1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 3936

Россияне будут богатыми и здоровыми… в 2030 году

Россия вступила в очередную полосу прогнозов (краткосрочных, среднесрочных, долгосрочных), сценариев (консервативных, инновационных и форсированных) и высоких планов. Каждый имеет достоинства и недостатки. Перечисление плюсов — захватывает. Упоминание минусов — настораживает. Однако если вчитываться и сравнивать — возникает ощущение дежавю, которое быстро дополняется недоумением.

Кризис трендам не помеха…

В конце января на сайте Минэкономразвития России разместили «Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года». Регулярное появление предсказаний министерских провидцев имеет очевидный общественный посыл: власть не забыла о проблемах граждан и без устали ищет эффективные способы их решения. Правда, уже не первый год и не последние пять или даже десять лет.

Разработчики констатируют глобальные реалии: «В развитых странах в условиях демографических и экологических ограничений рост экономики будет опираться на рост производительности труда под влиянием научно-технического прогресса. Усиление глобализации будет способствовать возможностям догоняющего роста в развивающихся странах, расширяя доступ к достижениям мирового технологического развития путём улучшения восприимчивости к передовым технологическим достижениям и предпринимательского климата».

Основной сценарий мирового экономического развития назван базовым: «Динамика мирового ВВП в 2013—2030 гг. оценивается на уровне 3,5%, что ниже среднего роста в 2001—2008 гг. (около 4%), но примерно соответствует среднему темпу роста в период 1980—2010 гг. В среднесрочный период сценарий предполагает постепенные структурные реформы. Среднегодовой глобальный рост в период до 2020 г. составит 3,7%. Динамика развивающихся стран будет опережать динамику развитых, однако этот разрыв будет сокращаться».

К концу второго десятилетия проявятся тенденции трансформации процессов глобализации. На фоне замедления экономического роста до 3—3,2% будут происходить «смещение акцента с либерализации финансовых рынков к более свободному обмену технологиями и человеческим капиталом, переориентация ранее доминировавших в мировой экономике направлений движения капитала и других факторов производства, перестройка системы мировых валютно-кредитных отношений, формирование и укрепление новых региональных центров глобальных интеграционных процессов».

В целом экономика развитых стран будет расти в среднем на 1,5—2% в год. При этом удельный вес стран еврозоны, США и Японии в общем объёме мировой экономики снизится с 40% в 2010 г. до 28% в 2030 г. Одновременно повысится доля Китая и Индии – до 40% мирового роста ВВП (2010 г. — около 18% мирового ВВП, 2020 г. — более 26%, 2030 г. — свыше 30%. Притом «рост экономики Китая в период до 2030 г. понизится и составит в среднем 5,5—6% в год по сравнению со средним ежегодным ростом на 10% в 1980—2010 гг.». В 2017 г. экономика Китая станет крупнейшей в мире.

Развитие мировой системы будет определяться такими трендами, как «глобализация, борьба за глобальное лидерство, формирование экономики знаний и рост значимости инноваций как основы устойчивого экономического развития, развитие цифровых технологий, био-, нанотехнологий, конвергенция технологий, повышение значимости новых источников энергии и энерго- и ресурсообеспечения, изменение климата и окружающей среды, медицина долголетия и достижение нового качества жизни».

Глобальным фактором влияния на российскую экономику останется ситуация с топливно-энергетическими ресурсами. Прогнозируется увеличение мирового спроса на нефть к 2030 г. в 1,22 раза, с 4,3 трлн т жидких углеводородов в 2010 г. до 5,3 трлн т в 2030 г. при удвоении мирового ВВП. ВВП Китая за этот период утроится.

Информация к размышлению

Одним из мировых лидеров по темпам роста производства нетрадиционных жидких углеводородов станут США. При этом обеспеченность потребности в жидких углеводородах за счёт собственных ресурсов в США возрастёт с 50% в 2010 г. до 66% в 2030 г. По объёмам добычи жидкого топлива США сохранят мировое первенство.

Быстрый рост добычи достаточно дешёвого сланцевого газа в США во второй половине 2000-х гг. позволил американской экономике выйти на самообеспечение газом и сократить закупки нефти. В 2009 г. США по производству газа обогнали Россию и с тех пор удерживают лидерство на этом рынке. Ожидается, что в будущем на долю сланцевого газа будет приходиться 26% добычи газа в США и 63% в Канаде.

В целом приблизительно 35% мирового увеличения добычи газа будет происходить за счёт нетрадиционных источников (сланцевого газа, метана угольных пластов и газа в плотных породах) в США и всё больше в других районах, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе (прежде всего в Китае и Японии).

Итак, сложившаяся глобальная энергетическая архитектура уже в ближайшие годы существенно изменится. Достойный ответ на этот серьёзный вызов, по определению, не может быть традиционно «асимметричным» и политизированным. Активное внедрение высоких технологий постиндустриальной экономики в добычу и переработку сырья с необходимыми институциональными преобразованиями и законодательными новациями — шаг очевидный и незамедлительный.

Аналогичный подход (естественно, с учётом конъюнктурных особенностей и отраслевой специфики) вполне уместен и применительно к российскому присутствию на внешних рынках металлов (сталь, алюминий, никель, медь), зерновых и пшеницы, прогноз развития которых также представлен в работе.

Однако многословные рассуждения и статистические выкладки не могут заменить отсутствие системной государственной политики, в рамках которой должны формировать свои планы и действовать российские компании вне зависимости от формы их собственности, а не наоборот. На федеральном уровне продолжает доминировать давно отвергнутое мировой практикой убеждение, что государство не должно активно влиять на стратегию развития компаний, добросовестно исполняя функции то ли ночного сторожа, то ли статиста и дневного дежурного по рынку…

Российские сценарии

Выделены ключевые факторы, определяющие основные варианты долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации. Это сравнительные преимущества российской экономики в энергетике, науке, образовании, высоких технологиях и других сферах, интенсивность инновационного обновления обрабатывающих производств и динамика производительности труда, модернизация транспортной и энергетической инфраструктуры, развитие институтов, определяющих предпринимательскую и инвестиционную активность, эффективность государственных институтов, укрепление доверия в обществе и социальная справедливость, включая вопросы легитимности собственности, качество человеческого капитала и формирование среднего класса, интеграция евразийского экономического пространства.

Сформулированы три сценария социально-экономического развития в долгосрочной перспективе— консервативный, инновационный и форсированный (см. таблицу).

Консервативный сценарий (вариант 1) основан на активной модернизации топливно-энергетического и сырьевого секторов при сохранении относительного отставания в гражданских высоко- и среднетехнологичных секторах.

Модернизация экономики ориентируется в большей степени на импортные технологии и знания. Расходы на научные исследования и разработки возрастут к 2030 г. до уровня 1,3% ВВП. Расходы на образование будут стабильны —­­ 4,8—6,0% ВВП, на здравоохранение к 2030 г. вырастут до 6,2%. Уровень частных и государственных инвестиций в человеческий капитал будет значительно уступать параметрам развитых стран.

В 2012—2030 гг. среднегодовые темпы роста ВВП составят 3,2%. Экономика и реальные доходы населения увеличатся к 2030 г. в 2 раза, а доля России в мировом ВВП за этот период уменьшится с 3,8 до 3,6%.

Инновационный сценарий (вариант 2) предусматривает усиление инвестиционной направленности экономического роста и укрепление позиций России в мировой экономике. В его основе — создание современной транспортной инфраструктуры и конкурентоспособного сектора высокотехнологичных производств и экономики знаний наряду с модернизацией энергосырьевого комплекса. На рубеже 2020—2022 гг. прогнозируется превращение инновационных факторов в ведущий источник экономического роста, что обеспечит повышение эффективности человеческого капитала и улучшение социальных параметров развития.

Таблица. Основные показатели прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2010—2030 гг.

(среднегодовые темпы прироста, %)


Варианты

20112015 гг.

2016—2020 гг.

2021—2025 гг.

2026—2030 гг.

2013—2030 гг.

Валовой внутренний продукт

1

2

3

3,7

4,0

4,8

3,7

4.4

6,6

3,1

4,2

5,3

2,5

3,8

4,3

3,2

4,1

5,4

Промышленность

1

2

3

3,5

3,7

4,1

2,7

3,4

5,0

2,3

3,1

4,1

2,3

2,9

3,3

2,6

3,2

4,2

Инвестиции в основной капитал

1

2

3

7,0

7,3

9,5

5,1

6,6

11,6

4,3

5,5

7,1

3,6

4,8

4,0

4,7

5,9

8,1

Реальная заработная плата

1

2

3

4,4

5,1

5,8

4,7

5,4

7,8

3,7

4,6

6,3

3,1

4,1

4,3

3,8

4,8

6,2

Оборот розничной торговли

1

2

3

5,7

6,0

6,3

4,5

4,7

7,0

3,3

4,4

6,1

2,3

4,2

4,5

3,7

4,6

5,9

Экспорт — всего (на конец периода), млрд долл. США

1

2

3

540

540

548

698

734

767

870

992

1055

1143

1398

1566


Импорт — всего (на конец периода), млрд долл. США

1

2

3

428

425

439

566

573

694

708

766

976

915

1071

1250


Частные и государственные расходы на здравоохранение возрастут с 4,6% ВВП в 2010 г. до 5,9% ВВП в 2020 г. и до 7,1% ВВП в 2030 г., расходы на образование — с 5,2% ВВП в 2010 г. соответственно до 6,3 и 7,0%. Расходы на науку возрастают с 1,2% ВВП в 2010 г. до 3,0% ВВП в 2020—2030 гг., что сопоставимо с параметрами развитых стран. Таким образом, Россия укрепит свои позиции как одного из лидеров научно-технологического и образовательного развития в мире.

Предполагается существенное повышение параметров эффективности экономики: энергоёмкость ВВП по отношению к 2010 г. снизится в 2020 г. на 26%, в 2030 г. на 46%, производительность труда возрастёт в 2020 г. в 1,6 раза по отношению к 2010 г. и в 2030 г. — соответственно в 2,5 раза. Среднегодовые темпы роста российской экономики оцениваются на уровне 4,1% в 2013—2030 гг. без учёта эффекта возможных кризисных шоков в мировой экономике.

При указанных предпосылках российская экономика будет развиваться быстрее мировой, и её доля повысится с 3,8% в 2010 г. до 4% в 2020 г. и до 4,3% мирового ВВП к 2030 г. По размеру экономики Россия переместится с шестого места в 2011 г. на пятое место в 2014 г., а в 2021 г. потеснит Германию. Сценарий предполагает существенное наращивание экспорта высокой степени переработки и действие тенденции к умеренному ослаблению курса рубля.

Одновременно реализация инновационного сценария позволяет значительно сократить разрыв с развитыми странами по уровню благосостояния российских граждан. Сопоставимый уровень доходов на душу населения возрастёт с 57% от уровня еврозоны в 2008 г. до 75—77% в 2020 г. и 95—100% в 2030 г. Рост экономики будет опираться на активные социальные сдвиги, связанные с ростом среднего класса и «креативных созидательных» слоёв общества. Доля среднего класса повысится с 22% в 2010 г. до 37% в 2020-м и 48% в 2030 гг.1

Целевой (форсированный) сценарий (вариант 3) разработан на базе инновационного сценария и характеризуется форсированными темпами роста, повышенной нормой накопления, ростом долгов частного сектора и возросшей макроэкономической несбалансированностью. Основные параметры заданы президентскими указами от 7 мая 2012 г. № 596—606. Это создание и модернизация 25 млн высокопроизводительных рабочих мест к 2020 г., увеличение объёма инвестиций не менее чем до 25% ВВП к 2015 г. и 27% к 2018 г., доли в ВВП продукции высокотехнологичных и наукоёмких отраслей к 2018 г. — в 1,3 раза относительно уровня 2011 г., рост к 2018 г. производительности труда в 1,5 раза с повышением размера реальной заработной платы в 1,6—1,7 раза, в том числе заработной платы работников бюджетной сферы и научных сотрудников к 2018 г. до 200% от средней заработной платы в соответствующем регионе и т.д.

Среднегодовые темпы роста ВВП поднимутся до 5,4%, что позволит увеличить долю России в мировой экономике до 5,3% мирового ВВП к 2030 г. Сценарий предполагает более интенсивный приток капитала. При этом сальдо счёта текущих операций на протяжении всего прогнозного периода будет находиться в отрицательной области, что повышает уязвимость российской экономики по отношению к внешним шокам.

Особо отмечено, что риски снижения цен на газ, особенно в среднесрочной перспективе, выше, чем риски снижения цен на нефть, что может значительно изменить условия сценариев развития российской экономики. Различие сценариев связано с разными моделями поведения бизнеса, государственной политики развития и обеспечения макроэкономической сбалансированности.

Таким образом, в доступном для изучения режиме оказался объёмный по информационному наполнению, разносторонний по затронутым вопросам документ, в подготовке которого наверняка были задействованы немалые силы и ресурсы. Понятно, далеко не со всем можно согласиться, ряд положений и формулировок вызывает вопросы.

Казалось бы, приглашение к дискуссии состоялось и заинтересованное, непредвзятое обсуждение о путях нашего развития вскоре начнётся…

Прав не тот, кто прав, а тот, у кого больше прав

31 января премьер-министр Дмитрий Медведев утвердил «Основные направления деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2018 года».

В самом начале документа подчёркивается, что «в предстоящий среднесрочный период необходимо обеспечить выход на траекторию устойчивого экономического роста на уровне не менее 5 процентов (Выделено. — В.Т.), провести технологическую модернизацию и модернизацию инфраструктуры, социальных и государственных институтов, отвечающих на вызовы современного мирового развития, сформировать конкурентоспособную и эффективную экономику и на данной основе достичь достойного уровня жизни российских граждан, соответствующего статусу России как одной из ведущих мировых держав XXI века».

Однако, как следует из представленной выше таблицы, пятипроцентный рост ВВП, равно как и некоторые другие заявленные параметры, достижимы только в случае реализации форсированного сценария (вариант 3). Следовательно, в «повестке дня» вопрос выбора сценария уже не значится? Но зачем тогда многостраничные «Прогнозы» за немалые бюджетные деньги, если их «перекрывают» (фактически упраздняют) «Основные направления» — на порядок меньшие по объёму, но более высокого уровня компетенции?

Практически сразу после опубликования данных документов в СМИ появились скептические отклики известных экономистов и комментаторов. Красной нитью проходит мысль о том, что желания правительства не только весьма далеки от реальных возможностей, но и не факт, что обоснованно выстроены последовательность и пути предлагаемых решений актуальных проблем.

Не будем повторять критические отзывы и подробно излагать положения очередного правительственного документа, но некоторые из них нельзя не отметить хотя бы выборочно.

Приватизация.

«Будет завершена программа „большой приватизации“. Федеральные государственные унитарные предприятия будут в основном преобразованы в акционерные общества, в исключительных случаях — в государственные учреждения. Будет создана эффективная система учета наличия и использования государственного имущества. Получит развитие новая система управления реальными активами, остающимися в собственности государства. В результате количество акционерных обществ с государственным участием существенно сократится».

Вот и всё о программе приватизации на ближайшие годы, старт которой уже дан: речь идёт о сотнях миллиардов рублей, а суммарно о триллионе рублей в федеральный бюджет.

Вне зависимости от отношения к «приватизации 90-х», анализ её итогов должен оберегать от повторения принципиальных ошибок и содействовать решению нынешних проблем. Но неоднозначно воспринятая в обществе недавняя реформа электроэнергетики «по Чубайсу» снова не привела к ожидаемым результатам, в частности, притоку инвестиций (разве что вследствие резко возросшей тарифной нагрузки на потребителей), обновлению основных фондов (технологической модернизации), конкурентному ценообразованию и др.

Неслучайно в письме профсоюзных лидеров президенту Путину подчёркнуто, что это «следствие сложившейся в отрасли политики, проводимой высшими менеджерами крупнейших холдинговых компаний электроэнергетики, предполагающей приоритет в бизнесе, направленный на извлечение максимальной прибыли, в том числе посредством неоправданной экономии затрат на персонал» («Независимая газета», 6 февраля 2013 г.). Да и размах известных шокирующих злоупотреблений несравним с понесенными наказаниями.

Так сделаны ли необходимые выводы? Насколько должны быть эффективны «стратегические инвесторы», какая судьба ожидает предприятия, сменившие форму собственности, где гарантии их эффективного использования — не только в интересах собственника, но и с точки зрения общественной полезности? Уповать на конкуренцию, «невидимую руку рынка» и «стратегических инвесторов», больше пекущихся о всеобщем благе, а не о личной выгоде — наивно. В какой степени адекватны изменившимся российским реалиям замыслы и итоги «большой приватизации» из «Основных направлений»? Где ясная, предсказуемая и твёрдая государственная политика — обоснованная, просчитанная, эффективно содействующая на деле назревшим преобразованиям?

Ни приватизация 1990-х, ни приватизация 2000-х не привели к запуску набирающего обороты модернизационного обновления российской экономики, растущему спросу на инновационные разработки, стимулированию крупного бизнеса вкладываться в такие разработки. Как свидетельствует успешный мировой опыт, без господдержки не обойтись. Но «Основные направления» упорно демонстрируют примитивную озабоченность сокращением присутствия государства в экономике — сохраняя при этом за государством функцию доминирующего инвестора инвестиционной деятельности.

Деофшоризация экономики

Одним абзацем сказано о «комплексе мер по деофшоризации экономики, обеспечивающем условия, необходимые для перехода под российскую юрисдикцию сделок, совершаемых между российскими компаниями» и необходимости в целом повысить «привлекательность российской юрисдикции для бизнеса».

Информация к размышлению

У порта Ванино появились новые владельцы. Как сообщило ОАО «Ванинский морской торговый порт», компания «Мечел» продала 71,04% из 73,33% купленных ранее у государства акций трем кипрским офшорам. По словам пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова «это контрастирует с идеей необходимости деофшоризации» (Выделено.— В.Т., NEWSru.com/экономика, 28 января 2013 г.).

Бенефициарами (фактическими владельцами) почти половины страховой компании «Ингосстрах» являются трое граждан Кипра.

Информацию о владельцах выяснила компания PPF Investments, которая через три ООО контролирует 38,5% «Ингосстраха». По ее данным, граждане Кипра владеют 48% акций. Эту долю контролирует российский миллиардер Олег Дерипаска, однако формально он лишь миноритарий с долей 10%. Финансовые показатели (девять месяцев, РСБУ): страховые премии — 53,5 млрд руб., страховые выплаты — 32,7 млрд руб., чистая прибыль — 2,5 млрд руб. («Ведомости», 5 февраля 2013 г.).

И т.д.

Кто стоит за кипрскими (и многими другими) оффшорами, можно и узнать, и догадаться. Несмотря на призывы властей и увещевания отечественных предпринимателей, офшоризация российской экономики успешно продолжается…

Сотни миллиардов долларов спокойно лежат на счетах в офшорах, а власть годами сетует на недостаточные объёмы инвестиций, каждый раз обещая некий комплекс мер…

Утечка капиталов

Непрекращающийся процесс справедливо связывают с неблагоприятным бизнес-климатом в стране, характеризующимся комплексом серьёзных проблем. Но правительство (судя по изложению) более всего озаботилось одной из них: «в области регистрации права собственности — сокращение сроков государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество до десяти дней в 2015 г. и до семи дней в 2018 г., сроков проведения государственного кадастрового учета — до десяти0 дней в 2015 г. и до пяти дней в 2018 г.». Но не зря же говорят: «Зри в корень!» Даже в «Прогнозах» Минэкономразвития рассматривается как требующая своего решения проблема «легитимизации капитала и гарантий прав собственности» (Выделено. — В.Т.).

Десятки миллиардов долларов ежегодно уходят из страны, формируя отток капитала вместо его притока. Глядя на убегающие российские капиталы, серьёзный иностранный инвестор в страну не придёт. Объявится портфельный спекулянт — строго в соответствии с графиком объявленной приватизации. Его цель — не долгосрочные инвестиции в создание конкурентных доходных производств, а быстрая прибыль, стремление «снять сливки» и при малейшей нестабильности, возникновении кризисных ситуаций и неопределённостей — своевременно «сделать ноги».

Пенсионная реформа

В общем виде заявлено «повышение эффективности деятельности пенсионных фондов и других институтов коллективного инвестирования на основе гарантирования пенсионных накоплений». Стали притчей во языцех неоднократные провальные попытки осуществить пенсионную реформу. «Худеющие» пенсионные накопления требуют постоянно растущей бюджетной подпитки (счёт идёт на триллионы рублей).

Информация к размышлению

Из «Основных направлений деятельности правительства», утверждённых в 2008 г.: «Будут созданы условия, позволяющие работающему человеку сформировать в системе обязательного пенсионного страхования достаточные пенсионные накопления. В частности, будет реализован комплекс мер по укреплению накопительной составляющей пенсионной системы, урегулирован порядок финансирования выплат накопительной части трудовой пенсии»…

Недавно президент заявил о возможности вкладывать «длинные деньги» пенсионных фондов в высокоприбыльные инфраструктурные проекты и соответствующие ценные бумаги. Власть увидела то, что давно видит большинство граждан «невооружённым глазом»: ударно растущие состояния российских миллиардеров и их число, в основе которых высокодоходные инвестиции и капиталы, в большей или меньшей степени, но неуклонно растущие. Однако вместо конкретного списка известных высокодоходных компаний и хотя бы общих положений соответствующей дорожной карты — расплывчатая озабоченность гарантиями вложений…

Кстати, и «право граждан направить 4% страховых взносов в системе обязательного пенсионного страхования на формирование накопительной части трудовой пенсии (в том числе после 1 января 2014 г.)» могло бы получить совсем иное звучание: если инвестировать «пенсионные деньги» в первоклассные проекты и акции, то и 6% можно оставлять — выгодно и надёжно, без боязни инфляции. Правда, с лидирующих позиций в списке миллиардеров, скорее всего, вылетим…

Жилищный вопрос

«Предстоит решить жилищную проблему большинства российских граждан, в значительной степени улучшить комфортность проживания в городах и сельской местности. Для подавляющего большинства российских семей будет обеспечена доступность качественного жилья. Объёмы ввода жилья возрастут до 80—110 млн кв. м в год».

То ли арифметика странная, то ли формулировка некорректная. По данным Федерального фонда содействия развитию жилищного строительства, общая потребность населения России в жилье составляет без малого 1,6 млрд кв. м. Так что даже если строить ежегодно по 100 млн кв. м жилья — к 2018 г. проблему никак не решить. Заметим, что в России по норме на одного человека должен приходиться 21 кв. м, в Европе — от 40 до 60 м, в США — больше 70.

Информация к размышлению

Из «Основных направлений деятельности правительства», утверждённых в 2008 г.: «увеличение объемов строительства качественного и доступного жилья; развитие ипотеки и других инструментов, повышающих доступность жилья; повышение качества жилищно-коммунального обслуживания.

К 2012 году должно быть завершено переселение граждан из жилья, признанного по состоянию на 1 января 2007 г. аварийным и подлежащим сносу. В рамках решения задачи по повышению энергоэффективности планируется создать условия для модернизации жилищного фонда»…

Вызывает сомнение и далеко не первое (и с уверенностью можно утверждать, что далеко не последнее) туманное и скромное обещание улучшить качество жилищно-коммунальных услуг.

Миллиарды разворовали — это конкретно. Приняли федеральный закон о создании системы финансирования капремонта многоквартирных домов (МКД), который вводит обязательные ежемесячные платежи для собственников квартир (от 2 до 10 руб. за каждый квадратный метр жилой площади) — ещё более конкретно. Теперь под общественный контроль предлагают поставить ситуацию в ЖКХ — ясно, у государства будет меньше головной боли. Но тогда непонятно, что означает обязательство правительства улучшить качество ЖК услуг.

Борьба с коррупцией

«Будет сформирована эффективная система противодействия коррупции» — больше ни слова об этой коренной и позорной проблеме российского бытия, без преувеличения сводящей на нет усилия (искренние и не очень) преобразовать страну. Об этом свидетельствуют и многочисленные социологические опросы. И всё же громкие, скандальные разоблачения многомиллиардных хищений (даже перечислять не имеет смысла) и «показательные выступления» последнего времени убеждают: гора родила мышь.

Как подметил в одном из интервью известный экономист Михаил Делягин: «Когда у руководителя районной налоговой службы дворец в одном из самых дорогих мест мира, ребята, вы точно уверены, что это правильно и что так должно быть? Вы точно уверены, что этот начальник налоговой службы в своём праве?» («Комсомольская правда», 5 февраля 2013 г.).

В то, что власть всегда исповедует принцип «сначала сделать, а потом объявить», не верится. А между тем сообщение об уничтожении последнего из боевиков, причастных к двойному теракту в Московском метро в 2010 г., подтверждает способность власти действовать без излишнего шума, настойчиво и эффективно — нужна политическая воля…

Эффективные ресурсы

Несколько неожиданная тема — «программа повышения эффективности управления общественными (государственными и муниципальными) финансами на период до 2018 г.». Общепринятого определения нет. К тому же некоторые экономисты считают небесспорным отнесение государственных финансов к общественным.

Важно иное. Многократное упоминание этого термина словно призвано подчеркнуть основную обязанность распорядителей — эффективно использовать денежные средства в интересах граждан. Но как показывает отечественная практика, «обещать — не значит выполнить». В борьбе с непрозрачностью и закрытостью финансовых операций власти особых успехов не добились. Отсюда «обеспечение широкого участия общественности в процессе принятия решений о распределении общественных финансов…, организация деятельности по участию граждан в бюджетном процессе в рамках системы раскрытия информации о разрабатываемых проектах нормативных правовых актов в сфере управления общественными финансами, результатах их общественных обсуждений».

Кстати, в СМИ утверждается, что в федеральном бюджете России на 1 января 2013 г. скопилось «без движения более 6 трлн руб.» («Комсомольская правда», 5 января 2013 г.). Как видим, очевидна проблема эффективности использования бюджетных средств — это во-первых. Во-вторых, предлагается непонятное (с полномочно-правовой точки зрения) и якобы реальное участие граждан в бюджетном процессе, а заодно некий декоративный общественный контроль в жилищно-коммунальной сфере. В-третьих, архаичность и неразвитость института акционерной собственности лишает большинство граждан возможности участвовать в приватизации и владеть акциями компаний. В-четвёртых, продолжается политика дальнейшего неуклонного сокращения госучастия в экономике. В-пятых, будет ли возможно «широкое участие общественности в процессе принятия решений» о финансировании проектов, аналогичных Сочинской Олимпиаде-2014, чемпионату мира по футболу-2018 и др. и каким должен быть механизм такого участия?

А может быть уже сейчас привлечь общественность к контролю за финансированием работ на олимпийских объектах — уже освоенные рекордные 1.5 трлн. руб. вовсе не конечная сумма, впереди ещё год подготовки… Чем не возможность перейти, наконец, от слов к делу?

В целом, уже в ближайшей перспективе можно ожидать дальнейшую концентрацию капиталов в немногих руках (бизнес-элиты, чиновников). А вот до общественно справедливого распределения национального дохода дойдём вряд ли…

Инвестфонд России

Отмечена «необходимость определения перспектив дальнейшего функционирования Инвестиционного фонда Российской Федерации».

Информация к размышлению.

Как следует из материалов, размещённых на сайте Фонда, с момента его создания «государственную поддержку получили 16 проектов, имеющих общегосударственное значение, и 34 региональных инвестиционных проекта. Их общая стоимость составляет более 1 трлн 244 млрд руб. Общий объём государственной поддержки проектов составляет 336,6 млрд руб. (из них средства Фонда — 305 млрд руб.), а объем частных инвестиций — 908 млрд руб. (Выделено. — В.Т.). Фонд стал катализатором инвестиционной активности частных инвесторов. Согласно статистике отобранных проектов в среднем на 1 руб. средств федерального бюджета привлекается от 3 до 6 руб.частных инвестиций, а по некоторым региональным проектам — до 10 и даже 17 руб.».

В условиях, когда частно-государственное партнёрство оставляет желать лучшего, указанное соотношение инвестиций и, следовательно, деятельность Фонда можно только поддерживать. Или в представленные данные вкралась ошибка? Или это некие «подковёрные» игры?

Не все профессии важны?

Декларируется создание условий для увеличения престижа работы в социальной сфере (образовании, здравоохранении). А разве увеличение престижа работников промышленности и сельского хозяйства менее актуально, тем более в свете заявленного пятипроцентного роста ВВП?

Средний класс

Нельзя не замолвить слово о среднем классе, о котором вскользь говорится в «Прогнозах», но практически ничего не сказано в документе правительства. А потому сентенции вроде «Рост экономики будет опираться на активные социальные сдвиги, связанные с ростом среднего класса и „креативных созидательных“ слоёв общества» (из инновационного сценария Минэкономразвития) не вносят ни ясности, ни конкретики.

Обходя острые углы…

Наряду с другими «прорывными» направлениями, в «Прогнозах» Минэкономразвития достаточно подробно для такого документа изложены перспективы применения генетически модифицированных организмов — ГМО и конвергенции технологий. Прогнозируется«радикальное слияние нанотехнологий и биологий в форме нанобиологии, способной формировать новые организмы и формы их организации, включая «улучшенных людей», нано-био-инфо-когнитивные технологии расширят умственные и физические способности человека до очень высокой степени, в более долгосрочной перспективе удастся обеспечить совместимость мозга человека и компьютера» (Выделено. — В.Т.).

Трудно переоценить значение технологий генной инженерии в современных условиях. Но и недооценивать серьёзности возможных негативных последствий для будущих поколений нельзя. Можно ли обеспечить разумный баланс между экономической эффективностью производства и экологической чистотой и безопасностью продуктов питания? Почему в «Прогнозах» много сказано о внедрении биотехнологий, а о систематическом продолжении соответствующих научных исследований — практически ни слова? «Основные направления» также не проясняют ситуацию. А ведь речь идёт об одной из фундаментальных проблем цивилизации, стоящей на пороге шестого технологического уклада.

*****

Совсем недавно премьер убеждал, что «государственная экономическая политика не может быть стандартной, она требует инновационных решений». Однако в «Основных направлениях» немало банальностей и демагогических утверждений, они изобилуют традиционными подходами и не сулят прорывов. А с сайта Минэкономразвития на днях исчезли «Прогнозы».

Президент Путин теперь уже ученым РАН поручил разработать предложения по стратегическому развитию России. Думается, результат будет положительный. Надоело видеть Россию впереди планеты всей именно по количеству сценариев. Даже недоброжелателям становится неинтересно (как показал Давос-2013)…

Поиск «инновационных решений» продолжается. Российская «повестка дня» ждёт своих авторов. Возрастёт ли и насколько благополучие большинства россиян к 2018 году, будут ли россияне богатыми и здоровыми в 2030 году — неизвестно. Но хорошо бы не оказались бедными и больными…

1 В качестве основного (но не исчерпывающего) критерия отнесения граждан к среднему классу определён уровень дохода свыше шести прожиточных минимумов. В 2010 г. представители среднего класса имели среднедушевой доход более 34 000 руб. в месяц. В 2030 г. соответствующий уровень дохода составит около 100 000 руб. Кроме того, представители среднего класса должны иметь собственность, сбережения, обладать конкурентоспособными профессиональными квалификациями и участвовать в формировании гражданского общества.