Конституционный суд не увидел оснований для рассмотрения жалоб о неконституционности ТК РФ

| статьи | печать

Предупреждение об увольнении в связи с ликвидацией организации или сокращением штата за два месяца имеет гарантийный характер и не может нарушать права работников, а содержащийся в ТК РФ закрытый перечень индивидуальных трудовых споров, рассматриваемых судом, не лишает работника права обратиться в суд в случае нарушения его трудовых прав работодателем. К таким выводам пришел Конституционный суд РФ в сентябре, отказывая в принятии к рассмотрению жалоб об оспаривании конституционности норм ТК РФ.

В прошлом месяце Конституционный суд РФ несколько раз решал вопрос о принятии или отказе в принятии к рассмотрению жалоб об оспаривании конституционности норм Трудового кодекса РФ. Однако в итоге ни одну из них судьи к рассмотрению так и не приняли.

Среди норм, соответствие которых основному закону страны заявители пытались поставить под сомнение, были нормы, регулирующие порядок рассмот­рения индивидуальных трудовых споров, материальную ответственность работников, срок предупреждения об увольнении в связи с сокращением численности или штата.

Положения о рассмотрении индивидуальных трудовых споров прав работников не нарушают

Две жалобы, в рассмотрении которых Конституционный суд в итоге отказал (определения от 24.09.2013 № 1250-О, № ­1251-О), касались конституционности ст. 391 и 392 ТК РФ соответственно. В первой из них гражданин оспаривал конституционность нормы, предусмат­ривающей закрытый перечень видов индивидуальных трудовых споров (ИТС), которые рассматриваются судом. Заявитель пытался оспорить в судебном порядке отдельное положение коллективного договора, касавшееся сроков оплаты отпуска, но его требования были признаны судами необоснованными. Такой вид ИТС в перечне споров, подлежащих рассмот­рению в суде, в ст. 391 ТК РФ не назван.

Судьи КС РФ отказали в принятии жалобы к рассмотрению, указав, что оспариваемые нормы ТК РФ не лишают гражданина права обратиться в суд в случае, если он считает, что его трудовые права были нарушены. Однако данных о том, что заявитель оспаривал в судебном порядке незаконные действия работодателя, выразившиеся в несоблюдении установленного ТК РФ срока оплаты отпуска, в материалах отсутствовали.

Вторая жалоба касалась срока, в течение которого работник вправе обратиться в суд за разрешением ИТС. Законом этот срок определен равным трем месяцам со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении его прав. Этот срок, по мнению заявителя, противоречит Конституции РФ и ограничивает право работника требовать взыскания с работодателя задолженности по заработной плате за пределами трех месяцев.

Но судьи КС РФ указали, что установление законодателем трехмесячного срока направлено на оптимальное согласование интересов сторон трудовых отношений и на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника. В то же время положения ст. 392 не исключают применения положений ст. 395 ТК РФ, в которой сказано, что при признании судом, рассматривающим ИТС, денежных требований работника обоснованными они удовлетворяются в полном размере. Указания на ограничительный срок для удовлетворения требований данная норма не содержит.

Уведомление о предстоящем сокращении — гарантия, а не основание для нарушения прав

Сомнения в соответствии Конституции РФ вызвал у граждан и двухмесячный срок на предупреждение работников о предстоящем увольнении работодателем. Напомним, что об увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата сотрудников работодателю необходимо уведомить работников персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения (ч. 2 ст. 180 ТК РФ). Заявителя не устроило то, что многие работодатели фактичес­ки начинают уведомлять своих подчиненных раньше, то есть более чем за два месяца до расторжения трудовых договоров. Но оснований для рассмотрения такой жалобы КС РФ также не нашел. ­Судьи разъяснили, что указанный срок вовсе не нарушает прав работника, а наоборот, позволяет ему заблаговременно узнать о предстоя­щем увольнениии и с момента предупреждения об увольнении начать поиски подходящей работы. Исходя из буквального толкования оспариваемой нормы, данный срок является минимальным и не исключает возможность предупреждения работника за более продолжительное время, что обеспечивает наиболее благоприятные условия для последующего трудо­устройства (Определение КС РФ от 24.09.2013 № 1246-О).

Отсутствие признаков административного правонарушения не исключает материальной ответственности

Единственная жалоба об оспаривании норм ТК РФ, поступившая в суд от работодателя, а не работника, касалась вопроса о неконституционности нормы п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ. В ней предусмотрено, что материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае причинения ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом. В деле, в котором участвовал заявитель, речь шла об ущербе, причиненном его сотрудником в результате нарушения ПДД.

По мнению компании, норма п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ допускает возможность освобождения работника от полной материальной ответственности в случае, когда установлен факт его виновного противоправного поведения, однако в его действиях состав административного проступка отсутствует. КС РФ разъяснил, что данное положение направлено в том числе на обеспечение баланса прав и законных интересов сторон трудового договора и основано на обязанности работника бережно относится к имуществу работодателя, потому не может рассматриваться как нарушающее права компании-заявителя. В итоге жалобу работодателя КС РФ к рассмотрению тоже не принял (Определение от 24.09.2013 № 1247-О).

День
Неделя
Месяц