1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1409

Ещё раз о труде и капитале

А стержень где?

Недостатка в современных теориях, комментариях и рекомендациях, касающихся российской экономической действительности, – нет. Однако во множестве публикаций последнего времени явно недооценивают, а порой игнорируют, значение работника как непосредственного производителя материальных и духовных благ, важнейшего субъекта экономических отношений. Как-то сами собой поутихли и разговоры о национальной идее. А между тем представляется, что дефицит даже скромных попыток предложить такую идею, чётко формулирующую основную цель современного развития российского общества и сплачивающую граждан, напрямую связан именно с умалением роли трудящегося большинства в качестве движущей силы прогресса.

Это не случайно, т.к. оба фактора взаимозависимы и взаимно определяют друг друга. Нельзя воплотить в жизнь судьбоносные замыслы лидеров страны без упорного, эффективного и заинтересованного труда большинства членов общества. Бессмысленно ожидать проявления самоотверженности и высокой производительности от работников, не владеющих затрагивающей их интересы информацией, не понимающих или, того хуже, не разделяющих взгляды своих руководителей (Справедливость начинается с собственности – см. здесь же). И совсем критично, когда «ведущие» и «ведомые» движутся по расходящимся траекториям, отдаляясь друг от друга и грозя вместо адекватного изменения подвергнуть эрозии, деформировать или разрушить сложившуюся конфигурацию.

Как бы мы ни оценивали прошедшие выборы депутатов Государственной Думы, политическое расслоение российского общество есть следствие его социально-экономической дифференциации. При этом отсутствие явной доминирующей политической силы в немалой степени связано не только с разочарованием избирателей в партиях и лидерах, но и с отсутствием объединительной идеи.

Перефразируя известное выражение, можно утверждать, что такая ситуация вынуждает «воевать не умением, а числом». Поэтому вполне логично, что главный претендент на президентский пост Владимир Путин опирается, в большей степени, не на «Единую Россию», далеко не бесспорно победившую в декабре, а на более массовый и представительный (по крайней мере, по официальным данным) Общенациональный народный фронт. «Хождение в народ» остальных кандидатов также не только естественно для политической борьбы, но и во многом сопровождается звучной риторикой (чем «скромнее» содержание – тем острее лозунги и громче призывы), что также можно объяснить отсутствием стержневой идеи личной предвыборной программы.

По мнению научного руководителя Высшей школы экономики Евгения Ясина, «кандидаты не отнеслись внимательно к экономической составляющей программ. Разве что Владимир Путин, но и он ничего серьёзного, что реально способствовало бы развитию экономики на новом этапе, не предлагает. А другим, похоже, всё равно: они знают, что не победят» (Итоги, № 8, 20.02.12).

Здесь с вдохновителем российского либерализма можно поспорить: «точечные левые мотивы» предвыборной риторики Премьер-министра не затрагивают основ сформированной экономической системы. По сути, речь идет, скорее о том, что пришло понимание актуальной необходимости «своевременно поделиться малым, чтобы не потерять многое». Для экономических интересов меньшинства это должно быть гораздо важнее и содержательнее, чем форма, в которую эти месседжи облачены.

Любопытен комментарий члена Совета Федерации, экс-министра труда и соцразвития Александра Починка, посвящённый другому кандидату: «Михаил Прохоров предложил подумать, как эти деньги (на социальные расходы – ВТ) заработать. Проблема в том, что нам нужно реформировать рынок труда… Сейчас только 20 процентов работающих россиян могут нормально жить на одну зарплату. В мире есть примеры, когда власть делала ставку на то, чтобы росло благосостояние среднего класса: в Гонконге, например, официально заняты увеличением числа долларовых миллионеров. И расчёты показывают, что через десяток лет 47 процентов тамошнего населения будут миллионерами» (там же).

Неужели сенатор не уловил, почему миллиардер не предлагает свой путь повышения благосостояния: на всех не хватит, ибо в его случае не столько зарабатывали через реальное производство, сколько, в первую очередь, пилили… Так что опытом жизненного успеха авангарда бизнес-элиты вряд ли смогут в массовом порядке воспользоваться соотечественники (вспомним не очень давний, но весьма спорный призыв Президента Дмитрия Медведева). Что касается тезиса о нормальном житье-бытье на одну зарплату, разве не очевидно, что надо получать явно больше средней зарплаты по стране (которая составила в 2011 году немногим более 22 тысяч рублей).

Кстати, не только в Гонконге власть способствует увеличению числа долларовых миллионеров: в России таких порядка двухсот тысяч, да ещё несколько десятков долларовых миллиардеров. Однако в остальном – прежде всего в экономике – большая разница. Можно не сомневаться, что если миллионеры составят едва ли не половину населения в Гонконге – это будет свидетельством дальнейшего экономического роста усилиями мотивированного большинства производителей. В России же, если не сменить научную парадигму и вектор общественного развития, с пополнением рядов миллионеров национальная экономика, скорее, исхудает, чем окрепнет. Даже если цены на энергоресурсы будут неуклонно расти, будет расти и доля прибыли, так или иначе отходящая к избранным.

Кризис мотивации

А пока всё больше россиян жалуются на отсутствие интереса к работе. Социологи и психологи говорят об остром кризисе мотивации, при котором не увлекают ни процесс трудовой деятельности, ни её результат, ни награда за труд (Итоги, № 7, 13.02.12). Перегрев рынка труда проявился ещё в 2000-ные годы, прежде всего, в дефиците квалифицированных кадров и «зарплатном ралли», когда размеры окладов росли гораздо быстрее производительности труда. Ситуацию временно смягчил экономический кризис, под угрозой массовых увольнений временно взбодривший работников. Компании пытаются стимулировать эффективный труд разного рода денежными вознаграждениями, бонусными программами, образовательными возможностями, карьерными перспективами и др. Это условия необходимые, но не достаточные.

Проблема остаётся. Научные рекомендации, конечно, полезны, и усилия руководителей компаний также приводят к положительному результату, но – временному. Зарубежный опыт свидетельствует, к подобным мерам приходится прибегать регулярно, как правило, с каждым разом индексируя их в сторону повышения. Потому что, повторим в очередной раз, кризис мотивации есть следствие отчуждения работников от результатов их труда, от участия в управлении, принятии решений и распределении дохода, заработанного в том числе и благодаря их деятельности. Как было показано в предыдущих публикациях (например, «Справедливость начинается с собственности» - см. здесь же), данная проблема напрямую связана с нелегитимностью приватизации 90-х и давно перешла в политическую плоскость.

Но только после недавней премьерской отмашки о «нечестной приватизации» заговорили сразу и дружно – политики, партийные функционеры, учёные, чиновники. Примечательно, однако, что все обсуждают тему, а не предлагают конкретные проработанные решения. Это, между прочим, свидетельство того, что недавнее ещё «табу» (вспомним слова Владимира Путина в годы его первого президентства, что «тема закрыта») так или иначе разделялось фактически всеми политическими силами – несмотря на общеизвестное стабильно негативное общественное мнение.

Какой смысл в предложенном В. Путиным разовом компенсационном налоге, не меняющем существующую систему распределения общественно производимых благ? Даже если удастся сформировать «список героев нашего времени», выработать и согласовать формулу расчёта такого налога – проделав всё юридически безупречно, экономически выверено и социально обоснованно. Такие разовые отчисления будут проедены и (разве можно исключить?) разворованы в кратчайшие сроки. А что дальше?

Также не «вдохновляют» по очевидной причине и давние общеизвестные призывы КПРФ к национализации естественных монополий и минерально-сырьевой базы в целом. Передача собственности государству означает её переход под непрозрачное и не контролируемое обществом управление чиновников. В недавнем прошлом так уже было. Соответственно, управление будет не обязательно эффективным, а чиновников (с теми же генами, психологией и менталитетом) раньше или позже поразит коррупция, и «всё опять повторится сначала».

Остальные кандидаты ещё менее склонны обсуждать тему по существу, сводя её к разговорам о необходимости эффективно использовать доставшуюся собственность либо справедливо распределять полученный доход. Иными словами, речь идёт о том, чтобы или сделать удочки лучше, или рыбку – крупнее. А не о том, чтобы передать на тех или иных условиях удочки рыбакам, которые сначала ловят рыбу, а потом (так было вчера, и так есть сегодня; неужели так будет и завтра?) вынуждены удовлетворяться кем-то назначаемой небольшой долей своего же улова.

Что показывают опросы?

Последние данные социологических опросов обещают Владимиру Путину победу в первом туре с результатом до 58%. Примем к сведению, что ещё недавно этот показатель был на 15–20% меньше. В настоящее время на сайте газеты «Экономика и жизнь» читатели отвечают на вопрос: «Экономические предложения кого из кандидатов на пост президента России вы поддерживаете?». В таблице представлены текущие данные (опрос продолжается).

Таблица. Экономические предложения кого из кандидатов на пост президента России вы поддерживаете?

В.В. Путин

30%

Не поддерживаю ни одну программу

23%

М.Д. Прохоров

21%

Г.А. Зюганов

17%

В.В. Жириновский

5%

С.М. Миронов

4%

Читательская аудитория ЭЖ, как правило, не случайные люди в экономике. Полученные результаты подтверждают ранее сделанный вывод о том, что ни в одной из предвыборных программ кандидатов экономические разделы не содержат стержневой идеи, способной играть консолидирующую роль в масштабах российского общества. Треть опрошенных, поддерживающих экономические взгляды потенциального победителя, – это слишком мало, чтобы рассчитывать на серьёзные достижения в течение президентского срока. Заимствование у соперников отдельных предложений также принципиально не изменит расклад сил, ибо у них поддержка ещё менее значительна. Отсюда актуальность решительного маневра: не только и не столько налогового, сколько мировоззренческого.

Как подружить труд и капитал?

В современной рыночной экономике большинство производит продукт, значительную часть дохода от которого потребляет меньшинство, потому что прибылью владеет тот, кто владеет капиталом. Все разговоры о справедливости останутся пустыми словами до тех пор, пока мы не поймем и законодательно не закрепим, что из права собственности на средства производства не должно обязательно следовать право владения продуктом, произведённым с их использованием. Доход от сдачи в аренду (временное владение, пользование) средств производства – собственнику. Доход от реализации товаров и услуг, полученных с помощью этой собственности, – непосредственным производителям.

Бесспорно, возникает много разных «но». Однако на этом пути можно найти искомое решение проблемы справедливости и мотивации работников – как условие не только необходимое, но и достаточное. Не самое сложное и очевидное, оно так и не нашло отражения в программах кандидатов. Не говоря уже о возможности для трудовых коллективов стать в той или иной форме полноправными собственниками своих предприятий, в частности, владеющими контрольным пакетом акций в соответствии с Федеральным законом «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)». Подробно этой теме, краткому анализу зарубежного и отечественного опыта посвящена статья «Народные предприятия России» (см. здесь же).

Состоявшееся в двадцатом веке распыление капитала, в частности, через формирование эффективного института акционерной собственности, появление десятков и сотен миллионов акционеров в ведущих экономиках – это не панацея от социально-экономических проблем, но реализация вышеотмеченного принципа «своевременно поделиться малым…», адекватная и успешная реакция на проблемы прошедшего столетия.

Сохранение наёмной системы труда сопровождается сглаживанием «острых углов». Осуществляется «управляемое» становление работника труда (наёмного работника) в качестве работника капитала. Законодательно «дозируется» участие трудовых коллективов в управлении и принятии решений, выработке различного рода соглашений, в той или иной мере влияющих на характер отношений между трудом и капиталом.

Разумеется, для торжества справедливости этого явно недостаточно. Но совокупность воплощённого в этом направлении в «зарубежную жизнь» – неоспоримое доказательство продвижения постиндустриальных обществ по прогрессивной траектории: «от наёмничества – через акционирование – к совладению».
По мере становления развитой информационной стадии частная собственность на средства производства будет преодолеваться различными формами совладения результатами труда. Массовая доступность интеллектуальной (нематериальной) части этих результатов будет доминировать, определяя ход исторического развития и возможности для справедливого и «всё более полного удовлетворения разнообразных потребностей граждан» (закавыченное не отождествлять с традиционными формулировками съездов КПСС – ВТ).

Таким образом, роль капитала в сфере материального производства как ведущей силы экономического развития будет сокращаться, а стимулы частного владения им ослабнут. На смену идёт творческий капитал индивида, применение которого позволит (уже позволяет) создавать информационный продукт – «неуничтожимый», доступный присвоению большинством членов общества, в отличие от продукта материального – как правило, индивидуально потребляемого, адресованного конкретной социальной группе, да ещё и подвергающегося неизбежному износу. В конечном итоге на постиндустриальной стадии господствовавшая веками частная собственность на капитал уступит «первенство» общественному совладению результатами труда.

Что делать России, в начале третьего тысячелетия заплутавшей в индустриализме 20-го века? Об этом – в дальнейших материалах.