1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1516

Тянуть — потянут, но вытянуть — не смогут

Естественное исчерпание невозобновляемых энергосырьевых ресурсов не обязательно станет решающей причиной глобального сокращения их применения. Нельзя исключать, что раньше будут созданы более эффективные альтернативы, которые досрочно вынесут «окончательный приговор» «стареющим» традиционным технологиям и источникам энергии. Следует учитывать также интенсивные работы по снижению энергоёмкости промышленных производств. Но соответствующие разработки, без преувеличения судьбоносные для всего мира, не значатся в числе заявленных российских мегапроектов …

*****

Важнейший рыночный показатель — валовой внутренний продукт — объективно и успешно характеризует состояние и темпы роста индустриальной экономики и уровень промышленного развития как важнейшего условия, длительное время однозначно определявшего богатство народов. Усложнение и рост сектора нематериального производства в национальных экономиках, увеличение роли человеческого капитала и всё более активное воздействие креативного начала свидетельствуют не только о сужении значения ВВП как всеобъемлющей характеристики экономического роста, но и актуальности смены парадигмы экономического развития.

Информация к размышлению

Не существует каких-либо предначертанных путей развития общества или единой модели, по которой должны строиться стратегии развития. Однако «концепция развития все чаще ставит под сомнение подразумеваемое приравнивание развития извлечению максимальной прибыли и накоплению материальных благ (Выделено. — В.Т.). Отказываясь принимать в расчет культурное разнообразие, стратегии развития рискуют увековечить или усугубить те недостатки, которые они призваны преодолеть. Для устойчивого развития важен учет социальных факторов и культурного контекста, а также участие общин в разработке и осуществлении проектов. … Эффективность развития зависит отчасти от “решений”, которые резонируют с общинным чувством самосознания» (Всемирный доклад ЮНЕСКО «Инвестирование в культурное разнообразие и диалог между культурами», 2009 г.).

К сожалению, это не вполне очевидно в многочисленных российских документах, которые регулярно выпускает экономический блок правительства, представленных концепциях различных аналитических структур и стратегиях развития ведущих отечественных компаний, доступных к ознакомлению.

Крупнейшие инфраструктурные новостройки-обязательства — в том числе высокоскоростная железная дорога Москва - Казань (363 млрд руб. за три года), федеральная целевая программа развития Дальнего Востока (286 млрд руб.), чемпионат мира по футболу 2018 г. (80,6 миллиарда рублей), призванные преодолеть торможение и ускорить рост ВВП — тому подтверждение.

Но насколько обоснован выбор «мегапроектов»? Правильно ли расставлены приоритеты? По образному выражению ведущего научного сотрудника Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Андрея Чернявского, предусмотренный основными направлениями бюджетной политики на 2014-2016 гг. и далеко не бесспорный «бюджетный манёвр заключается в финансировании "проектов века" за счет сокращения расходов на человеческий капитал» (там же).

Составляющие триады «прорывные инфраструктурные проекты – эффективное государственное управление – приоритетное обеспечение роста человеческого капитала» неразделимы, взаимозависимы и дополняют друг друга.

В то же время принятые бюджетные установки предусматривают рост расходов на содержание силовиков (расходы на национальную оборону вырастут в 2014 г. на 22%) и повышение зарплат госслужащим при сокращении расходов на образование (16%) и здравоохранение (25%). Всего рост расходов ожидается в следующем году по семи разделам, снижение также по семи (NEWSru.com/Экономика, 3 июля 2013 г.).

Не секрет, что сокращения доходов нередко вынуждает прибегать к секвестированию бюджетных расходов за счет образовательных программ или затрат на здравоохранение. Это таит в себе реальную угрозу существенного падения темпов развития.

В росте удельных издержек на труд и капитал эксперты усматривают реальную угрозу для российской экономики. Процесс не носит взрывного характера, но его накопленный потенциал вполне может сыграть роль, аналогичную нефтяным шокам для экономики США, приведшим страну к глубокому кризису начала 1980-х годов и перестройке структуры национальной экономики (NEWSru.com/Экономика, 2 июля 2013 г.).

Как известно, глава Минфина РФ Антон Силуанов на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге фактически подтвердил мнение экспертов МВФ о признаках стагнации, что с учётом дополнительного государственного спроса может привести к перегреву экономики и росту цен. С ним не согласился помощник президента Андрей Белоусов, заподозривший перегрев где-то в МВФ, но никак не в отечественной экономике (там же).

Неизбежный оптимизм относительно ожидаемого повышения темпов роста ВВП по определению демонстрирует Минэкономразвития — иначе трудно объяснить необходимость выделения сотен миллиардов на очередные «стройки века».

Вместе с тем министерство подтверждает высокую вероятность некоторого понижения темпов роста ВВП с отметки 2,4% по итогам 2013 г. Перелома в тенденциях не произошло — чищенный от сезонности рост ВВП в июле составил 0,1%, а в первом квартале — 0,2%. «Это не рецессия, не спад, но это стагнация, потому что мало чем отличается от нуля», — охарактеризовал качественное состояние экономики замминистра Андрей Клепач («Финмаркет», 21 августа 2013 г.).

Информация к размышлению

В июле текущего года спад в обрабатывающих отраслях, производстве и распределении газа и электроэнергии составил 1,1%, производстве транспортных средств — 11,6%. Отрицательную динамику показали производство электрооборудования, резиновых изделий, химическая промышленность и обработка древесины (NEWSru.com/Экономика, 21 августа 2013 г.).

На фоне ослабления рубля усиливаются инфляция и рост цен. Опрос ВЦИОМ показал, что больше половины россиян не знают, чем объяснить снижение курса рубля по отношению к евро и доллару. Связывают это с экономической обстановкой в стране, неверным курсом правительства, инфляцией, мировым кризисом, положением на нефтяном рынке и т.д. (NEWSru.com/Экономика, 19 августа 2013 г.).

Продолжается отток капитала из России. Во втором квартале 2013 г. чистый отток по предварительным данным составил 9,1 млрд долл. («Стагнация гонит капитал из России», «Экономика и жизнь», 2013 г., № 32 — см. здесь же). В первом квартале этот показатель был на уровне 29 млрд., общий итог 2012 г. — 62,6 млрд долл. В последнем прогнозе Минэкономразвития отток капитала из страны в 2013 г. оценивался в 30-35 миллиардов долларов («Российская газета», 3 июля 2013 г.). Заданный рубеж достигнут — пора браться за следующий прогноз (понятно, тоже не окончательный).

Перемещение капиталов из страны в страну — дело обычное. Но непрекращающиеся вложения сотен миллиардов долларов в зарубежные экономики без особой пользы для своей страны, для отечественной промышленности, остро нуждающейся в модернизации — помимо прочего — убедительное свидетельство явного неблагополучия с инвестиционным климатом, правовым полем, гарантией собственности и в целом с уверенностью бизнеса в перспективах развития российской экономики. Увы, несмотря на регулярные грозные предупреждения и увещевания положение не меняется. Свой вклад со знаком «минус» вносят также природные катаклизмы и техногенные катастрофы.

Помнится, Владимир Путин однажды попенял правительству, что суета и текучка («груда дел, суматоха явлений» по Маяковскому) часто заслоняют нечто более важное. Так продолжается более двух десятилетий, словно в подтверждение давно известного: нет ничего более постоянного, чем временное…

Однако мир не стоит на месте в ожидании отстающих и неудачливых. Происходит глобальное перемещение центра мирового экономического развития в Азию. Согласно прогнозу компании Price Waterhouse Coopers в ближайшую четверть века мировую экономику ждет крайне важная и глубокая трансформация — существовавшие столетиями нормы и правила ведения бизнеса «по-западному» будут замещаться соответствующими нормами ведения бизнеса «по-китайски» и «по-индийски». Эксперты PWC отмечают три фактора, способствующих увеличению ВВП: вследствие прироста населения, реального роста ВВП на душу населения и в результате изменения рыночных курсов валют («Финансы.ru», 15 апреля 2011 г.).

Можно тешить себя отдельными успехами и выборочными показателями, уповать на богом данные природные богатства, высокомерно поучать более слабых, втайне надеяться на неудачи более успешных, тихо радоваться возникающим у них проблемам. Но рано или поздно имитация бурной деятельности и «потёмкинские деревни» больнее всего скажутся именно на «энергетической» составляющей нашего нынешнего могущества.

*****

Среди экспертов немало скептически оценивающих перспективы возобновляемых источников в связи с их дороговизной и неспособностью удовлетворить растущие в мире потребности в генерации либо с противодействием «нефтяного лобби». При этом «темпы внедрения иных, кроме углеводородных, источников, а также себестоимость и интересы конкретных государств (Россия, страны Персидского залива) не позволят действительно создать альтернативную энергетику в больших масштабах. Это также связано с отсутствием заметного технического прогресса в тех странах, которые контролируют продажи углеводородов». К тому же существует мнение, что «страны, которые в настоящее время контролируют углеводородные ресурсы, склонны скорее развивать лучшие технологии для увеличения добычи этих ресурсов, нежели инвестировать в новые энергетические ресурсы» («Перспектива-2050» — Фонд «Посткризисный мир», февраль — май, 2013 г.).

Но даже если революционные изменения в энергетике до 2050 г. не произойдут, «мир эволюционно движется к отказу от импорта углеводорода из стран – производителей нефти и газа. Это неизбежно приведёт к серьёзному изменению существующего миропорядка. Если страны – экспортеры нефти уже сегодня не задумаются о своих постсырьевых перспективах, их могут ждать неприятные «сюрпризы» в будущем… Чтобы добиться лучшего “места под солнцем” или сохранить лидерские позиции, стране требуется эффективное управление природными ресурсами, а также доходами от них, которые следует направлять в индустриализацию, развитие технологий и поиск новых источников для обретения энергетической независимости».

В противном случае, «страны, которые не сумели конвертировать доходы от добычи и продажи углеводородов (Россия, часть стран СНГ) в новый техноемкий тип индустрии, постепенно превращаются в страны-сателлиты с агрессивно-нестабильной внешней политикой и нарастанием социальных проблем». Таким образом, «диверсификация экономики — необходимое условие выживания и процветания в меняющемся мире, а развитие альтернативной энергетики — безусловный ресурс и конкурентное преимущество в каждом из возможных раскладов, что представляется вдвойне актуальным для стран, которые обладают собственными запасами углеводородного сырья» (там же).

*****

В таблице приведены данные опроса экспертов относительно значимости конкурентных преимуществ государств в период 2013 – 2050 гг. (там же). Первая «пятерка» ответов объективно отражает глобальные тренды начального этапа постиндустриального развития.

Высокие технологии по всему спектру производства товаров и услуг, включая базовые отрасли, современные исследовательские технологии, передовая инфраструктура обеспечивают конкурентные преимущества на внешнем и внутреннем рынках, удовлетворяя растущие запросы потребителей. Этому же способствуют соответствующая профессиональная подготовка квалифицированных кадров и адекватный образовательный уровень населения, содействующий его органичной адаптации в быстроменяющемся, развивающемся мире.

Таблица. Конкурентные преимущества государств 2013 – 2050, %

Доступ к новейшим технологиям, в том числе энергетическим

48

Совершенство системы образования

43

Наличие системы долгосрочного государственного планирования

30

Высокий уровень ответственности национальных элит

27

Сильная роль государства в поддержании конкуренции

27

Внутриполитическая стабильность

20

Наличие значительных природно-сырьевых ресурсов

18

Высокий удельный вес молодежи в демографической пирамиде

16

Высокая доля среднего класса в населении страны

14

Военная мощь

11

Развитость системы демократии

11

Отсутствие серьезной внешней задолженности

8

Наличие харизматичного лидера

8

Значительные государственные резервы

6

Источник: Фонд «Посткризисный мир»

Современные рыночные отношения не противоречат необходимости иметь систему долгосрочного государственного планирования — одного из главных приоритетов, определяющих стратегические направления социально-экономического, научно-технического, культурно-образовательного развития, задающих ориентиры для рынков, бизнеса и нации в целом, учитывающих страновые особенности.

Наибольшие расхождения в оценках экспертов связаны с ответственности национальных элит. Для экспертов из развитых стран этот фактор входит в пятёрку важнейших, для участников опроса из развивающихся стран — малозначим (около 10%), зато для представителей постсоветских государств выходит на первую позицию.

Ведущая роль национальных элит — не предмет обсуждения, а неотъемлемое условие прогрессивных, общественно-полезных (а не только эгоистичных и конъюнктурных) преобразований. Равно как и решающая роль государства в поддержании конкуренции, последовательной и неукоснительной реализации выработанной экономической политики и консолидации различных социальных групп.

Влияние внутриполитической стабильности и наличие значительных природно-сырьевых ресурсов выделили не более 20% экспертов. Для России это предупреждающий звонок: на энергобалансе стран-потребителей нефти и газа начнёт сказываться политика продвижения к последовательному отказу от импорта углеводородов. Оставаясь основным энергоресурсом, нефть и газ постепенно и неизбежно будут уступать первенство другим его видам. Равно как величина ВВП и темпы его роста постепенно теряют приоритетность в сравнении с другими критериями, учёт которых становится всё более адекватным современному уровню цивилизационного развития…

Однако анализ рассмотренных факторов применительно к российской действительности оптимизма не вызывает.

Модернизация не состоялась, технологическая отсталость приобретает опасный системный характер. Например, средний возраст машин и оборудования большинства обрабатывающих производств — 14 и более лет. Для многих видов деятельности — 17-18 лет («Вы работать будете?» — см. здесь же).

Позиции некогда «шагавшего в ногу со временем» отечественного образования слабеют. В различных рейтингах первой сотни лучших вузов мира периодически появляется лишь МГУ имени М.В.Ломоносова. Давно существуют, но пока не получили эффективного решения проблемы профессиональной подготовки квалифицированных кадров многих инженерных и рабочих специальностей. Противоречивую реакцию вызывает предстоящая реформа РАН и т.д.

Информация к размышлению

Финские учёные выявили прямую связь между количеством выпускников национальных технических магистратур (студентами, поступившими в технические университеты в 1951-77 годах) и количеством американских патентов и торговых марок США, полученных в 1981-2007 гг. финским изобретателями и магистрами с инженерным образованием (рисунок).

Тем самым, они подтвердили, что только доступное и привлекательно инженерное образование способно создать инновационный прорыв.

Переход от ресурсной экономики Финляндия совершила, опираясь на изобретения. Но чтобы получить инновации сегодня, в качественное инженерное образование десятков тысяч граждан надо было начинать инвестировать 50 лет назад. Расчеты показывают, что если бы Финляндия не построила ряд новых инженерных университетов в послевоенный период, то количество патентов США, было бы на 20% ниже («Финмаркет», 21 августа 2013 г.).

Обилие всевозможных концепций, стратегий, доктрин, программ и проектов разного уровня (с окончанием в 2015, 2018, 2020, 2025, 2030 гг.) — постоянно меняющихся, легко забываемых, теряющих смысловую нагрузку в откровенных попытках соответствовать субъективным факторам, неизжитая надежда на «невидимую руку рынка» — не компенсирует отсутствие долгосрочной стратегии развития, которой должно соответствовать ответственное государственное планирование.

Нравственные стандарты, легитимность и ответственность национальных элит — не только перед властью, а, прежде всего, перед обществом, — понимаются и воспринимаются неоднозначно. В частности, сравнивая более чем скромные общеэкономические результаты и многомиллиардные состояния, в кратчайшие сроки формированные бизнес-элитой (точнее, теми, кто к ней себя причисляет) или знакомясь с информацией о «золотых парашютах» для топ-менеджеров ведущих государственных и частных корпораций.

Информация к размышлению

Уходящий в отставку глава «Ростелекома» Александр Провоторов получит компенсацию в 229 млн руб. Бывшему гендиректору «Норильского никеля» Владимиру Стржалковскому назначена компенсация в 100 млн долл., которые он получит несколькими траншами (NEWSru.com/Экономика, 3 июля 2013 г.).

Банк «ВТБ24» увеличил выплаты правлению, куда входит девять человек, в 5,8 раза — до 1,589 млрд руб. против 274,5 млн руб. годом ранее. При этом чистая прибыль банка (по РСБУ) упала почти на 40% в годовом выражении – с 16,6 млрд руб. до 10,35 млрд руб. («Слон.ру», 15 августа 2013 г.).

Безусловно, работник, занимающий высокий, ответственный пост должен получать достойное вознаграждение. Но соответствуют ли современные доходы российской бизнес-элиты реальным достижениям руководимых ими компаний и вкладу в развитие российской экономики, с проблем которой мы начали статью?

В непрекращающихся дискуссиях о роли государства в экономике и содействии развитию конкуренции также сломано немало копий. Политика безудержного вытеснения государства из отечественной экономики преодолена. Но вопрос «Сколько нужно государства для развития конкурентных экономических отношений, в том числе предотвращающих монополизацию рынков и формирующих благоприятные условия для бизнеса?» остаётся открытым. Усиление «Роснефти», энергично скупающей активы в интересах государства, ситуацию не проясняет.

Так верно ли расставлены приоритеты и эффективно ли используется государственно-административный ресурс? Вот уже год Россия в ВТО, куда пробивалась 18 лет, но в организационном и кадровом отношении оказалась не готова. Да и экономические преимущества, равно как и затруднения, по-разному оцениваются, многословно обсуждаются, эпизодически «мониторятся» и принимаются к сведению, но пока не становятся основанием для глубоко продуманных на перспективу последовательных действий. Впечатление, что упоминавшиеся выше «груда дел и суматоха явлений» позволяют очень кстати и своевременно «перескакивать» «с места на место» — имитируя целеполагание и уверенно извлекая из обширного списка очередную проблему, толком не отчитываясь, как разрешена проблема предыдущая. Приведём ещё один пример.

Информация к размышлению

По информации главы Росстата Александра Суринова, в соответствии с рекомендациями Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в России начата подготовка к переходу на систему национальных счетов СНС – 2008 (принят в 2009 г.). Система служит концептуальной основой различных разделов экономической статистики. Ситуация осложняется тем, что ещё не реализованы в полном объёме рекомендации стандарта 1993 г., который пока действует в большинстве стран мира, а некоторые вообще живут по стандарту 1968 года.

Переход на новый стандарт приведет к пересчёту всех макроэкономических показателей. В базу его расчета будут включены новые показатели — военные активы, расходы на НИОКР, условная жилая рента (цена, которую собственник квартиры мог бы получить за сдачу ее в аренду, если бы не жил в ней сам) и др. В частности, существенно — на десятки процентов — вырастет номинальный объем ВВП (Выделено. — В.Т., «РБК daily», 21 августа 2013 г.).

Что касается вопроса «Явились ли природные богатства своего рода стартовым капиталом для развития высокотехнологичных отраслей российской экономики и приращения знания во всех областях?» — вряд ли большинство граждан ответят утвердительно….

*****

Описание макросостояния российской экономики в стандартных международных терминах и показателях можно только приветствовать. И возникающее («легко»!) отсюда увеличение объёмов ВВП также вызывает «определённое удовлетворение». Но развитые страны пока лишь готовят планы мероприятий по переходу на СНС – 2008, так что нам совсем не обязательно быть впереди планеты всей. Не забывая при этом о реалиях, складывающихся на микроуровне — жизненно важном и чувствительном для каждого из нас.

NB (помнить хорошо!)

«Любое видимое национальное конкурентное или сравнительное преимущество возникает только тогда, когда страна работает в условиях, в которых у ее населения вошло в привычку безусловное уважение к верховенству закона, дисциплина на всех уровнях: национальном, муниципальном и персональном, основанная на истине, правосудии, мире и отвращении к жадности» (Michael Clements, Новая Зеландия. — («Перспектива-2050» — Фонд «Посткризисный мир», февраль — май, 2013 г.).