1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1404

Ренат Акчурин о внезапных остановках сердца и необходимости тотальной слежки за этим органом

Рена́т Акчу́рин – знаменитый кардиохирург, академик Российской академии медицинских наук РАМН и Российской академии наук, руководитель отдела сердечно-сосудистой хирургии Института клинической кардиологии имени А. Л. Мясникова Российского кардиологического научно-производственного центра РАМН.

Самые болевые точки в медицине сегодня – это образование, финансирование, передача опыта известных клиник областям.

Нужен тотальный контроль за артериальным давлением. Очень много больных погибает внезапно из-за нарушения ритма сердца. Существует понятие, которое так и называется – «реальная остановка сердца». Внутри сердца есть проводящая система, которая даёт сбой, если в ней накапливаются блокады, что случается при перенесённых миокардитах, стенозах аортального клапана, генеративных изменениях в возрасте. Больной начинает ощущать провалы, чувство временной потери сознания. Часто это происходит не днём, во время активной деятельности, а по ночам. При подобной симптоматике я бы посоветовал человеку срочно пойти к кардиологу. Эти опасные состояния можно предотвратить, вовремя проводя мониторинг состояния сердечно-сосудистой системы, контролируя ситуацию. Для того чтобы осуществить подобный тотальный контроль, в поликлиниках необходимо соответствующее оснащение, позволяющее осуществлять холтеровское мониторирование сердца. Делать это должны квалифицированные специалисты. А вот с ними страна сегодня испытывает серьёзные трудности, – говорит кардиолог.

Всего 20 операций по пересадке сердца в год делает вся страна. Разве это достижение?

В области здравоохранения всё должно быть очень просто. Университеты на протяжении веков выработали особую идеологию. У каждого университета свой устав, свое хозяйство. Но вот, скажем, в университет Германии министр образования не сунется контролировать его работу. Его туда просто не пустят, даже не разрешат зайти за территорию университета. Он только на расстоянии может проверить, сколько специалистов этот университет выпустил и где они работают, потому что это крайне дорогие специалисты. У нас же потерялось взаимодействие между правительственными чиновниками, отвечающими за здравоохранение и за образование именно потому, что здравоохранение исключили из процесса образования.

В США общественные организации выносят свои рекомендации – сколько, например, понадобится стране сердечных хирургов в этом году, завтра и через десять лет. И в зависимости от этого они дают рекомендации по обучению тех или иных специалистов. То есть идёт социальный заказ. А в России никто ничего не знает и ничего не предпринимает. Общественные организации существуют через пень-колоду. У этих обществ нет ни гроша за душой, ни программ, ни ответственности.

Есть международные стандарты кардиологического лечения. Однако если врач будет жить только по этим стандартам, то всегда обречён на неудачу, потому что все больные совершенно индивидуальны. У каждого своё заболевание, которое протекает отлично от стандарта, хотя есть такие уровни доказательной медицины, позволяющие предполагать, что у тебя именно это заболевание, а не другое. Больному можно поставить диагноз инфаркт миокарда, а у него будет маленький надрыв синусовой артерии, точно такой же по болям, который не покажет даже ЭКГ. Но в этом случае имеется кровотечение, требующее сразу хирургического вмешательства.

Доказательная медицина существует, она уважаема, но врач должен использовать индивидуальный подход к больному. Помню, Майкл Дебеки (знаменитый американский хирург, совместно с Акчуриным проводивший операцию на сердце Ельцина – ред.), рассказывал своим ординаторам, а я тоже был его учеником, любопытный клинический случай. В 1948 г., приехав в Хьюстон, где его назначили директором клиники, он познакомился с известным хирургом, к которому все шли. Одному пациенту тот удалил паховую грыжу и очень гордился качеством сделанной операции. Когда Дебеки посмотрел на эту грыжу, то понял, что доктор удалил правое яичко, которое не опустилось в мошонку. Есть такой порок развития. Дебеки рассказал, что промолчал во время конференции, но когда тот доктор сказал, что собирается оперировать этого больного с другой стороны, не выдержал и возмутился: на каком основании вы собираетесь отхватить ему второе яичко?

Наших затрат на здравоохранение едва хватает на правильное лечение, но никак на научные разработки. Я был в калифорнийском университете на медицинском факультете. Бюджет корпуса в лаборатории по раковой клетке – 52 млн долл. Речь идет только об одной лаборатории, в одном университете. И у нас в МГУ тоже есть прекрасная биологическая лаборатория и работают талантливые люди, но я могу только предположить, при каких деньгах и за какую зарплату.

В нашей стране есть большие наработки в создании биоматериалов, но нет должного финансирования. Недостаточно и самих центров современной медицины. Хочу просто назвать пример, показывающий актуальность этой проблемы. Всем пациентам старше 60 лет с заболеваниями клапанного аппарата сердца, как правило, международные сообщества рекомендуют замену собственных клапанов на биологические, которые выполняются из перикарда крупного рогатого скота или лошади. В нашей стране всего несколько лабораторий, не каждая из них занимается этим на профессиональном уровне. Но достаточно было президенту появится в одном из них – в Пензе, они сразу же получили финансовый толчок. Выход один – просить руководство чаще посещать соответствующие центры. Кемеровский губернатор помог местной лаборатории, и сейчас она выпускает клапаны сердца в 2 раза дешевле, чем итальянские и американские, но такого же хорошего качества.

Стремление повысить возрастной ценз для пенсионного возраста опасно и не имеет никакого материального основания под собой. Мы ещё не достигли достаточно высокого уровня выживаемости больных, у нас средняя выживаемость всё ещё низка и мы фактически отправляем больного в похоронное бюро, если поднимаем ему этот возраст. Этого делать, на мой взгляд, сегодня нельзя, пока мы действительно не улучшим вопросы здравоохранения, что касается оказания помощи, в том числе и амбулаторной, и стационарной.

Осенью начинаются скачки атмосферного давления, что резко отражается на здоровье людей с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Как быть? На этот вопрос пытаются ответить уже несколько десятилетий. Самое главное – это эмоциональный настрой человека в любую погоду. После летнего отдыха человек должен адаптироваться к рабочему дню. Нужно распределить рабочий день по участкам по степени важности. Нельзя ломиться в открытую дверь, стараясь закончить всё до обеда. Есть вещи, которые можно перенести на завтра. Если не получается распланировать весь рабочий день, то для начала для себя любимого сделайте какую-нибудь хорошую гимнастику, выйдите на улицу рано утром, погуляйте на воздухе, найдите что-нибудь красивое, что радует глаз. Я очень рано выхожу на воздух и когда увижу там какую-нибудь птичку-синичку – для меня это удовольствие. Она сидит, эта синичка-зараза, и ест груши, которые я сам посадил, и радуется этому. И я… тоже радуюсь. Скажу ей – «на здоровье» и поеду на работу. Надо культивировать в себе оптимизм – это я говорю как врач.

Домашняя гимнастика тоже может привести к смерти. Я люблю утром походить, в отпуске – кататься на велосипеде, плавать, но дома заниматься гимнастикой не получается. Приведу пример Николая Михайловича Амосова. Он был кардиохирургом. В определённом возрасте решил, что ему надо увеличить физические нагрузки на себя, делать в сутки не менее 10 000 движений. Но к 80 годам у него возникло генеративное заболевание стеносаортального клапана, и это было прямо связано с перегрузками. Николай Михайлович много бегал, до 70 лет – кроссы. Зачем ему надо было себя переокислять? Главное в этом возрасте уметь нагнуться, присесть и подобрать вещь, а не подползать к ней, не завязывать шнурки на ботинках, подняв ноги на стол. Но и стараться избежать того, когда приходится просить жену завязывать шнурки или застегивать ширинку. Чтобы не как в том анекдоте, когда мужчина топит печь и просит жену: Сара, выйди на улицу и посмотри, идёт ли дым из трубы (сам не может разогнуться и посмотреть).

к сведениию

Сердечно-сосудистые заболевания являются главной причиной смерти в мире: ежегодно они уносят более 17 млн человеческих жизней. Факторы риска возникновения этих заболеваний и инсульта включают повышенные кровяное давление, уровень холестерина и глюкозы в крови, курение, недостаточное потребление овощей и фруктов, повышенный вес, ожирение и физическую инертность.