1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1700

Конкурентоспособность России слегка выросла

Наша страна поднялась в глобальном рейтинге конкурентоспособности, который ежегодно делает Всемирный экономический форум, с 64-го места до 67-го. Продвижение наверх связано в основном со стабильными макроэкономическими показателями, а слабой стороной России по-прежнему остается недостаточная развитость бизнес-стратегий, инновационной системы и предпринимательского климата.

Анализ 12 составляющих (укрупненных групп показателей) сводного рейтинга, по оценке аналитика Цент­ра развития ВШЭ Валерия Миронова, показывает, что очевидно сильная сторона у нашей страны лишь одна — макроэкономика. По средней оценке этой группы показателей (а сюда входят инфляция, госдолг, кредитный рейтинг, дефицит бюджета и норма национальных сбережений) Россия опережает и страны БРИКС, и G20, и даже (страшно подумать) G7. Например, по уровню госдолга и балансу федерального бюджета Россия в 2012 г. занимала почетные 10-е и 23-е места соответственно.

«Я согласна с другими экспертами, что в первую очередь улучшить позиции России в рейтинге по сравнению с прошлым годом позволили макроэкономические факторы, которые сформировались под влиянием нынешней стоимости на нефть, — подчеркивает гендиректор ОАО „Финотдел“ Екатерина Сидорова. — Доходы от экспорта нефти, в частности, определяют и налоговые поступ­ления в бюджет, и динамику совокупного платежеспособного спроса, также он влияет на курс национальной валюты и темпы инфляции».

Впрочем, по мнению эксперта Центра развития «Вышки» Вадима Канофьева, макроэко­номическое положение России нельзя назвать блестящим, так как 91-е место по уровню инфляции показывает реальные возможности и способнос­ти российских властей обеспечить надлежащие условия для развития экономики. И это при более чем комфортном уровне нефтяных цен, практичес­ки не опус­кающихся ниже 100 долл. за баррель. «А что будет, если они, нефтяные цены, снизятся до уровня долгосрочного и десятилетнего трендов, текущие оценки которых находятся в диапазоне 50—70 долл. за баррель?» — задает вопрос ученый.

«При изменении цен на нефть макроэкономические показатели будут соответствующе меняться. В связи с этим я не расценивала бы строго позитивно произошедшие изменения положения России в представленном рейтинге», — сходится с ним во мнении г-жа Сидорова.

«На улучшение позиции России в рейтинге могли повлиять „соседи“. Скорее всего, у кого-то из списка ухудшилась экономика из-за увеличения госдолга. В России же на фоне высоких нефтяных цен с долгом все в порядке, бюджет исполняется с профицитом. Но качественных изменений в экономике России не происходит», — комментирует ситуацию аналитик инвестиционной компании «Грандис Капитал» Ксения Аношина.

Что касается явных слабос­тей российской экономики в рейтинге ВЭФ, то к ним относятся низкое качество институтов, недостаточная развитость бизнес-стратегий, инновационной системы, товарного и финансового рынков.

В системе индикаторов, характеризующих развитость бизнес-стратегий, хуже всего ситуация с межрегиональным взаимодействием. Россия занимает лишь 124-е место по развитости межрегиональных кластеров.

Это неудивительно, учитывая административные барьеры для «чужаков», которые возведены прогубернаторскими структурами во многих регионах России.

В совокупности индикаторов, показывающих состояние инновационной системы, явная слабость России — это «приобретение правительством высокотехнологичных продуктов» (­108-е место) и «доступность ученых и инженеров» (90-е мес­то).

В области финансового рынка очевидный недостаток нашей страны — низкая надежность банков, где Россия занимает лишь 124-е место в мире. В индикаторах развития товарного рынка у нас очень низкие позиции по сложности таможенного регулирования и ограничениям для иностранных инвесторов.

По качеству же институтов разрыв с конкурентами из G20 и БИКС находится на максимальном уровне. «Справедливые конкурентные правила игры и развитые финансовые институты правящей элите в любой сырьевой экономике просто не нужны. Первые не нужны в силу государственного монополизма компаний-сырьевиков, а вторые — в силу наличия дармовых сырьевых и бюджетных денег, — считает Валерий Миронов. — Поэтому нет ничего удивительного в том, что из 21 частного индикатора, составляющего основу рейтинга по группе «Институты», по 17 (!) индикаторам у России место ниже 100-го: 120-е — по тяжести госрегулирования, 122-е — по доверию к полиции, 132-е и ­133-е — по защите миноритариев и прав собственности в целом».

«Основные „грехи“ все те же: неэффективные государственные институты, слабое производство, неспособность к инновациям — и все это на фоне высокой коррупции. А сильные стороны преимущественно достались в наследство от Советского Союза и стимулируются нефтяными деньгами: относительно неплохое высшее образование и большой внутренний рынок (в том числе высокая потребительская активность)», — заключает г-жа Аношина.