1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1617

Отец и мать равны в правах и гарантиях при увольнении

Трудовой кодекс не допускает расторжение трудового договора по инициативе работодателя с женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет, одинокими матерями, воспитывающими ребенка в возрасте до 14 лет (ребенка-инвалида до 18 лет), другими лицами, воспитывающими указанных детей без матери (ч. 4 ст. 261 ТК РФ). Возник вопрос: как в подобных обстоятельствах быть с отцами? Гражданин, испытавший на себе несправедливость данной нормы закона, дошел до высшего суда. И Конституционный суд РФ уравнял отцов в правах с матерями в части гарантий при увольнении (постановление Конституционного суда РФ от 15.12.2011 № 28-П/2011).

В Трудовом кодексе норма запрета на расторжение договора как гарантия от увольнения распространяется на женщин и лиц, воспитывающих детей без матери. Что это — дискриминация по гендерному признаку или несовершенство терминологии?

Заявитель, оспаривающий конституционность ч. 4 ст. 261 ТК РФ был уволен в связи с сокращением штата. Пытаясь восстановиться на работе в судебном порядке, он утверждал, что расторжение с ним трудового договора по данному основанию без его согласия невозможно. Ведь он не только многодетный отец, воспитывающий троих детей (двух дочерей в возрасте 12 и семь лет и двухлетнего сына), но и единственный кормилец — на его иждивении находится жена, ухаживающая за детьми, в том числе за ребенком-инвалидом.

Полагая, что увольнение необоснованное и незаконное, а запрет расторжения трудового договора по инициативе работодателя должен распространяться и на мужчин — отцов, имеющих детей в возрасте до трех лет (тем более когда мать не работает в связи с уходом за детьми), заявитель обратился в Савеловский районный суд г. Москвы. Он предъявил иск к работодателю о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, недополученного заработка и компенсации морального вреда.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, Савеловский районный суд г. Москвы в решении от 31.08.2010, оставленном без изменения Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26.11.2010, отметил следующее. Трудовой договор был расторгнут в соответствии с требованиями законодательства без нарушений процедуры со стороны работодателя и истец не входит в круг лиц, которым предоставляется гарантия, предусмотренная ч. 4 ст. 261 ТК РФ.

Проблемы правоприменения

Конституционные основы российского законодательства не позволяют утверждать, что гарантии и права обоих родителей защищены одинаково. В статье 7 Конституции РФ Российская Федерация определена как «социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, и в котором обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты». А в статье 38 Конституции РФ, гарантирующей защиту государства, отцы уже не упоминаются: «Материнство и детство, семья находятся под защитой государства».

Проблема равного положения в социальных отношениях отцов и матерей не нова.

Суды, в том числе Конституционный, уже рассматривали несколько дел, в которых отцы требовали распространить на них права матерей.

Решение принято. Что дальше?

Конституционный суд признал норму неконституционной. Он предлагает федеральному законодателю определить условия предоставления «гарантий от увольнения отцу, являющемуся единственным кормильцем в многодетной семье, воспитывающей малолетних детей, в том числе в возрасте до трех лет, где мать в трудовых отношениях не состоит и занимается уходом за детьми» либо использовать «иные правовые механизмы, гарантирующие многодетным семьям государственную поддержку в виде пособий, выплат и т.п., в случае утраты единственным кормильцем работы и заработка».

Иными словами, в ближайшее время следует ожидать корректировок законодательства, уравнивающих в правах и гарантиях матерей и отцов.

Резюме

Суды, следуя букве закона, не признают за отцами прав, предоставленных матерям. И, на наш взгляд, проблема не в том, что судьи не считают обоих родителей правомочными пользоваться одинаковыми гарантиями и льготами, а в том, что формулировки законодательства не позволяют применить нормы как к матерям, так и к отцам.

пример 1

Отец-одиночка из Нефтекамска, воспитывающий двух дочерей, в Верховном суде Республики Башкортостан смог доказать, что материнский капитал приравнивается к родительскому и его может получить отец.

В этом деле на сторону отца встал прокурор. Именно он подал иск к Управлению Пенсионного фонда. Для прокурора понятие «семейный» в определении «материнский капитал» оказалось доминирующим.

пример 2

Истец дошел до Конституционного суда, доказывая, что мужчинам, если они вынуждены сидеть с маленьким ребенком дома, тоже полагаются декретные выплаты и прочие соцгарантии. Основанием к рассмотрению дела в Конституционном суде послужила обнаружившаяся неопределенность в вопросе, соответствуют ли Конституции РФ оспариваемые в запросе законоположения (см. постановление КС РФ от 06.02.2009 № З-П/2009).

Международная организация труда считает необходимым принимать во внимание потребности работающих граждан, члены семей которых нуждаются в уходе, с тем, чтобы эти граждане могли осуществлять свое право на труд, не подвергаясь дискриминации и, насколько возможно, гармонично сочетая профессиональные и семейные обязанности (п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 3, ст. 4 и 9 Конвенции МОТ 1981 г. № 156 «О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин» (принята в г. Женеве 23.06.81 на 67-й сессии Генеральной конференции МОТ, ратифицирована в России Федеральным законом от 30.10.97 № 137-ФЗ).

В данной Конвенции используется термин «трудящиеся с семейными обязанностями».

Российское законодательство не содержит четких определений таких социально значимых понятий, как многодетная семья, иждивенец, единственный кормилец, не разграничивает воспитание и содержание детей.

В части 6 ст. 11 ТК РФ дано правильное по сути определение лица с семейными обязанностями. Да и сама глава 41, в которой содержится обжалуемая ст. 261, называется «Особенности регулирования труда женщин, лиц с семейными обязанностями».

На наш взгляд, эта формулировка даже более справедливая, чем та, которая приведена в Конвенции МОТ № 156, — «трудящиеся с семейными обязанностями» (п. 4 ст. 1).

Позиция Конституционного суда РФ

Гарантии от увольнения по инициативе работодателя (кроме случаев ликвидации организации и совершения работником виновных действий), предусмотренные ст. 261 Трудового кодекса, распространяются на женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, и других лиц, воспитывающих детей того же возраста без матери. Данная мера обеспечивает им действительно равные трудовые права в условиях объективных трудностей (например, достаточно распространенного отношения работодателей к женщинам, имеющим малолетних детей, как к менее эффективным работникам). Кроме того, эта гарантия соответствует международным нормам, которые подчеркивают, что особые меры, направленные на достижение подлинного равенства мужчин и женщин, не должны рассматриваться как дискриминационные.

Гарантии от увольнения по инициативе работодателя призваны защищать не только родителей, но и детей. Государственная поддержка должна распространяться на обоих родителей, особенно если в семье воспитываются несколько малолетних детей. Необходимо учитывать особое положение многодетных семей, единственным кормильцем в которых, как правило, является отец.

Оспариваемая норма Трудового кодекса распространяется на отца ребенка в возрасте до трех лет только в том случае, если он воспитывает ребенка без матери, и не учитывает положение отцов в многодетных семьях. При увольнении по инициативе работодателя на время поиска работы такие отцы обеспечиваются только пособием по безработице (максимум 4900 руб.), размер которого не может быть признан достаточным для семьи, воспитывающей нескольких малолетних детей. Иных механизмов, позволяющих в достаточной степени компенсировать многодетной семье утрату работы кормильцем, действующее законодательство не предусматривает.

Исходя из этого оспариваемая норма Трудового кодекса противоречит Конституции РФ, поскольку исключает возможность пользоваться гарантией от увольнения отцу — единственному кормильцу в многодетной семье, воспитывающему малолетних детей, в том числе в возрасте до трех лет, если мать в трудовых отношениях не состоит и занимается уходом за детьми.