1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1683

Надо ли догонять Америку

В 1917 году в канун Октябрьской революции В.И. Ленин так сформулировал будущую сверхзадачу перед Советской республикой: «догнать и перегнать» развитые капиталистические страны – не только в политическом устройстве, но и экономически. Особую известность приобрёл этот лозунг с подачи Никиты Хрущёва, призывавшего советский народ добиться экономического превосходства над США – ведущей мировой державой. И опять с доминирующим политическим подтекстом.

Запомнился анекдот того времени. На встрече с руководителем Советского Союза, в очередной раз убеждавшим, как важно догнать и перегнать Америку, один из рабочих сказал: «Догнать согласны, но перегонять не надо – голый зад будет видно!»

В начале первого президентского срока Владимир Путин заявил, что для повышения благосостояния народа и решения насущных проблем необходимо как минимум удвоить ВВП страны. Поначалу казалось, всё складывается удачно. Неуклонно повышались цены на нефть, набирали темп промышленность и сельское хозяйство, активно формировалась передовая инфраструктура.

Требуемый рост российской экономики не менее чем на 7% в год представлялся вполне реальным. Правда, к этому времени, в мировой табели о рангах Россия заняла скромное место в середине первой десятки (шестая позиция в списке Международного валютного фонда и Всемирного банка за 2008 год – с объёмом ВВП около 2,3 трлн долларов по паритету покупательной способности). Однако уже по итогам кризисного 2009 года ВВП России, согласно глобальному рейтингу стран мира по показателю валового внутреннего продукта, рассчитанному по методике Всемирного банка, оценивался всего в 1,23 трлн долларов (12 место в рейтинговой таблице), составив менее 10% ВВП США и менее 4% мирового ВВП (по некоторым данным, порядка 2%).

Конечно, можно утверждать, что разразившийся мировой экономический кризис 2008-2009 годов «спутал карты» и лишил российскую экономику ожидаемых достижений. Но совсем не случайно «нулевые годы» окрестили «тучными» и при упоминании брали в кавычки. Народная мудрость и тут не подкачала, ибо тучными они оказались для немногих, а для экономики в целом – поистине нулевыми.

Малоубедительные аргументы власти относительно необратимого преодоления российской экономикой последствий мирового кризиса пока никак не подкрепляются уверенным экономическим ростом. Особенно на фоне экономических достижений других стран БРИК (Китая, Индии, Бразилии), не только не «проваливших» основные показатели во время кризиса, но сумевших сохранить рост ВВП, близкий к 10%, и преумножить объёмы производства в реальном секторе экономики.

В то же время случившийся буквально на днях обвал на фондовых рынках и резкое пике нефтяных цен ниже 100 долларов за баррель стали очередным закономерным доказательством хронической нефтегазовой зависимости курса российского рубля, в одночасье традиционно подешевевшего относительно ведущих мировых валют.

Попутно отметим, что в такой ситуации упорное стремление создать Международный финансовый центр в Москве с претензией рубля на роль мировой резервной валюты напоминает проект Нью-Васюки из романа «Двенадцать стульев». Похвально желание руководства страны привлечь международные капиталы в российскую столицу. Но это совсем не означает, что они станут долгожданными инвестициями в отечественную экономику.

Ибо капиталы не «завлекают», их не надо «агитировать». Они устремляются туда, где гарантировано право собственности и больше выгода (долгосрочная прибыль для инвесткапитала или возможность быстро заработать на высокой цене для капитала спекулятивного). Однако это условия необходимые, но недостаточные. По мнению председателя Комитета ТПП РФ по финансовым рынкам Якова Миркина, чтобы рубль стал международно значимой валютой, доля России в мировом ВВП должна составлять хотя бы 5-6% (NEWSru.com. Экономика, 11 августа 2011 года).

Для сравнения: по подсчётам экспертов МВФ, в этом году ВВП Китая составит 2/3 от ВВП США, а то и больше, но вопрос об использовании юаня в качестве резервной валюты в международных расчётах китайское правительство активно не обсуждает.

***

Аналитический центр еженедельника «Экономика и жизнь» выяснил мнение читателей относительно перспектив экономического развития России (таблица 1).

Таблица 1. Позволит ли нынешняя экономическая политика занять России более достойное место?

Да

11,8%

Нет

77,8%

Затрудняюсь ответить

10,3%

На основании полученных ответов можно сделать вполне однозначный вывод, что подавляющее большинство россиян, имеющих представление о реалиях отечественной экономики, отказывает власти в способности вывести страну на достойные мировые позиции.

Эти результаты в достаточной степени коррелируют с данными нашего недавнего опроса без малого 4-х тысяч студентов экономических специальностей ряда российских вузов (см. здесь же статью «Молодо – не зелено»): не обнадёживающими результаты российских реформ назвали порядка половины опрошенных, ещё треть считает их не соответствующими мировым тенденциям. Более 70% рассматривает позиции России в мировой экономике как слабые, лишь менее 17% - как достойные.

Существуют, однако, индикаторы, значение которых, напротив, можно интерпретировать как доказательство успехов российской экономики. Одним из таких общепринятых показателей уровня жизни и экономического развития является реальный ВВП на душу населения. В 2010 году в России МВФ оценивало его примерно в 15 800 долларов на душу населения; а согласно расчётам Всемирного банка (на основании совместных исследований с участием ОЭСР, Eurostat и Росстата) – в 19 800 долларов.

Примечательно, что ВВП на душу населения в Бразилии составляет 11 100 долларов, в Китае – 7500 долларов, в Индонезии – 4400 долларов, а в Индии – 3600 долларов (Информагентство ТПП-Информ, 5 августа 2011 года).

Фактически у России всего лишь 50-тые места в списке стран мира (к примеру, в Люксембурге – более 80 тыс. долларов ВВП на душу населения, в Норвегии – более 50 тыс. долларов, США – 47 тыс. долларов и т.д.). Во-вторых, по сравнению с Россией в странах БРИК численность населения много выше, причём в Китае – на порядок, что существенно снижает величину «подушевого» ВВП. В-третьих, значение данного показателя, при всём его видимом российском благополучии, нивелируют вопиющие социальные контрасты.

Так, соотношение денежных доходов 10% наиболее и наименее обеспеченных россиян в 2010 году равнялось 16,5, а за первое полугодие 2011 года – 14,8 (таблица 2), подозрительно точно колеблясь на уровне максимально допустимых в мировой практике значений в разрыве доходов (до 15-17 раз).

Таблица 2. Коэффициент фондов по данным Росстата

Год

1992

1995

1998

2000

2005

2008

2009

2010

Отношение

8,0

13,5

13,8

13,9

15,2

16,8

16,6

16,5

Считается, что, если коэффициент фондов (децильный коэффициент) более 10 – возникает опасность социальных беспорядков. Для сравнения: в Европе он изменяется от 3 до 7, в США – 10-12, но может достигать значений порядка 15, не вызывая общественного дискомфорта. Последнее, пожалуй, можно объяснить оптимистической убеждённостью большинства американцев, что их собственная судьба, в основном, зависит от них самих, и если ты многого добился – молодец, если нет – пеняй на себя. Иными словами, сидеть на печи и завидовать другим у них как-то не принято…

Ирония судьбы. Россия догнала, а возможно, и перегнала (либо вот-вот перегонит) США по соотношению денежных доходов самых богатых и самых бедных. Но формальный результат сути не меняет. Невнятный экономический рост – чуть более 4% в год, важнейшей составляющей которого является увеличение выручки от примитивного экспорта сырьевых (без переработки) энергоресурсов, не столько эффективно наполняющей бюджет страны, сколько приносящей баснословные доходы избранным. Зачем тратиться на модернизацию? Миллион в собственном кармане сегодня греет куда больше, чем миллиард в бюджете страны завтра!

Итак. Курс рубля, неослабевающая зависимость которого от мировых цен на нефть и другие товары сырьевой группы всё чаще ставит под сомнение и достигнутые результаты, и правомерность отнесения России к странам БРИК. Растущая социальная дифференциация – с опасными последствиями, наглядно «продемонстрированными» волной беспорядков в английских городах. Затягивание решения социально-экономических проблем, чреватое протестами, способными трансформироваться в политические выступления. Вовсе не случайно утверждение: «политика – это концентрированное выражение экономики».

***

Как известно, монетаризм – одно из наиболее влиятельных направлений в современной экономической науке, основное внимание уделяющее изучению влияния денег на экономические процессы. Идеи монетаризма активно используются в российской экономической практике. Прозвучавшее на днях заявление представителей российского правительства о готовности Минфина и Центробанка денежными средствами, при необходимости, держать финансовую ситуацию в стране под контролем – очередное тому доказательство. Но, как и почти три года назад, известны финансовые институты, которые получат необходимые вливания. О дальнейшем движении денег можно только догадываться – как и раньше, конкретные получатели в производственном секторе не известны.

В 2007-2008 годах мировой экономический кризис зародился в финансовой сфере – она первой и обрушилась. В короткие сроки банковско-финансовый сектор оправился от последствий глубокого падения 2008 года и практически отыграл потери. Вернуть своё могущество и обеспечить глобальную мобильность ему помогли национальные правительства, во многом покрывшие громадные частные долги бюджетными средствами, т.е. фактически деньгами налогоплательщиков. При этом государственные ценные бумаги, выступившие в качестве ликвидного обеспечения, сами стали заложниками обстоятельств.

Сегодня мы вновь стали свидетелями очередного (не последнего!) акта пьесы, опять-таки начавшегося с обвала на финансовых рынках. Продолжается нарастающий и во многом неконтролируемый отрыв всё более функционирующего в спекулятивно-корпоративных интересах финансового сектора, от реальной экономики. Иными словами, в возрастающей степени финансы обретают «в одностороннем порядке» своего рода «независимость и суверенитет от остальной экономики». Естественно, распространяя своё влияние не только на экономику. Образно говоря, хвост возомнил себя независимой самостоятельной сущностью и пытается вертеть собакой. Результат не замедлил сказаться…

По мнению первого заместителя председателя ЦБ России Алексея Улюкаева, мировые рынки находятся только в начале длительного периода нестабильности - нестабильности рынков, государственных финансов и других экономических отношений. В глобальной финансовой системе накоплено слишком много рисков, поэтому хроническая «болезнь» в обозримой перспективе может обостряться, и мы только в начале пути (Финмаркет, 16 августа 2011 года).

В то же время системных, выверено последовательных действий, усиливающих ограничительное государственное влияние на национальных и мировых финансовых рынках, пока не последовало. Понятно, индивидуальные (суверенные) действия государств учитывали рекомендации «двадцатки». Но согласованная мировая финансовая политика с действенными и обязательными для применения механизмами реализации – вопрос актуальный. Предложение президента Франции Николя Саркози и канцлера Германии Ангелы Меркель создать экономическое правительство еврозоны и начать необходимую законодательную проработку – своевременный шаг в этом направлении.

По этой причине в том числе деятельность транснациональных корпораций и корпоративные интересы, как и прежде, не уравновешены и в известном смысле противоречат как минимум интересам в финансовой сфере и общим интересам Объединённых Наций в целом. Разумеется, речь не идёт о вмешательстве государства в частный бизнес. И процесс выработки и согласования единой стратегии вряд ли будет быстрым и непременно успешным. Но неизбежные кризисы как объективная реальность заставят даже наиболее строптивых, самоуверенных и заносчивых стать, в конце концов, «гладкими и пушистыми».

Практика свидетельствует: влияние государств и мирового сообщества на финансовые рынки недостаточно. Возможности «перелива и перемещения капиталов в пространстве и времени» способны вызвать не только локальную финансово-экономическую дестабилизацию. Возникающие финансовые пузыри – ещё только цветочки, и, если не предпринять адекватные меры, обеспечивающие эффективное воздействие национальных и межнациональных структур на ситуацию, будут и ягодки…

Цивилизованное стимулирование долгосрочной инвестиционной активности капитала в реальном секторе экономики и всемерное снижение (ограничение) его спекулятивного возможностей на уровне отдельных государств и глобальной экономики в целом – фундаментальная, поистине интернациональная задача мирового сообщества, знаменующая собой «неоклассический» или «постклассический» этап дальнейшего совершенствования современных рыночных отношений.

Жизнь убедительно доказывает опасность гипертрофированной роли печатного станка и дензнаков в любой экономике и, напротив, недооценки либо игнорирования значимости реальных производителей национального продукта. Вот уж, действительно, хвост не только собакой вертит, но и с ног на голову умудрился её поставить!

***

Отсутствие ощутимых каждым гражданином конкретных позитивных результатов в экономике и социальной сфере отдаляет общество от власти и противопоставляет бизнесу, формирует у людей нарастающее ощущение нестабильности и неопределённости, порождает пессимизм. Об этом свидетельствуют многочисленные социологические опросы последнего времени. Оптимистичные заявления и сводки, опирающиеся на среднестатистические данные, уже никого не вводят в заблуждение. Средняя температура по больнице – «36,6», но разве не может оказаться, что реальных больных с такой температурой крайне мало? А потому, даже если заменить определение «больной» на «выздоравливающий» (по примеру недавнего предложения «пенсии по старости» называть впредь «пенсиями по возрасту»), отечественному здравоохранению не полегчает, равно как и дефицит Пенсионного фонда не уменьшится.

Насколько «верхи» оторвались от «низов», свидетельствуют идеи лидера правых миллиардера Михаила Прохорова. По его мнению, России вполне реально в ближайшие 7-10 лет стать ведущей экономикой Европы, сменив при этом рубль на евро. Своеобразен совет гражданам, как сберечь деньги: двухлетний запас личного потребления хранить в национальной валюте, остальное пополам поделить между долларом и евро».

Вряд ли многие воспользуются подобным советом. Даже если отталкиваться от установленного прожиточного минимума (6473 рубля в месяц по итогам первого квартала 2011 года), двухлетняя сумма составит 155 352 руб. По данным Росстата, за этот же период среднемесячная заработная плата по стране выросла лишь до 22,6 тыс. рублей. Представить себе, что реальное большинство граждан (не среднестатистический россиянин, не меньшинство) в той или иной форме хранит 7-8 месячных зарплат и ещё «немножко» долларов и евро, достаточно проблематично. Это по силам части работников ТЭКа, банковского сектора и им подобным.

Нефтегазовые доходы составляют более 40% всех поступлений в российский бюджет (Независимая газета, 11 августа 2011 года), а по некоторым данным, формируют до 72% доходов страны (Экономика и жизнь, 12 августа 2011 года). Уменьшение темпов роста, а тем более рецессия мировой экономики, снижение стоимости нефти и замедление объёмов её потребления и размеров экспортной выручки, увеличат дефицит отечественного бюджета. Прогноз госдолга к 2014 году примерно 12 трлн руб., или 17% ВВП (там же). При этом падение годового прироста ВВП даже до 3-4% уменьшит долю России в мировой экономике с перспективой выхода из десятки крупнейших экономик мира к 2020 году (Газета.RU. Финансы. 11 августа 2011 года).

Впрочем, как отмечает «Коммерсант» (12 августа 2011 года), экономическая активность в РФ не всегда находится в прямой зависимости от поведения цен на нефть. Зафиксированное Росстатом замедление экономического роста во втором квартале этого года, как и бегство капиталов, происходили на фоне достижения посткризисного максимума в 117 долл. за баррель нефти Brent – весьма тревожный симптом. По информации МВД, в 2010 – первом квартале 2011 годов по сомнительным основаниям за рубеж было выведено около 5 трлн рублей (NEWSru.com. Экономика, 15 августа 2011 года).

***

Чтобы «догнать Америку» не только по количеству миллиардеров, но и по доле достойно обеспеченных граждан, надо производить больше, а пилить меньше. Предоставить реальную свободу личности и развивать демократические институты. Гарантировать право собственности и справедливое распределение произведённого продукта. Не рассуждать многословно о стабильности и положительной динамике в экономике, а стимулировать модернизационные преобразования и инновации, направленные на повышение эффективности общественного производства. Не отвлекать ресурсы на амбициозные проекты с неуклонно растущими расходами, отягощающими и без того дефицитный бюджет. Сформулировать и стремиться к целям, консолидирующим, а не противопоставляющим друг другу слои общества.

NB. Свободный рынок и демократия – две стороны одной медали. Нет демократии там, где нет свободы личности, где не исполняются законы. Не может быть конкурентным рынок, если подавляется предприимчивость и доминируют монополии. Эффективно работать и производить могут лишь люди, заинтересованные в результатах своего труда и уверенные в завтрашнем дне.

Так что даже догнав Америку, на всякий случай сразу перегонять её всё равно не стоит – по уже упоминавшейся в начале статьи причине…