», когда по требованию экологов, например, была перенесена санно-бобслейная трасса с одного места на другое, такая же ситуация была и с Олимпийской деревней. «Нам пришлось перепроектировать ряд объектов, — пояснил вице-премьер. — Но это незначительные средства, и мы вынуждены были смириться, что они встали в рост».

Также Д. Козак сказал, что выплата процентов и основного долга по кредитам ВЭБ на строи­тельство олимпийских объектов отсрочена до конца 2015 г. Он не стал углубляться в предысторию решения, когда фирмы и корпорации доказывали, что окупить строительство в обозримом будущем не удастся. Не упомянул и о решении покрыть расходы Банка развития из казенных средств, не остановился на динамике изменений соотношения собственно корпоративных и занятых корпорациями у ­ВЭБа средств на строительство. Не разъяснил, какую долю из 114 млрд руб. составили как раз взятые в заем корпорациями — теперь без процентов — деньги. Но и и без излишних подробнос­тей стало ясно, что никаких хищений в Сочи допущено не было.

Разговоры о воровстве вспыхнули в мае прошлого года, когда оппозиционеры Борис Немцов и Леонид Мартынюк представили доклад «Зимняя Олимпиа­да в субтропиках». По их подсчетам выходило, что бюджет Олимпиа­ды побил все мировые рекорды и составил более 50 млрд долл. Недавно тему продолжил президент Международной федерации лыжного спорта (FIS) и член МОК швейцарец Жан-Франко Каспер, который заявил в интервью швейцарской телерадиокомпании SFR, что треть бюджета олимпийского строительства была разворована.

На слова швейцарца быстро откликнулся глава РЖД Владимир Якунин. «Как можно отнес­тись к тому, что официальный представитель Швейцарии заявляет о том, что треть денег при строительстве Олимпиады была сворована? Он что, участвовал в этом воровстве? — говорил В. Якунин на встрече с журналистами в РИА „Новости“. — Тогда его судить надо. Если он получил какие-то материалы, доказывающие, что это правда, то тогда положи на стол. А в противном случае ты клеветник, тебя судить надо по закону... Все эти персонажи, которые открывают рот и произносят всю эту химеру, ерунду по поводу того, как и что происходило, — люди, которые просто не любят ничего позитивного, что происходит в нашей стране».

Менее эмоционально, но более доказательно отвечает на обвинения Д. Козак.