1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1560

Страна минимальных стандартов

Ученье – вот чума, учёность – вот причина,

Что нынче пуще, чем когда,

Безумных развелось людей, и дел, и мнений…

(А.С. Грибоедов. Горе от ума)

Российская действительность позволяет вывести любопытную закономерность: естественное стремление любого общества к оптимизации разнообразных условий его жизнедеятельности в российской действительности зачастую реализуется как минимизация. Понятно, не всегда, не во всём и не для всех. Минимум – для большинства граждан, а всё, что «больше» – для не случайного меньшинства наших соотечественников. Причём одновременно с «растущими вниз» (в сравнении с показателями более успешных экономик) стандартами – где на десяток процентов, а где и в разы – повысились стоимость жизненно важных услуг и расплата за административные правонарушения.

Минобр – министерство минимального образования?

Министр образования и науки Дмитрий Ливанов утвердил Федеральный государственный образовательный стандарт для старших школьников (10–11 классы), который начнут внедрять с 2013 г., окончательный переход всех школ должен завершиться к 2020 г.
Документ предусматривает возможность формирования индивидуальных учебных планов, включая обязательные предметы, в том числе так называемые интегрированные учебные курсы, например «Естествознание» (физика, химия, биология), и дополнительные предметы (не более трёх). В целом государство финансирует 37 часов в неделю. Учебные планы выполняются в рамках профилей обучения: естественно-научный, гуманитарный, социально-экономический, технологический, универсальный, должны содержать 9 (10) учебных предметов и предусматривать изучение не менее одного учебного предмета из каждой предметной области, определённой стандартом. Общими для включения во все учебные планы являются такие предметы, как «Русский язык и литература», «Иностранный язык», «Математика: алгебра и начала математического анализа, геометрия», «История» (или «Россия в мире»), «Физическая культура», «Основы безопасности жизнедеятельности» (www.regions.ru/news, 25 июня 2012 г.).

Встречающиеся в СМИ рассуждения о том, что таланты наших детей – гуманитарные, математические, технические и т.д. – теперь можно будет развивать с помощью новой системы образования, не выдерживают критики. Если школьник захочет изучать математические предметы и выберет алгебру с геометрией, то учить бесплатно информатику он уже не сможет. Или он выберет геометрию и информатику, но тогда за алгебру ему придётся платить, так как можно выбрать всего два предмета из одной категории (там же). Следовательно, одна из очевидных целей стандарта – широко внедрить платные услуги в сфере школьного образования и свести к минимуму соответствующие бюджетные расходы.

Но разве мы ещё не наелись бездумным администрированием? Признаем, что многое сделано не так, что приходится восстанавливать порушенное сгоряча или корысти ради. Ведь, казалось бы, понимаем актуальность формирования сбалансированной, системной политики повышения качества общего среднего и высшего образования, с одной стороны, и продуманного воссоздания современных профессиональных учреждений, обучающих рабочим специальностям, – с другой.

Неужели не ясно, что расширение платного образования без решения данных и многих других сопутствующих и возникающих проблем лишь усугубляет ситуацию, отдаляя нас от соответствия требованиям постиндустриального общества, запросам рынка и объявленному курсу на модернизацию? И останется лишь одно – плодить низкоквалифицированные, плохо обученные кадры для экономики и сферы услуг, управляемые топ-менеджерами, которые скорее всего будут получать необходимое образование в зарубежных вузах (по государственным квотам или за деньги состоятельных родителей).

К тому же длительный переходный период внесёт ещё большую разнородность в образовательный процесс (обучение будут вести – где по-старому, а где по-новому), усиливая интеллектуальную дифференциацию, прежде всего среди молодёжи. А как быть с ЕГЭ в школах, находящихся на разных этапах преобразований, требуемых законом? За два десятилетия реформ (многие из которых, по признанию самих властей, были непродуманными и поспешными) в стране уже выросло «экспериментальное» поколение, хотя, казалось бы, «опыты» над собственным населением остались в прошлом. И вот по новому кругу…

Резонно задаться вопросом: не будет ли нарушено конституционное право на «общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях» (ст. 43 Конституции РФ)? Как будут коррелировать между собой гарантированная общедоступность образования и отсутствие возможности обучаться по новым образовательным стандартам, если в школе (школах) ещё используют старые? А как быть вузам, куда придут учиться такие «дети разных стандартов»?

В результате у основной массы населения сохранится возможность получить бесплатно лишь минимальный образовательный уровень. Подобная «упрощёнка» быстро приведёт к массовой деградации населения страны, всё менее готового быть даже простым «юзером» по жизни и пользоваться достижениями цивилизации, не говоря уже о созидании и активном участии в инновационном развитии.

Многие парламентарии ситуацию характеризуют однозначно (www.regions.ru/news, 25 июня 2012 г.).

По их мнению, стандарты на каждом образовательном уровне должны соответствовать современным общемировым требованиям к образованию, отвечать возрастающим задачам инновационного развития страны и достижению лучших мировых показателей.

Согласно регулярным международным образовательным рейтингам Россия всё чаще оказывается в конце списков обследованных стран. В той или иной степени можно ставить под сомнение их объективность, но тенденция очевидна. Вспомним, что, по данным ООН, по индексу развития человеческого потенциала Россия занимает 66-е место в мире. ИРЧП рассчитывается группой ведущих мировых ученых и практиков по заказу Программы развития ООН (ПРООН). Это индекс для сравнительной оценки бедности, грамотности, образования, средней продолжительности жизни и других показателей страны. Доклад позволяет оценить в сравнении и долгосрочной перспективе уровень жизни населения. Как говорится, ни убавить, ни прибавить…

В случае реализации новый образовательный стандарт резко понизит естественно-научную подготовку. Спрашивается, зачем ставить перед выбором учеников в 9-м классе: изучать ли им естественные либо общественные науки, так как возможность обучения одновременно и тем, и другим дисциплинам данным стандартом фактически исключается. А поскольку российский инженер, агроном или учёный зарабатывают мало, прагматично настроенные школьники в большинстве своем будут стремиться в юристы, экономисты и менеджеры.

Отсюда следует неутешительный вывод: руководство страны делает сегодня ставку на людей необразованных. Внедрение данного стандарта в российских школах может привести к массовой деградации населения. Нынешние тенденции государственной политики в российском образовании не соответствуют официальному курсу на модернизацию, ставят крест на множестве модернизационных программ, препятствуя тем самым даже скромным попыткам перехода нашей экономики на инновационный путь развития.

Не остались в стороне и священнослужители (www.regions.ru/news, 25 июня 2012 г.). Наряду с нескрываемым креном в сторону усиления платности образования отмечено отсутствие чётких критериев предложенных профилей.Обращается внимание, что общество у нас очень дифференцировано по материальному обеспечению и есть семьи, которые не имеют достаточных средств, а для многодетных образование детей станет вообще серьёзной проблемой.Затраты на образование – это инвестиции в наше будущее. Их сокращение свойственно нищим странам, к числу которых Россия не относится. А потому те, кто принял это решение, сами являются духовно и интеллектуально нищими (выделено В.Т.).

В свете нарастающих бюджетных проблем предлагается сократить паразитирующий бюрократический (управляющий, контролирующий) аппарат системы образования. И то верно, глядишь – вредных прожектов поубавится.

В комментарии об утверждённом общеобразовательном стандарте заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию Виктор Шудегов указал на его «основную ущербность, заключающуюся в том, что ученикам фактически даётся минимум знаний, которые государство способно предоставлять бесплатно. Таким образом, этот стандарт подводится под 83-й федеральный закон, окончательно вступивший в силу с 1 июля с.г., где чётко записано, что государство обеспечивает бесплатно минимальный объём услуг в работе бюджетных учреждений». А по меткому выражению протоиерея Алексия Новичкова, население будет способно лишь «читать вывески, считать сдачу и пользоваться пластиковыми картами» (там же. – выделено В.Т.).

Парадокс, однако, заключается в том, что многие законодатели и представители общественности выступают против, а документы всё равно принимаются: Васька слушает, да ест…

Федеральный закон № 83

Федеральным законом от 08.05.2010 № 83 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений» предусмотрено изменение правового положения существующих бюджетных учреждений, способных функционировать на основе рыночных принципов, и механизмов их финансового обеспечения. Финансирование таких учреждений по смете заменяется финансовым обеспечением выполнения ими государственного или муниципального задания (в форме субсидий) с предоставлением права заниматься деятельностью, доходы от осуществления которой будут поступать в самостоятельное распоряжение этих учреждений. Расширяются также их возможности распоряжаться закреплённым за ними имуществом. Проще говоря, закон выводит на экономический рынок школы, поликлиники, музеи, библиотеки, институты (www.zakoniporyadok.org, 10 октября 2010 г., выделено В.Т.).

Однако внедрение в школы, университеты, больницы, учреждения культуры рыночных отношений (дополнительное платное образование сверх стандартного минимума) неизбежно скажется на их профильной деятельности в угоду непрофильной (сдача помещений в аренду, всевозможные подработки и дополнительные услуги). Коммерческий доход не просто становится существенным условием выживания, а может доминировать над общественной потребностью.

Пример. Премьер-министр Дмитрий Медведев признает, что, несмотря на огромное количество медицинских вузов, отечественная система образования медиков сильно деградировала в последние годы. Это волнует не только врачей, но и каждого россиянина (ИТАР-ТАСС, 3 июля 2012 г.). По мнению премьера, подготовка среднего медперсонала в колледжах при больницах должна быть бесплатной, хотя бы частично.

Оказалось, что в Сахалинской области санитарки, которые обучаются в вечернее время, оплачивают обучение самостоятельно в полном объёме, так как речь идёт о дополнительном образовании. Глава правительства и сахалинский губернатор сошлись во мнении, что бесплатным должно быть только основное образование. Невозможно всё делать бесплатно, и не будет такого никогда, хотя заказ государства на кадры должен быть; заключил премьер. Судя по сообщениям, вопрос о госзаказе и бюджетном финансировании чрезвычайно актульной для региона подготовки санитарок, даже если это дополнительное образование для некоторых из них, не рассматривался.

Итак, 83-й федеральный закон, утверждённые образовательные и медицинские стандарты в рыночных условиях ставят под вопрос не только общедоступность образования и здравоохранения в России, но и экономическую возможность существования (выживания) множества школ и больниц в деревнях и небольших городах. Те, которые сохранятся, будут вынуждены резко понизить качество своей работы. Как следствие, не только образовательные, но и медицинские услуги, качество которых оставляло желать лучшего и ранее предоставлявшиеся практически в минимальном объеме, зато по крайней мере бесплатно – теперь станут платными.

Политика минимальных стандартов вряд ли этому способствует. Вспомним минимальный размер оплаты труда и минимальный размер пенсии, минимальнуюпотребительскую корзину и прожиточный минимум, минимальную продолжительность жизни, минимальный размер пособий по беременности и родам, уходу за ребёнком и безработице, другие индексы и критерии, используемые для характеристики достигнутого уровня жизни. Окажется, что в сравнении с теми развитыми странами, к которым руководство так часто причисляет Россию, наша страна – своеобразный лидер минимальных стандартов. И при этом – в призовой тройке по количеству миллиардеров (по данным журнала «Форбс», на втором месте после США, на третьем – Китай).

Прямо скажем, и то, и другое – достижения отнюдь не самые «прорывные» и убедительные с точки зрения эффективности и общественного признания. Как свидетельствует новейшая отечественная история, одновременный значительный рост обоих показателей (гарантированных минимальных стандартов жизнеобеспечения и крупнейших капиталов) исключён по определению. В полном соответствии с великим Михаилом Ломоносовым: если в одном месте что-то прибудет, то в другом обязательно убавится. Ибо экономический рост невнятен и зависит от цен на ресурсы в монополизированной экономике, доходы которой распределяются крайне неравномерно, опасно поляризуя российское общество. Иными словами, чем медленнее растет экономика, чем меньше абсолютный прирост произведенного продукта, тем выше в присваиваемом доходе доля богатой части населения (меньшинства).

Так что не будем удивляться, если власть, пытаясь сократить социальные расходы, опираясь на уровень минимальных стандартов, провозглашая приоритет социальной справедливости на словах и демонстрируя поразительную терпимость к вызывающим доходам на деле, бумерангом получит минимальную лояльность граждан и их же минимальную заинтересованность в проведении давно назревших преобразований.

Если уже не получила…