1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2253

Российские приоритеты и китайские предупреждения

Исторически важные идеи выдвигают и формулируют единицы. Обосновывают и развивают – десятки и сотни. Несут в массы – тысячи. В авангарде борьбы за их практическую реализацию идут десятки и сотни тысяч. Но, чтобы претворить в жизнь, нужны миллионы и десятки миллионов трудящихся. Ибо, как сказал классик, идеи становятся материальной силой, когда они овладевают массами.

Пять направлений модернизации по Медведеву (с 2008 года)

В 2008 году Президент Дмитрий Медведев обозначил группу приоритетов, получившую название «пять И», которые, по мнению президента, должны способствовать преодолению стоящих перед страной вызовов: инфраструктура, инвестиции, институты, инновации и интеллект. Спустя год, осенью 2009-го, в статье «Россия, вперёд!» он сформулировал пять основополагающих направлений модернизации российской экономики: энергетика, ядерная промышленность, телекоммуникации, информационные технологии и медицина.

Понятно, с выбранными векторами экономического развития можно соглашаться или не соглашаться.Но вряд ли кто-либо готов был возражать против выдвинутого им тезиса: сегодня мы должны перейти к непосредственной реализации задачи по преодолению технологического отставания, поскольку в течение последних десяти лет не сумели в полной мере использовать благоприятные возможности для диверсификации экономики и освобождения от нефтегазовой зависимости.

Вскоре пришло более углублённое понимание необходимости перемен, объективно расширившее рамки обсуждаемой модернизационной проблемы: не только новые технологии или даже обновление всей российской промышленности – актуальны изменения в российском обществе в целом, включая переустройство политических институтов. Стало ясно, что политическая демократия и экономическая демократия – как две стороны одной медали, неотделимые друг от друга.

Увы, результаты четырёхлетнего пребывания у власти более чем скромные – таково мнение не только участников прошедшего в Экономическом клубе ФБК заседания с весьма символичным названием «Экономические итоги медведевской эпохи: мечты и звуки» (fbk.ru, 18 апреля 2012 года), но и подавляющего числа отечественных и зарубежных комментаторов и аналитиков.

Пять приоритетов развития по Путину (с 2012 года)

В соревнованиях по тяжёлой атлетике, если число оставшихся попыток недостаточно для последовательно наращивания своего преимущества или преодоления допущенного отставания, спортсмен часто использует следующий приём: пропускает очередной вес и ждёт подхода к большему заявленному весу.

Процесс модернизации, как известно, застопорился (с точки зрения обеспечения стратегических прорывов по всем указанным приоритетам и не только). Вроде и на месте не стояли, но «не впечатляет» - и не одних россиян… По этой в том числе причине или нет, но вновь избранный президент Владимир Путин обозначил пять обобщённых основных направлений развития страны, предоставив право наполнить их содержание конкретикой (в том числе мероприятиями по отраслевой модернизации), руководителям министерств и ведомств.

Среди них:

- демографический вызов;

- формирование новой экономики;

- массовое создание качественно новых (высокотехнологичных) рабочих мест;

- развитие регионов (с приоритетом Дальнего Востока и Восточной Сибири) и защита территориальной целостности страны;

- укрепление мировых позиций России через активную интеграцию на евразийском пространстве.

Лейтмотив оптимистических посылов: через 3–5 лет российская экономика войдёт в пятёрку крупнейших экономик мира.

Вспоминается Маяковский: «Я планов наших люблю громадьё». Удручает, однако, традиционная скромность достигнутых (хотя бы частично) результатов. По представленным позициям кратко отметим следующее.

1. По словам Путина, залог преодоления «жёсткого» демографического спада 90-х годов – в объединении вокруг «крепкой благополучной семьи». Слова правильные, только «вокруг семьи» не столько объединяться нужно, сколько способствовать её реальному укреплению и развитию, росту благосостояния – причём не среднестатистическому, а действительному.

И не за счёт всё менее посильных патерналистских возможностей бюджета, которые не столько удовлетворяют в достаточном объёме потребности, сколько поддерживают их на минимальном уровне, непозволительно развращая большинство. А через создание эффективных возможностей для граждан трудиться заинтересованно и с полной отдачей, с ясным осознанием того, что от результатов их труда зависит личное благополучие.

Чтобы это произошло, как свидетельствует мировой и короткий по времени российский опыт, один из наиболее быстрых, общественно приемлемых путей заключается в том, чтобы работники труда одновременно стали и работниками капитала. Иными словами, совладельцами собственности в той или иной форме, например, в качестве акционеров различных компаний, вплоть до концентрации контрольного пакета в руках трудового коллектива (Народные предприятия России – см. здесь же).

А пока тенденция противоположная – характерен рост зависимости доходов граждан от бюджетных источников. Если в 2006-2007 годах выплаты из бюджета в виде пенсий, пособий, зарплат составляли около 20% доходов населения, то за время кризиса – выросли до 30%. Неуклонно растёт и число занятых в госкорпорациях, других госструктурах, в том числе органах власти в центре и на местах. Усиливается зависимость от бюджета и в частном секторе (NEWSru.com. Экономика, 18 апреля 2012 года). И всё это на фоне чудовищного разрыва между благосостоянием «верхов» и «низов», корыстно беззастенчивого присвоения меньшинством основной доли общественного дохода.

2. Относительно новой экономики, которой надлежит быть устойчивой к любым внешним шокам мировой эпохи турбулентности. Экономическая стабильность России с начала 2000-х годов определялась, прежде всего, высокими ценами на нефть и сопровождалась ростом сырьевой зависимости, минимальными и отнюдь не адекватными институциональными преобразованиями, усиливающейся монополизацией национального рынка, оттеснением конкурентных механизмов всё дальше на периферию рыночных отношений и т.д.

Более того. Если сравнивать РФ с другими развивающимися странами группы БРИКС, то по темпам экономического роста Россия им всем проигрывает. Основываясь на данных Росстата, специалисты подсчитали, что с 2008 по 2011 годы прирост ВВП РФ составил лишь 5,5% (среднегодовой прирост – около 1,3%). За этот же период прирост ВВП Китая – 44,2%, Индии – 34,1%, Бразилии – 15,6%, ЮАР – 8%. (NEWSru.com. Экономика, 18 апреля 2012 года).

3. Объявленная задача создания качественно новых рабочих мест (до 25 млн в перспективе), скорее, лозунг, нежели продуманная программа диверсификации и высокотехнологического реформирования отечественной промышленности по обоснованному (осмысленному!) плану, в соответствии с ближайшими и стратегическими целями и задачами, с учётом реальных народнохозяйственных потребностей, кадровых и прочих возможностей. Удручает лёгкость продемонстрированного подхода, особенно на фоне бурного научно-технического и технологического прогресса в мире. По мнению академика Евгения Каблова, в России сегодня более 50% технологий относится к 4-му технологическому уровню, почти треть – к 3-му, менее заметен 5-й уклад (порядка 10% в военно-промышленном комплексе и авиакосмической промышленности). О 6-м укладе пока, скорее, можно лишь говорить (признавая, что и в этом направлении есть отдельные достижения).

В то же время в странах глобального лидерства (таких как США, Япония, Китай) ситуация принципиально иная. Так, в США доля производительных сил 5-го технологического уклада составляет 60%, четвёртого — 20%. На шестой технологический уклад уже приходится около 5%. Специалисты по прогнозам считают, что при сохранении нынешних темпов технико-экономического развития шестой технологический уклад начнёт оформляться в 2010—2020 годах, а в фазу зрелости вступит в 2040-е годы. При этом в 2020—2025 годах произойдёт новая научно-техническая и технологическая революция, основой которой станут разработки, синтезирующие достижения базовых направлений.

По мнению академика, перед отечественной наукой и технологиями сложная задача: чтобы в ближайшие 10 лет войти в число государств с шестым технологическим укладом, России надо «перемахнуть» через пятый технологический уклад. Сказано это было в 2010 году. Однако ни достигнутыми результатами, ни судьбоносными планами (включая Стратегию-2020) подобная перспектива не подкреплена.

Вклад человеческого капитала через интеллектуальный капитал станет доминирующим в общественном производстве. Наука, говоря словами Карла Маркса, станет наиболее значимой производительной силой в самом широком смысле этого слова. Резко возрастает роль квалифицированных специалистов, профессиональной подготовки.

Но здесь также назревают серьёзные проблемы. Укажем на два весьма тревожных симптома. В последнем международном рейтинге вузов ни один российский институт, включая МГУ имени М.В. Ломоносова, не попал даже в первую сотню. А из 277 российских индустриальных парков по-настоящему функционируют лишь 50, более 40% заявленных индустриальных парков России не соответствуют требованиям, предъявляемым к таким проектам. При этом 96% индустриальных парков России (как уже работающих, так и планируемых, строящихся) расположено в европейской части страны (Vedomosti.ru, 19 апреля 2012 года).

4. О региональном развитии с приоритетом Дальнего Востока и Сибири (Восточной Сибири, в частности) говорят много десятилетий. Ещё великий Михаил Ломоносов утверждал, что «богатство России Сибирью прирастать будет». Пророчество, которому без малого триста лет, и сегодня актуально по своей первоначальной сути. Как сообщают СМИ, прорабатывается вопрос создания федерального ведомства, координирующего процесс. Дело хорошее и в очередной раз перспективное (хотелось бы надеяться – не только для чиновников). Главное – рассуждениями о захватывающе прекрасных будущих перспективах территорий не подменять практическое решение их острейших текущих проблем.

5. Наконец, возвращение России в число глобальных лидеров через разностороннюю евразийскую интеграцию. Кто бы возражал! Только вот и Европа, и Азия как континенты слишком велики в сравнении со значимостью наших реально достигнутых результатов. И, поддерживая столь смелые и оптимистичные перспективы, мы, в первую очередь, должны всерьёз укреплять свои региональные позиции на постсоветском пространстве. Не успеем глазом моргнуть – и здесь окажутся мощные, агрессивно развивающиеся соседи. Иными словами, стремиться к глобальному лидерству – через убедительные и конкурентные региональные достижения (в экономике, политике, культуре, социальной сфере и др.).

Шесть китайских предупреждений

Среди международных откликов на инициативы избранного российского президента особо выделим комментарии из Китая, предупреждающие о немалых трудностях, подстерегающих российские преобразования (russian.china.org.cn, 14 апреля 2012 года). По мнению китайских аналитиков, «международный финансовый кризис нанёс России серьёзный удар, выявил хрупкость и нестабильность экономического процветания и подъёма России за предыдущие десять лет».

Отмечены шесть серьёзных вызовов, стоящих перед Россией:

1. Сырьевая зависимость и структурные искажения в экономике, сокращение высокотехнологичного экспорта; экспорт полезных ископаемых в общем объёме экспорта России вырос с 42,5% в 1995 году до 72,2% в 2011 году, доля экспорта машиностроительного оборудования сократилась с 10,2% до 4,6%.

2. Рост инвестиционных и хозяйственных барьеров, снижение конкурентоспособности, в том числе из-за продолжающейся утечки кадров; по рейтингу индекса хозяйствования Всемирного банка в 2011 году Россия сместилась с 112-го на 123-е место.

3. Слабые стимулы для новых научных и технологических разработок, их взаимодействия с бизнесом.

4. Монополизация экономики, препятствующая развитию справедливой конкуренции.

5. Низкий уровень развития общественных капиталов и слабая способность к самоорганизации к саморегулированию у частных компаний.

6. Небольшое население и нарастающий дефицит трудовых ресурсов.

Сделан однозначный вывод, что за свой срок Президент Медведев не смог решить данные проблемы. Теперь слово за вступающим в должность президента Путиным, у которого нет другого выбора, кроме ускорения шагов реформы и изменения модели развития. Верно отмечено. Пожалуй, можно лишь несколько уточнить последовательность: нет другого выбора, кроме изменения модели развития как важнейшего исходного условия успешного и ускоренного проведения всесторонних реформ.

Столь строгие оценки наших соседей (партнёров – на официальном лексиконе) не случайны и подкрепляются убедительными примерами ускорения темпов развития новых стратегических индустрий в китайской экономике, цель которых – содействие индустриальному переходу и достижению устойчивого развития (russian.china.org.cn, 17 апреля 2012 года).

Быстрота достижений впечатляет. Судите сами. В 2011 году на рыночных принципах в Китае реализованы значимые пилотные проекты, стимулирующие использование энергосберегающей техники и изделий: более 30 млн кондиционеров, более 3,6 млн автомобилей, более 160 млн энергосберегающих ламп, более 1,6 млн светодиодных ламп, запущены в экспериментальную эксплуатацию 14 тысяч автобусов на электробатареях и т.д. В прошлом году Китай ратифицировал и утвердил более 90 государственных стандартов в сфере новых стратегических индустрий развития – стандарты по автомобилям на электробатареях, интернет-технологиям, освещению с использованием полупроводников и др.

Перезагрузка мышления

Обратим внимание – в Китае не говорят о постиндустриальном рывке как таковом, как единственно необходимом и достаточном условии перехода к «новой экономике» (представлении, всё ещё весьма живучем среди части российской элиты). Если «разуем глаза», то поймём, что речь идёт о последовательном содействии наиболее полному развитию и реализации возможностей индустриальной стадии в интересах удовлетворения потребностей большинства собственных граждан, конкретно ощущающих перемены к лучшему (о чём мы не раз уже писали).

Но прежде чем бросаться вдогонку за лидерами и провозглашать ближайшей целью место российской экономики в пятерке мировых лидеров, следует «перезагрузить собственное мышление» и выработать новую экономическую политику (НЭП-2020 – см. здесь же). В её основе должны быть обязательные взаимозависимые и взаимодополняющие друг друга критерии, практическое, а не среднестатистическое достижение которых в настоящем и ближайшем будущем необходимо для ожидаемого грядущего «прорыва».

Из каких своего рода целевых функций следует исходить, вырабатывая стратегию развития?

Первое. Уровень жизни большинства российских граждан должен соответствовать среднемировому уровню жизни, соответствующему возможностям развитой индустриальной стадии на нынешнем этапе, органично (не показушно) усиливаемому использованием текущих постиндустриальных достижений.

Второе. Чтобы стимулировать эффективный и заинтересованный труд, необходимо предоставить миллионам россиян – работников труда – реальную возможность стать работниками капитала, дополнительно располагающими, кроме зарплаты, другими цивилизованными источниками дохода (доступными сегодня, как правило, меньшинству).

Третье. Соотношение гарантируемого среднемирового уровня жизни индустриальной стадии для большинства и постиндустриальных VIP-возможностей для немногих должно быть справедливым, не угнетая общественный настрой, а, напротив, обеспечивая гармонию интересов, единство действий и социальный мир.

От степени и качества выполнения этих важнейших условий зависит переход ко всем иным преобразованиям, целям и задачам. И, разумеется, необходимо помнить, что искомые заинтересованные исполнители – это трудящееся большинство, каждодневно ощущающее перемены к лучшему и воплощающее идеи (овладевшие массами и ставшие материальной силой!) в реальное «российское чудо».

Ложка дёгтя – без бочки мёда

Складывается впечатление, что скромные результаты социально-экономических реформ упорно пытаются компенсировать количеством разработок возможных вариантов российского будущего. Словно пирожки пекут – в зависимости от запросов и на любой вкус.

Не так давно была обнародована «Стратегия-2020», неоднозначно воспринятая в профессиональных кругах и российской общественностью. И вот новое произведение – замглавы Минэкономразвития Андрей Клепач представил министерский прогноз социально-экономического развития России до 2030 года в двух вариантах – «сырьевом» и инновационном. Маленький штрих. Предполагается, что к 2020 году доллар будет стоить 37 рублей, а к 2025 году – 43 рубля (NEWSru.com. Экономика, 17 апреля 2012 года). В сравнении с нынешним курсом американской валюты, это означает почти 1,5-кратное уменьшение покупательной способности российского рубля в отношении импортных товаров. Насколько конкурентной и разнообразной окажется к тому времени импортозамещающая отечественная продукция – не сообщается.

Спрашивается, почему рядовому гражданину должно быть выгодно не только поддерживать, но и активно участвовать в практической реализации модернизационных и прочих реформаторских потуг с непредсказуемыми (или наоборот?!) результатами, попытка уточнить которые неизменно подтверждает известное: «Пессимист – это хорошо информированный оптимист»? Насколько системны, последовательны и увязываются друг с другом официально озвученные в последнее время концепции?

И всё-таки что-то удерживает от согласия с тезисом о России как стране, в которой общество и политическая система не поддаются ни эволюционным, ни революционным изменениям и которая обречена на вечное существование в триединстве своих традиционных ипостасей – вороватой власти, безмолвствующего народа и прекраснодушной интеллигенции (Газета.ru, 12 апреля 2012 года).

Ещё не вечер?!