1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1176

Когда слово не есть дело

Наполеону Бонапарту принадлежит изречение: ничто не продвигается вперед, если слова противоречат делам. В российской действительности ощущается явный дефицит позитива. С неугасающей надеждой воспринимаются известия о нечастых решениях, принятых «по уму», а не под дурманящим воздействием субъективных оценок, конъюнктуры, вынуждающих обстоятельств и нежданных событий. Но далее нередко следуют заявления и действия, размывающие суть проблемы, вызывающие если и не ступор, то наверняка обескураживающее недоумение. Так что расслабляться не стоит…

Наступит ли пенсионное благоденствие?

Многострадальными пенсионными проблемами Госдума займётся с учётом неожиданного, но вполне своевременного сообщения министра труда и соцзащиты РФ Максима Топилина: вопрос повышения пенсионного возраста вернётся в повестку дня, когда ожидаемая продолжительность жизни в стране достигнет 80 лет (NEWSru.com/Экономика, 22 октября 2013 г.).

То, что повышение возраста выхода на пенсию должно однозначно корреспондироваться с динамикой роста продолжительности жизни, сомнений не вызывало никогда. По данным Росстата, ожидаемая продолжительность жизни для всего населения в 2012 г. несколько превысила 70 лет, к 2015 г. должна составить почти 72 г., а к 2025 г. — превзойти 78-летний рубеж. Есть ещё одна контрольная точка: прошлогодние майские указы Владимира Путина прогнозируют увеличение к 2018 г. продолжительности жизни в России до 74 лет.

Затруднения, связанные с формированием пенсионной системы страны, также понятны. С одной стороны, содействие отложенному выходу на пенсию и необходимость для многих пенсионеров продолжать работать, в том числе вследствие отсутствия достаточных накоплений и низкой пенсии (табл. 1).

С другой — соответствие образовательного и профессионального уровня работников разных возрастов требованиям высокотехнологичных рабочих мест (которых, как известно, к 2020 г. должно быть в российской экономике порядка 25 млн). Неумолимое старение населения с одновременным сокращением его трудоспособной части (см. рисунок) и число работающих пенсионеров должны учитываться при анализе и принятии решений относительно занятости молодёжи и перспектив формирования инновационной экономики.

Таблица 1. Деньги на достойную старость обеспечат, %

Личные накопления

43

Подработка на пенсии

27

Затрудняюсь ответить

9

Дети и близкие

7

Другое

6

Отчисления работодателя

5

Программа софинансирования

3

Как следует из результатов опроса читателей, выполненного в 2011 г. аналитическим центром газеты «Экономика и жизнь», порядка 70% рассчитывают «на себя», подразумевая под этим собственные сбережения (43%) или возможность подработки (27%).

Зафиксировано скептическое отношение большинства к надеждам на достойное государственное пенсионное обеспечение (отчисления работодателя 5% и программа софинансирования 3%), подтверждаемое данными о неэффективном управлении пенсионными накоплениями. Так, с 2004 по 2012 г. накопленная доходность ВЭБ по вложениям ПФР составила 82,3%, инфляция — 129,2%, среднегодовая реальная доходность — минус 2,9%. Предельно осторожны и негосударственные пенсионные фонды («РБК. Деловой журнал», 22 октября 2013 г.).

Неудивительно, что Минтруд предлагает дополнительно стимулировать тех, кто участвует в программе софинансирования и постоянно в течение 5 лет вносит взносы за счет своих средств — годовым, двухгодовым или полугодовым бонусом («Финмаркет», 1 ноября 2013 г.).

Информация к размышлению

Опрос ВЦИОМ показал, что отчислять часть дохода (порядка 1900 руб. ежемесячно) в счет пенсии самостоятельно готовы 22% россиян (в основном высокообразованные и от 25 до 44 лет). Не смогут участвовать 62% (нет финансовых возможностей, уже поздно). В числе наиболее значимых причин также недоверие к пенсионной системе (22%). Меньше тех, кто считает, что еще успеет накопить позже (13%), предпочитает банковские депозиты (10%), и, наконец, не верят, что достигнут пенсионного возраста (9%) («Финмаркет», 31 октября 2013 г.).

Известно, что ВЭБ имеет право вкладывать средства только в государственные ценные бумаги или ипотечные ценные бумаги, имеющие гарантии РФ. Спрашивается, почему не в акции высокоприбыльных российских компаний, приносящих государству основной доход, на которых взрастали российские олигархи? Ответ — в самом вопросе…

Результаты опроса читателей «ЭЖ» соответствуют данным Росстата, полученным в 2011 г.: в среднем в течение шести лет каждый четвертый россиянин продолжает работать после выхода на пенсию. В структуре работающих пенсионеров около 50% — пенсионеры по старости, 40,4% — граждане, получающие льготную досрочную пенсию, и 8% — пенсионеры, которым назначены пенсии по инвалидности (Expert Online, 13 августа 2012 г.).

Осуществляя пенсионную реформу, правительство надеется, что при новой пенсионной формуле дефицит пенсионной системы к 2030 г. сократится с 2,2 до 1,2% ВВП, а отношение средней пенсии к прожиточному минимуму к 2030 г. составит не менее 2,5. Однако МВФ считает, что предложенные изменения в российской пенсионной системе (с учётом отказа от повышения пенсионного возраста) приведут к увеличению расходов, ослаблению её долгосрочной устойчивости, уменьшат поддержку развития рынков капитала со стороны пенсионных фондов. Более того, можно ожидать повышения ежегодных расходов на пенсии к 2030 г. примерно на 3% ВВП («Прайм», 22 октября 2013 г.).

Фактически сложилась парадоксальная ситуация — российским гражданам различных возрастных групп предлагают жить по разным пенсионным законам, в которые постоянно вносят не только дополнения под видом усовершенствований, но и изменения, отменяющие, при необходимости, ранее принятые положения.

Достаточно указать на недавнее скандальное решение правительства оставить накопительные взносы за 2013 г. в Пенсионном фонде, а взносы за 2014 г. направить в распределительную часть, сэкономив для бюджета 244 млрд руб. и пополнив ими антикризисный резерв. Причём это решение оперативно приняли за сутки до отправки проекта бюджета на рассмотрение в Госдуму.

По мнению президента Центра стратегических разработок Михаила Дмитриева, «накопительные взносы заморожены неправовым путём, статус изъятых денег непонятен, нарушен не просто какой-то один закон — порядка десяти законодательных актов и очень большое количество нормативных актов самого правительства» (Выделено. — В.Т., «Ведомости», 10 октября 2013 г.).

Информация к размышлению

Согласно опросу ВЦИОМ, 57% россиян ничего не знают о пенсионной реформе, 32% «что-то слышали» о ней. Остальные (среди них большинство 18—24-летних) не знают о решении государства зарезервировать в 2014 г. пенсионные средства работающих россиян. О решении государства направить накопления россиян 2014 г. на выплату пенсии нынешним пенсионерам в той или иной степени известно 41% опрошенных. 57% россиян (в т.ч. большинство 18—24-летних) впервые узнали об этом в ходе опроса. Поддержали предложенную меру 19% россиян — чаще это пожилые респонденты. Негативно восприняли 27% опрошенных. Ещё 30% сообщили, что им это безразлично («Пенсии: не знаем, не одобряем, не поддерживаем», «Экономика и жизнь», 2013 г., № 42 — см. здесь же; ВЦИОМ, Пресс-выпуск № 2436, 22 октября 2013 г.).

Как отмечают «Ведомости», с 2002 г. это уже четвёртый этап реформ, «правила игры меняются слишком часто…. Создаётся ощущение нестабильности, что не способствует доверию населения к пенсионным преобразованиям. Хотелось бы, чтобы эти изменения стали последними, но надежды на это мало. Мы видим возрастающие риски пренебрежения долгосрочной стабильностью пенсионной системы в пользу достижения краткосрочных тактических целей» («Ведомости», 5 ноября 2013 г.).

Дебаты о путях пенсионной реформы показали, что свои резоны и опасения имеются у сторонников как обязательной накопительной системы, так и солидарной пенсионной системы («Ведомости», 23 октября 2013 г.). Как поступить? Редкий случай, когда прав Дмитрий Медведев, утверждающий в недавней статье «Время простых решений прошло»: Россия оказалась на развилке.

И долго так топтаться будем? Не напоминают ли часто встречающиеся развилки некий лабиринт или порочный круг?

Креативизм налоговый и не только

Опасность бюджетного дефицита стагнирующей российской экономики вынуждает правительство судорожно «скрести по сусекам». Понятно, что наиболее доступные из них — карманы рядовых граждан. Экономическое давление на население усиливается. Безудержно растёт число предлагаемых и «с потолка» обоснованных налогов, единственное призвание которых — безостановочно пополнять скудеющую государственную казну. Налоговый креативизм крепчает…

Приведём краткий перечень известных правительственных новаций (не путать с инновациями) последнего времени и ближайшего будущего: повышение тарифов ЖКХ и введение социальной нормы на электроэнергию (с нормированием в дальнейшем потребления воды, газа, тепла), бесконечная пенсионная реформа, повышение акцизов на бензин с последующим ростом розничных цен и замена транспортного налога на экологический, налог на использование шипованной резины на автомобилях, неопределённая судьба материнского капитала, снижение расходов на такие социально значимые статьи, как медицина и образование, и т.д. и т.п.

Информация к размышлению

1. По информации главы Федеральной службы по тарифам Сергея Новикова, месяц действия социальных норм на энергопотребление в шести пилотных регионах показал, что большинству домохозяйств удалось снизить свои расходы на электричество на 10—90 руб.

Соцнормы действуют в Нижегородской, Орловской, Владимирской и Ростовской областях, а также в Забайкальском и Красноярском краях. Социальные нормы разные: от 50 кВт/ч во Владимирской области до 190 кВт/ч в Орловской. Если эксперимент пройдёт удачно, с 1 июля 2014 г. «энергетический паёк» будет установлен на территории всей страны.

2. Методика определения соцнормы учитывает 105 критериев: количество проживающих в квартире, наличие газовой или электрической плиты и т.д. Изначально обсуждалось 700 критериев. Расчет соцнормы будет совершенствоваться. Введение соцнормы на территории всей страны — кропотливая работа в каждом регионе, с учётом местной специфики потребления энергии («РБК daily», 24 октября 2013 г.).

Увидеть в налоговом массиве стимулы к модернизационным и инновационным преобразованиям невозможно. Подобные выражения давно стали ораторским приёмом, своего рода фигурой речи, вызывающей лишь грустные (не до смеха) аналогии. Ведь если введение налога «на шины» по существу означает плату за право ездить по далеко не комфортным российским дорогам, то почему не додуматься до налогов «на снег» — за расчистку улиц и тротуаров или «на шубы» — за право ездить в общественном транспорте зимой, занимая в нём больше места, чем в тонкой одежде летом?

Даже робкие попытки перераспределить ресурсы наталкиваются на «бюджетные завязки» с бизнесом — монополиями, крупными промышленными компаниями, лоббирующими структурами, ущемлять интересы которых не решается не только Минфин. Проще получать «лёгкие» деньги с населения («Новые Известия», 23 октября 2013 г.).

Нам уже приходилось — с учётом во многом неадекватных и необъяснимых соцнорм потребления и нескончаемых проблем многострадальной пенсионной реформы — предлагать вариант радикальной меры социального характера: ввести социальную норму на дожитие, в частности, пенсионеров — отработавших своё, но продолжающих потреблять… («Соцнорма на дожитие?» — см. здесь же).

Как говорится, в каждой шутке есть доля шутки, остальное — правда. Но тот, кто считает социальную норму на дожитие излишне «чёрным» юмором, ошибается. Действительность всегда многообразнее.

Выступая на международном экономическом форуме в Москве, первый вице-премьер Игорь Шувалов публично заявил, что дорогая нефть мешает развитию инноваций в России, запрос на которые возможен лишь при её удешевлении. Как жёстко, но справедливо подметил известный экономист Михаил Делягин, «по логике этой ключевой для социально-экономической политики фигуры, инновационное развитие должно бы наблюдаться в 90-е: тогда нефть стоила немного, и денег у государства не было. Но Россия захлебывалась кровью, а не инновациями» («Московский комсомолец», 23 октября 2013 г.).

По логике Шувалова, если цены на нефть упадут, а доходы от экспорта углеводородов снизятся, откроются новые возможности для развития несырьевого сектора экономики — это будет «совершенно другая возможность для тех, кто не имеет никакого отношения к сырьевому сектору» (NEWSru.com/Экономика, 20 октября 2013 г.).

Иными словами, «чем станет хуже — тем будет лучше» — очередная самобытная российская придумка, не имеющая ни мировых аналогов, ни исторических подтверждений («Почему должно быть „тем лучше – чем хуже“»? — см. здесь же).

Информация к размышлению

1. По результатам опроса ВЦИОМ Шувалов вошёл в десятку лучших министров правительства. Он же — лидер в Белом доме по доходам за 2012 г., заработал на двоих с супругой почти полмиллиарда рублей (NEWSru.com/Экономика, 20 октября 2013 г.).

2. Александр Анисимов (ЦЭМИ РАН): «Созданная в России экономика — экономика генерации сверхприбыли, как отмечал академик Дмитрий Семенович Львов. При такой норме прибыли, да ещё при наличии приватизационной сверхприбыли, никакая модернизация предпринимателям не нужна. Они и не занимаются модернизацией» (http://www.odnako.org/almanac/material/show_12992/).

Характеризуя двукратное торможение роста (с 3,4% в 2012 г. до менее чем 1,8% в текущем) как очевидный признак системного кризиса, Делягин обращает внимание, что «федеральный бюджет наращивает неиспользуемые остатки средств: с начала года они выросли на 1,6 трлн руб. — до 7,6 трлн. Из них 5,6 трлн руб. лежит в Резервном фонде и Фонде национального благосостояния (670 млрд на депозитах в госбанках, остальное выведено из страны), а из остальных 2 трлн на депозитах не менее 700 млрд. „Свободный резерв“ средств бюджета, насколько можно судить, превышает 1,3 трлн руб. — и бюджет интенсивно занимает деньги. Конечно, под более высокие проценты, чем получаемые за их размещение. Только в сентябре внешние займы принесли ему 225 млрд руб., а внутренние с начала года превысили 527 млрд. Несмотря на официальный плач о нехватке средств, профицит достиг 1,2% ВВП, а прогнозный дефицит следующего года снижен с мизерных 0,8 до 0,5% ВВП» («Московский комсомолец», 23 октября 2013 г.).

Информация к размышлению

Россия на сегодняшний день держит в суверенных фондах 8,4% ВВП, что меньше потраченных в период кризиса 9% ВВП из своих резервов («Прайм», 22 октября 2013 г.).

Голоса в правительстве, призывающие вскрыть «кубышку» и использовать накопленные резервы для давно назревших преобразований в экономике, заглушаются покорным «одобрямсом». Власть словно кащей «над златом чахнет». Олигархи ударно приумножают активы и укрепляют свои позиции в списке «Форбс». Реальные доходы населения в сентябре упали на 1,3% (по сравнению с прошлогодним повышением на 5,3%). Рост ВВП в III квартале 2013 г. «почти нулевой».

Если ожидаемые и адекватные ситуации действия не состоятся как множащиеся солидарные усилия, аналитикам скоро придётся различать «почти нулевой» рост то ли со знаком плюс, то ли со знаком минус.

Не забывая при этом, что при умножении плюс на минус всегда даёт минус…

МВФ российскому ВВП: расти большой!

В конце сентября МВФ снова понизил прогноз роста ВВП России: на 2013 г. до 1,5% с ожидавшихся в июне 2,5%, и на 2014 г. — до 3 с 3,25%. Однако в сентябрьском докладе МВФ о состоянии российской экономики сказано: «Рост в следующем десятилетии должен опираться на более эффективное использование ресурсов и расширение инвестиций».

Эксперты Фонда уверены, что Россия нуждается в новой модели экономического роста, предусматривающей улучшение корпоративного управления, инвестиционного и делового климата, повышение финансово-экономической прозрачности, уменьшение степени регулирования и участия государства в экономике, укрепление основ макроэкономической политики и финансового сектора (NEWSru.com/Экономика, 22 октября 2013 г.). Если подобные перемены будут происходить, МВФ не исключает в среднесрочной перспективе (к 2018 г.) достижения пятипроцентного роста российской экономики и трёхпроцентной инфляции. Отметим, что некоторые российские эксперты настроены менее оптимистично и прогнозируют в лучшем случае рост на уровне 3—4%.(«РБК daily», 22 октября 2013 г.).

Информация к размышлению

Согласно данным Росстата индекс предпринимательской уверенности (обобщенное состояние предпринимательского поведения) падает во всех секторах российской экономики (не растёт в добыче полезных ископаемых). Наибольшее падение — минус 5% в обрабатывающей промышленности: минус 3% в сентябре, минус 1% в августе, ранее колебался около нуля («Финмаркет», 24 октября 2013 г.).

Напоминание об отсутствии системной модели развития идёт вразрез с утверждениями российской власти о наличии экономической стратегии. В очередной раз заявил об этом в своей недавней статье премьер, назвавший три главных принципа новой модели экономики: привлекательный бизнес-климат, развитие инноваций, эффективное госуправление.

Россияне придерживаются иного мнения. Аналитический центр ЭЖ обратился к читателям газеты с вопросом, согласны ли они с высказыванием Медведева (табл.2).

Таблица 2. Предложения премьера — действительно новое

слово? Будут ли они реализованы в ближайшие годы? (%)

Нет. Нет

92

Да. Нет

4

Нет. Да

4

Да. Да

0

Результаты впору регистрировать в качестве рекорда Гинесса: абсолютное большинство (92%!) на оба вопроса ответило «Нет». Остальные вариации ответов не превысили 8%. Подтверждающих новизну предложений премьера и одновременно уверенных в их реализации в ближайшее время — не оказалось.

Конечно, можно и нужно рассуждать о поразившей российское общество аномии — неопределённости норм и ценностей, утрате способности к адекватным поступкам в той или иной социальной ситуации, затруднениях в определении собственной позиции и предпочтений и др. («Опасный симптом» — см. здесь же).

Но граждане уверенно отделяют «мух от компота», однозначно отвечая на злободневные вопросы, затрагивающие суть их повседневного бытия, имеющие непосредственное отношение ко дню сегодняшнему, ближайшему и более отдалённому будущему. А потому важно не только научно обосновать формулируемые вопросы и объяснить ответы, но и учитывать степень их актуальности с точки зрения большинства респондентов.

Информация к размышлению

По мнению Делягина, «главная задача — модернизация инфраструктуры. Современные технологии на автодорогах и иных видах транспорта, в ЖКХ, в энергетике создадут новую Россию, а развитие этих сфер создаст деловой бум, сделав нашу страну самой привлекательной в мире для бизнеса. Чтобы средства пошли на модернизацию инфраструктуры, а не были украдены, надо кардинально ограничить коррупцию. Чтобы они не ушли в рост цен, надо ограничить произвол монополий. Чтобы модернизация создала рабочие места в России и обогатила наших предпринимателей, а не их иностранных конкурентов, нужен разумный протекционизм — хотя бы на уровне Евросоюза.

Наконец, чтобы работы по модернизации могли выполнять наши сограждане, надо гарантировать им хотя бы прожиточный минимум, а также доступные всем качественные здравоохранение и образование. А „доступные“ в стране, где 80% населения не может из текущих доходов покупать товары длительного пользования, — значит „бесплатные“» («Московский комсомолец», 23 октября 2013 г.).

На совещании по вопросам социально-экономического развития Сахалинской области 16 июля Владимир Путин, раскритиковал региональных чиновников, не исполнивших в срок 80% утверждённых поручений: «Вы работать будете»?

В тот же день Дмитрий Медведев провел в Челябинске заседание по развитию металлургической отрасли. Показатели неутешительные: спрос сокращается, вступление в ВТО себя не оправдывает, необходимо вводить антидемпинговые пошлины. Традиционное «надо посмотреть» от министерских работников взорвало председателя правительства: «Если мы ничего не применим никогда, нас только и будут дрючить…» («Вы работать будете?» — см. здесь же).

Хотелось бы верить, что выбор между «работать» и «дрючить» в российском обществе будет однозначным. А рассуждения об аномии, действительно имеющей место («Опасный симптом» — см. здесь же), сменятся, в конце концов, реальными предложениями и действиями, стимулирующими российских граждан к эффективному, общественно полезному труду и справедливому распределению общественно создаваемых благ.

*****

Логично задуматься: «Кто сегодня мотивирован стать подлинной движущей силой, способной исполнять многочисленные программы и планы? Не говоря уже об успешной реализации долгосрочной, системной национальной стратегии развития, которой по большому счёту нет?»

Похоже, однако, в такой постановке проблема ни для кого не представляет интереса. Одни — рулят, другие — комментируют. Каждый уверен в своей правоте, несмотря на взаимоисключающие аргументы и выводы — что тоже особо никого не волнует...