1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1336

Все съедает инфляция

Низкая инфляция и положительные процентные ставки — вот условия повышения реальной доходности пенсионных накоплений россиян. В противном случае инфляция «съедает» сбережения на старость. Такие данные приводятся в докладе «Доходность пенсионных накоплений: плохое управление или высокая инфляция?», представленном на Российском экономическом конгрессе — 2013 в Суздале.

Споры о возможных причинах неудачи пенсионной реформы в России не прекращаются. В последнее время эксперты рынка все чаще обращают внимание на плачевное состоя­ние текущей доходности пенсионных накоплений. Именно их доходность является крае­угольным камнем в спорах сторонников и противников ­существования обязательной накопительной составляющей в пенсионной системе России.

Причины низкой доходности

Традиционный и основной упрек сторонников распределительной пенсионной системы — как раз низкая доходность пенсионных накоплений. Они утверждают, что прибыльность накоплений за последние три года находится ниже инфляции.

Пенсионные сбережения ­­могут обыграть инфляцию, но только не двузначную, считает доцент кафедры экономической теории и экономической политики Волгоградского государственного университета Карэн Туманянц.

В своем исследовании автор выясняет, действительно ли управляющие компании так плохо управляют пенсионными средствами или же высокой доходности невозможно достичь из-за высокой инфляции.

Эксперт исследовал эффективность вложений с 1 января 2005 г. по 31 декабря 2011 г. Неудивительно, что провальный для абсолютного большинства инвестиционных инструментов 2012 г. все же оказался за пределами данного исследования, иначе некоторые доводы автора выглядели бы по меньшей мере малоубедительными.

Но и за выбранный период доходность большинства инструментов, как показывает представленный рисунок, была ниже инфляции.

По российскому законодательству средства пенсионных накоплений могут быть ин­вестированы в три основных инструмента: акции, облигации и банковские депозиты. За исследуемый период времени только три актива имели доходность более высокую, чем инфляция. Золото подорожало в три раза, а акции российских компаний даже с учетом падения показали рост выше инфляции почти на 60 п.п. Ненамного переиграла инфляцию и доходность по НПФ. Средневзвешенная доходность по депозитам составила 68,1%, а доллар вырос всего на 16%.

Отсюда автор делает вывод, что самостоятельное управление пенсионными накоплениями (если бы люди положили накопления на депозит или купили валюту, как они часто и делают) тоже бы не позволило получить доходность выше инфляции. Причем он обращает внимание на то, что УК в то время обеспечили доходность выше, чем доходность по банковским депозитам.

Какой доход принесли за исследуемый период вложения в ценные бумаги? Данные исследования говорят о том, что большую часть времени УК и НПФ обеспечивали доходность, которая находится между минимальной и максимальной возможной доходностью в указанном году. То есть, утверждает эксперт, в работе УК и НПФ нет злоупотреблений, зато есть некоторое усреднение портфеля.

Парадоксы доходности

Международная статистика рынка пенсионных накоплений позволяет сделать вывод о том, что за анализируемый период Россия выглядит вполне пристойно по сравнению с высокоразвитыми странами с долгой пенсионной историей.

Так, реальная доходность пенсионных накоплений в российских НПФ за 2005—2011 гг. превышает аналогичный показатель в таких странах, как Великобритания, США и Япония.

Кстати, пенсионные фонды вышеназванных стран за этот же период имели отрицательную реальную доходность пенсионных средств, несмотря на достаточно широкие инструменты инвестирования. «Эти данные показывают, что даже если российские власти и расширят круг финансовых инструментов, куда можно вкладывать пенсионные накопления, это не снимет риски того, что в какие-то периоды времени доходность по ним может быть отрицательная», — отмечает автор исследования. Здесь с ним можно поспорить, если бы это имело принципиальное значение для заявленной в исследовании теме.

В то же время несколько стран, которые находятся по размеру душевого ВВП примерно на том же уровне, что и Россия, обгоняют ее и имеют за рассмотренный период положительную реальную доходность — это Турция (прирост около 50%), Чили (около 20%), Мексика (около 20%) и Польша (более 15%).

Что в них происходило особенного? Ученый рассматривает несколько гипотез.

Гипотеза № 1: «Возможно, фондовые индексы этих стран росли очень высокими темпами, и это позволило получить высокую доходность пенсионных вложений».

Однако статистика этого не подтверждает. К примеру, польский индекс, отражающий совокупную капитализацию компаний этой страны, не только не вырос, но и показал отрицательный результат. Доля акций в «пенсионном» портфеле поляков сократилась с 34 до 17%. В России подобный «уход» НПФ с фондового рынка тоже наблюдался с прошлого года и продолжается в нынешнем.

Показатели фондовых индексов Мексики и Чили сопоставимы между собой. При этом доля акций в «пенсионных» портфелях эти стран в исследуемый период значительно выросла: в Чили — с 20 до 54%, а в Мексике — с 0 до 20%. Примечательно, что фондовые рынки этих стран выросли практически в одинаковой степени. При этом доля акций в совокупном портфеле НПФ в Чили была по меньшей мере в два раза больше, чем в Мексике, а сильного взрыва доходности чилийских НПФ не произошло.

Действительно, анализ НПФ с высокой доходностью не позволяет сделать вывод о прямой зависимости роста индексов страны и долей в пенсионном портфеле фондовых инструментов.

С другой стороны, качество управления активами в российских НПФ в указанный период не только вполне сопоставимо, но и превосходит аналогичный показатель в странах с похожей душевой долей ВВП.

В чем же дело? Автор выдвигает гипотезу № 2: «Может быть, проблема в высокой инфляции?»

В России за исследуемый период была самая высокая инфляция, цены увеличились практически в два раза, подсчитал Туманянц. В это же время рост цен в Турции, стране с традиционно высокими инфляционными рисками, уступал аналогичному российскому показателю, а в Чили, Польше и Мексике инфляция была достаточно умеренной.

Что уж говорить о сравнении инфляции в России с ростом потребительских цен в высокоразвитых странах Европы, США и Японии!

Автор резюмирует: когда противники обязательного накопительного компонента в пенсионной системе РФ говорят о низкой доходности накоплений, нужно понимать, что это не результат плохого управления. Это следствие слишком высокой инфляции, которую было трудно — практически невозможно — обогнать. В итоге на протяжении исследуемых лет в России были отрицательные процентные ставки на рынке пенсионных денег.

«Если государство сумеет добиться снижения инфляции, это будет очень мощным социальным фактором, — подчеркивает автор исследования. — Низкая инфляция и положительные процентные ставки — это то, что необходимо для того, чтобы доходность пенсионных накоплений была положительной».

А вот с этим выводом эксперта действительно очень сложно не согласиться.