1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Истина в суде

Здесь представлены комментарии к самым актуальным и свежим судебным решениям арбитражных судов.

Налог на добавленную стоимость

Если по договору купли-продажи имущество было фактически передано и состоялся переход права собственности, то составленное в дальнейшем сторонами соглашение о незаключенности этого договора не уменьшает налоговые обязательства налогоплательщика и сумма НДС возврату не подлежит.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21.12.2010 по делу № А46-5293/2010)

В августе 2006 г. общество представило в инспекцию налоговую декларацию по НДС за июль 2006 г., в которой отразило в том числе выручку от передачи имущества по договору купли-продажи от 10.07.2006 своему контрагенту.

В 2009 г. общество подало уточненную декларацию за этот период. Уменьшение суммы налога налогоплательщик мотивировал заключением с контрагентом соглашения в июле 2009 г., согласно которому стороны договорились, что договор купли- продажи не заключен и не является основанием для перехода права собственности на имущество и выплаты за него каких-либо денежных средств. Кроме того, изменение налоговых обязательств общество объясняло аннулированием счетов-фактур, выставленных в адрес контрагента.

По результатам проведения камеральной налоговой проверки «уточненки» инспекция приняла решение об отказе в осуществлении зачета (возврата) НДС, уменьшенного обществом к уплате в уточненной декларации.

Налогоплательщик обратился в суд, но арбитры приняли сторону налогового органа.

Договор купли-продажи в 2006 г. был заключен сторонами с соблюдением всех правил. В соответствии с ним покупатель обязался принять и оплатить, а продавец (контрагент) — передать принадлежащее ему на праве собственности имущество. Наименование, количество и цена имущества были указаны в приложениях к договору, являющихся его неотъемлемой частью. На все передаваемое имущество продавец представил покупателю документы, необходимые для использования их по назначению и подтверждающие качество и соответствие его требованиям безопасности. Имущество было передано контрагенту по актам приема-передачи. При этом стороны отметили, что указанное в актах имущество находится в исправном техническом состоянии, претензий к виду и комплектности имущества не имеется.

В 2009 г. стороны подписали соглашение, в котором констатировали, что указанный договор купли-продажи не содержит условие о товаре, позволяющее определить наименование и количество товара, в связи с чем договор является незаключенным и не влечет перехода права собственности на какое-либо имущество, а также выплаты денежных средств за имущество. Стороны также договорились, что продавец без всяких правовых оснований передал покупателю имущество, поименованное в акте приема-передачи к договору купли-продажи, вследствие чего не утратил права собственности на переданное имущество, то есть передача имущества от продавца к покупателю не повлекла перехода права собственности на имущество.

По мнению судей, в этом случае обстоятельства дела свидетельствуют о фактическом выбытии спорного имущества в соответствии с намерениями общества (а не вопреки им), в связи с чем право собственности общества на имущество утрачено и утрачено не в принудительном порядке.

Арбитры отметили, что вывод о незаключенности сделки трехгодичной давности последовал исключительно из соглашения двух субъектов предпринимательской деятельности. Общество могло прийти к любому соглашению со своим контрагентом, что не означает получение им от такого соглашения результата, преследуемого им, который представляется прежде всего в необоснованном уменьшении НДС, подлежащего уплате, и его возврате из бюджета.

Переход права собственности основан на договоре купли-продажи от 10.07.2006, а соглашение 2009 г. о незаключенности договора купли-продажи не изменяет (не уменьшает) налоговые обязательства общества. Следовательно, налогоплательщик неправомерно уменьшил подлежащий уплате НДС и отказ в возврате суммы НДС является обоснованным.


При экспорте товаров момент оказания услуг, связанных с подачей вагонов на железнодорожные пути, определяется на основании первичных транспортных документов — натурных листов, а не на основании актов приемки оказанных услуг или счетов-фактур.

(Постановление ФАС Московского округа от 22.12.2010 № КА-А40/15903-10-П)

Общество осуществляло реализацию нефти и нефтепродуктов на экспорт на условиях поставки СРТ через морской порт Санкт-Петербурга. Транспортировка нефти по территории России до морского порта осуществлялась железнодорожным транспортом.

С контрагентом был заключен договор, в соответствии с которым контрагент оказывает обществу услуги, связанные с подачей и уборкой вагонов на железнодорожные пути. После исполнения обязательств и составления актов приемки услуг контрагент выставлял обществу счета-фактуры за оказанные услуги со ставкой НДС 18%.

Общество представило в инспекцию уточненную налоговую декларацию по НДС за январь 2007 г. и пакет документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ, в целях обоснования правомерности применения налоговой ставки 0% по операциям реализации на экспорт нефти и нефтепродуктов.

В налоговой декларации общество заявило вычеты НДС, связанные с оплатой услуг контрагента на подачу и уборку вагонов.

В результате камеральной проверки инспекция вынесла решение, которым признано обоснованным применение нулевой ставки НДС по экспортной реализации, и решение о возмещении НДС по этой операции.

А вот в вычете НДС по оказанным услугам инспекция отказала. По мнению налоговиков, общество неправомерно приняло к вычету НДС по ставке 18%, уплаченный на основании счетов-фактур контрагента, так как на момент составления актов приемки оказанных услуг нефтепродукты были помещены под таможенный режим экспорта.

Общество обратилось в суд и выиграло спор.

Положения подп. 2 п. 1 ст. 164 НК РФ, предусматривающие применение ставки 0%, распространяются на работы (услуги) по организации и сопровождению перевозок, перевозке или транспортировке, организации, сопровождению, погрузке и перегрузке вывозимых за пределы территории РФ или ввозимых на территорию России товаров, выполняемые (оказываемые) российскими организациями или индивидуальными предпринимателями (за исключением российских перевозчиков на железнодорожном транспорте), и иные подобные работы (услуги), а также на работы (услуги) по переработке товаров, помещенных под таможенный режим переработки на таможенной территории.

Этот перечень работ (услуг) не является исчерпывающим. Операции, предусмотренные названной нормой, подлежат обложению НДС по ставке 0% при условии, что соответствующие товары помещены под таможенный режим экспорта на момент совершения данных операций либо если по характеру самих операций они могут осуществляться только в отношении экспортных товаров.

То есть вышеуказанные операции облагаются НДС по ставке 0% при условии помещения соответствующих товаров под таможенный режим экспорта на момент совершения данных операций.

Поэтому при рассмотрении дела подлежал установлению факт помещения товаров под таможенный режим экспорта на момент оказания спорных услуг.

Суд установил, что счета-фактуры, как и акты приемки оказанных услуг, составлялись сторонами сделок по итогам отчетного месяца, все счета-фактуры оформлены последним днем месяца оказания услуг.

При этом дата составления акта не является датой оказания услуги, поскольку по условиям соглашений сторон договоров акт составляется по итогам месяца на все услуги, оказанные в течение месяца.

Документом, по которому можно определить момент фактического оказания услуг подачи-уборки вагонов, являются натурные листы.

Счет-фактура не устанавливает точное время оказания услуги, так как в силу п. 3 ст. 168 НК РФ выставляется после ее оказания и составляется по итогам месяца на основании натурных листов и железнодорожных накладных.

Таким образом, момент оказания услуг следует определять на основании первичных транспортных документов: натурных листов, а не на основании актов приемки оказанных услуг или счетов-фактур, являющихся сводными документами.

Кроме того, в данном случае транспортировка товаров по территории России до морского порта осуществлялась железнодорожным транспортом.

Нефть и нефтепродукты, вывозимые из Российской Федерации морским транспортом и доставляемые до железнодорожной станции железнодорожным транспортом, не рассматриваются таможенными органами в качестве товаров, находящихся под таможенным контролем, до их предъявления к таможенному контролю в зоне таможенного контроля.

До прибытия товара к месту таможенного контроля таможенные органы на транспортных, товаросопроводительных и (или) иных документах отметок не проставляют.

Так как товары вывозились из РФ морскими судами, необходимые в целях подтверждения применения налоговой ставки по НДС в размере 0% отметки проставлялись лишь на судовых документах после предъявления товаров для таможенного контроля.

Следовательно, таможенный контроль осуществлялся после оказания услуг, связанных с подачей и уборкой вагонов на железнодорожные пути.

На транспортных и товаросопроводительных документах, сопровождающих железнодорожную перевозку, отметки таможенных органов «выпуск разрешен» и «товар вывезен» отсутствуют.

Таким образом, общество правомерно применило вычет НДС по оплате услуг, связанных с подачей и уборкой вагонов на железнодорожные пути.

Не относятся к выручке от реализации жилищно-коммунальных услуг и не включаются в налоговую базу по НДС субсидии, предоставляемые управляющим компаниям в связи с применением льготных цен в случаях, предусмотренных законодательством.

(Постановление ФАС Поволжского округа от 09.12.2010 по делу № А55-30708/2009)

Общество (управляющая компания) осуществляло деятельность по предоставлению населению, проживающему в жилом фонде, находящемся на его балансе, коммунальных услуг по государственным регулируемым ценам. Плановые убытки, возникающие в результате такой деятельности, компенсировались ему из бюджета.

НДС с сумм дотаций общество не уплачивало. Таким образом, из налогооблагаемой базы были исключены суммы бюджетных ассигнований, полученных им из бюджетов различных уровней с целью покрытия убытков от реализации коммунальных услуг отдельным категориям граждан (инвалидам, ветеранам Великой Отечественной войны, многодетным семьям, военнослужащим) в связи с применением льготных цен согласно действующему законодательству.

Инспекция в ходе выездной проверки указала, что суммы таких дотаций необходимо включать в налоговую базу по НДС.

Судьи приняли сторону налогоплательщика. Логика рассуждений арбитров следующая.

Согласно п. 2 ст. 154 НК РФ при реализации товаров (работ, услуг) с учетом дотаций, предоставляемых бюджетами различного уровня в связи с применением налогоплательщиком государственных регулируемых цен, или с учетом льгот, предоставляемых потребителям в соответствии с федеральным законодательством, налоговая база определяется как стоимость реализованных товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из фактических цен их реализации.

Цены на коммунальные услуги по теплоснабжению населения относятся к государственным регулируемым ценам и устанавливаются органами местного самоуправления (ст. 424 ГК РФ, ст. 2, 5 Федерального закона от 14.04.95 № 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации»).

Субсидией являются бюджетные средства, предоставляемые бюджету другого уровня бюджетной системы РФ, физическому или юридическому лицу на условиях долевого финансирования целевых расходов (ст. 6 Бюджетного кодекса РФ).

Отношения по предоставлению и получению дотаций (субсидий) относятся к бюджетным отношениям, публичным по своему характеру и основанным на властном подчинении одной стороны (получателя бюджетных средств) другой стороне (органам, обладающим бюджетными полномочиями). Данные публичные правоотношения не являются объектом налогообложения. Субсидии, получателем которых является организация жилищно-коммуналь-
ного хозяйства, не подпадают под признаки оплаты, установленные п. 2 ст. 167 НК РФ.

В соответствии со ст. 219 БК РФ распорядитель бюджетных средств, предоставляя дотацию, действует во исполнение публично-правовой обязанности в рамках исполнения бюджета по расходам на основании решения об утверждении бюджета на год, утверждения бюджетной росписи органом, исполняющим бюджет, доведения лимитов бюджетных ассигнований. Факт реализации товаров сам по себе не порождает какого-либо долга бюджета перед получателем бюджетных средств, и соответственно орган, предоставляющий дотацию, не исполняет какого-либо встречного обязательства перед получателем бюджетных средств.

Не включаются в выручку и налоговую базу по НДС субсидии, предоставляемые в связи с применением льготных цен в случаях, предусмотренных федеральным и иным законодательством. В частности, федеральными законами от 24.11.95 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов», от 12.01.95 № 5-ФЗ «О ветеранах», от 15.01.93 № 4301-1 «О статусе Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров ордена Славы», от 09.01.97 № 5-ФЗ «О предоставлении социальных гарантий Героям Социалистического Труда и полным кавалерам ордена Трудовой Славы», Указом Президента РФ от 05.05.92 № 431
«О мерах по социальной поддержке многодетных семей», законами Российской Федерации от 18.10.91 № 1761-1»О реабилитации жертв политических репрессий», от 15.05.91 № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

К выручке от реализации жилищно-коммунальных услуг субсидии не относятся, поскольку местный бюджет не является покупателем данных услуг налогоплательщика, а лишь субсидирует убыток, возникающий у налогоплательщика из-за применения государственных регулируемых и льготных цен на жилищно-коммунальные услуги.

Средства, полученные налогоплательщиком из бюджета, являются дотациями, предоставленными ему на покрытие фактически полученных убытков, возникших в связи с предоставлением услуг по ценам, которые ниже установленных государственных цен (тарифов).

Таким образом, налогоплательщик при исчислении НДС обоснованно не включал в налогооблагаемую базу указанные средства.


Закон предусматривает ведение раздельного учета облагаемых и не облагаемых НДС операций, но не обязывает налогоплательщика закреплять способы его ведения в учетной политике.

(Постановление ФАС Уральского округа от 07.12.2010 № Ф09-9755/10-С2)

Общество занималось розничной торговлей, переведенной на ЕНВД, и оптом, по которому применялся общий режим. У поставщика приобретались товары, которые затем реализовывались покупателям как оптом (облагаемые НДС операции), так и в розницу (освобождаемые от налогообложения операции). Общество вело раздельный учет этих операций. Соответствующая пропорция определялась по отгрузке.

Приобретенный у поставщиков товар общество приходует на основной склад, а «входной» НДС отражает на счете 19, затем НДС предъявляется к вычету. При этом, приобретая товар, налогоплательщик не знает точно, какое его количество будет реализовано оптом, а какое в розницу.

По факту реализации товара, когда обществу становится известно, сколько реализовано оптом, а сколько в розницу, НДС с отгруженного в розницу товара восстанавливается налогоплательщиком и уплачивается в бюджет.

При реализации товара в розницу происходит ежедневное перемещение товара с основного (оптового) склада на розничный. Соответственно ежедневно отслеживается выручка товара, реализованного в розницу и оптом, себестоимость продаж, облагаемых ЕНВД (розница), и себестоимость продаж, облагаемых НДС (опт).

Однако в учетной политике порядок ведения раздельного учета прописан не был. Обнаружив этот факт в ходе выездной проверки, инспекция доначислила обществу НДС, как будто оно вовсе не вело раздельный учет.

Общество обратилось в суд и выиграло дело.

О том, что налогоплательщики обязаны вести раздельный учет облагаемых и не облагаемых НДС операций, сказано в п. 4 ст. 170 НК РФ. Согласно этой норме порядок его ведения устанавливается в учетной политике.

При этом отсутствие в приказе об учетной политике порядка ведения раздельного учета само по себе не означает отсутствие раздельного учета, поэтому не является основанием для доначисления налогоплательщику налога.

Фактическое ведение раздельного учета налогооблагаемых и не облагаемых НДС операций налогоплательщик вправе подтвердить любыми способами, в том числе с помощью первичных документов, регистров бухгалтерского учета, иных самостоятельно разработанных документов для нужд раздельного учета.


Если при таможенном оформлении технологического оборудования, ввезенного на территорию РФ, был уплачен НДС и оно используется для производства продукции, облагаемой НДС, то налогоплательщик имеет право на вычет налога вне зависимости от того, что фактически оборудование было ввезено в качестве вклада в уставный капитал.

(Постановление ФАС Поволжского округа от 17.12.2010 по делу № А55-4630/2010)

Обществом в мае 2009 г. по грузовой таможенной декларации ввезено на территорию РФ технологическое оборудование — гусеничный самоходный скрепер, полученный от иностранного учредителя-инвестора (Кипр) в качестве вклада в уставный капитал.

При таможенном оформлении ввезенного оборудования обществу не было предоставлено освобождения от уплаты НДС на основании п. 7 ст. 150 НК РФ, поэтому налог был уплачен в полном объеме. Получив оборудование, общество поставило его на учет как основное средство, что подтверждается актами формы № ОС-1, инвентарными карточками учета объектов основных средств формы № ОС-6.

В декларации за II квартал 2009 г. сумма НДС была заявлена к возмещению.

Проведя камеральную проверку этой декларации, инспекция в возмещении налога отказала.

Основанием для отказа послужил вывод налогового органа о том, что налогоплательщик неправомерно применил вычет по НДС, поскольку в силу п. 7 ст. 150 НК РФ ввоз на таможенную территорию РФ технологического оборудования в качестве вклада в уставный капитал не подлежит налогообложению.

Суд принял решение в пользу налогоплательщика, отметив, что, исключая из состава вычетов указанную сумму НДС, инспекция в данном случае неправильно применяет подп. 4 п. 2 ст. 170 НК РФ.

Согласно этой норме суммы налога, фактически уплаченные при ввозе товаров, в том числе основных средств и нематериальных активов, на территорию РФ, учитываются в стоимости этих товаров, если они ввезены для производства и (или) реализации товаров (работ, услуг), операции по реализации которых не признаются реализацией товаров (работ, услуг) в соответствии с п. 2 ст. 146 НК РФ.

Положения подп. 4 п. 2 ст. 170 НК РФ следует применять в случаях, когда ввезенное в качестве уставного вклада оборудование используется для производства или реализации товаров, операции по реализации которых не признаются реализацией для целей налогообложения. В данном случае оборудование, ввезенное обществом, используется для производства и реализации продукции, облагаемой НДС на общих основаниях.

Следовательно, налогоплательщик правомерно применил вычет по НДС.


Водный налог

Налоговая база по водному налогу определяется исходя из объема воды, забранной из водного объекта, на основании показаний водоизмерительных приборов.

(Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.12.2010 по делу № А29-13267/2009).

Инспекция провела камеральную налоговую проверку представленной обществом уточненной налоговой декларации по водному налогу за IV квартал 2006 г. и установила занижение налоговой базы по указанному налогу.

Занижение произошло потому, что общество производило расчет налоговой базы путем определения разницы между объемами забранной воды (объемом водопотребления) и воды, сброшенной в водный объект.

По мнению инспекции, при определении налоговой базы по водному налогу не подлежит учету объем сточных вод (объем сброса воды).

Суд поддержал позицию инспекции.

Согласно п. 1 ст. 333.8 НК РФ (в редакции, действовавшей в период спорных правоотношений) плательщиками водного налога признаются организации и физические лица, осуществляющие специальное и (или) особое водопользование в соответствии с законодательством РФ.

В пункте 1 ст. 333.9 НК РФ установлено, что объектом обложения водным налогом признается, в частности, забор воды из водных объектов.

При заборе воды налоговая база определяется как объем воды, забранной из водного объекта за налоговый период.

Объем воды, забранной из водного объекта, определяется на основании показаний водоизмерительных приборов, отражаемых в журнале первичного учета использования воды. В случае отсутствия водоизмерительных приборов объем забранной воды определяется исходя из времени работы и производительности технических средств. Если невозможно определить объем забранной воды исходя из времени работы и производительности технических средств, его определяют исходя из норм водопотребления (п. 2 ст. 333.10 НК РФ).

Статьей 333.13 НК РФ установлен порядок исчисления налога, в силу которого сумма водного налога по итогам каждого налогового периода рассчитывается как произведение налоговой базы и соответствующей ей налоговой ставки.

Налоговое законодательство не содержит положений о необходимости корректировки налоговой базы по водному налогу при заборе воды на объем сброса сточных вод.


Налог на доходы физических лиц

Индивидуальные предприниматели не вправе использовать имущественный налоговый вычет в тех случаях, когда они получают доход от продажи имущества в связи с осуществлением ими предпринимательской деятельности.

(Постановление ФАС Западно- Сибирского округа от 23.12.2010 по делу № А81-1298/2010).

Индивидуальный предприниматель продал принадлежащий ему торговый павильон и магазин. До продажи он использовал эти объекты в предпринимательской деятельности. Вместе с тем недвижимость была выведена им из состава основных средств и в отношении ее предприниматель уплачивал налог на имущество физических лиц.

В отношении доходов, полученных от реализации недвижимости, предприниматель применил имущественный налоговый вычет по НДФЛ.

Инспекция указала, что доход, полученный им от продажи недвижимости, надо считать доходом, полученным от предпринимательской деятельности, а имущественный вычет применять в таком случае нельзя.

Судьи согласились с налоговым органом. Аргументация следующая.

Согласно ст. 209 НК РФ объектом обложения НДФЛ признается доход, полученный налогоплательщиками.

При определении налоговой базы по НДФЛ учитываются все доходы налогоплательщика как в денежной, так и в натуральной форме или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 НК РФ (п. 1 ст. 210 НК РФ).

Из пункта 3 ст. 210 НК РФ следует, что для доходов, в отношении которых предусмотрена налоговая ставка 13%, налоговая база определяется как денежное выражение таких доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму налоговых вычетов.

На основании этих норм ст. 221 и 227 НК РФ, а также учитывая позицию Президиума ВАС РФ, изложенную в постановлении от 16.03.2010 № 14009/09, арбитры пришли к выводу, что индивидуальные предприниматели вправе использовать имущественный налоговый вычет в тех случаях, когда они получают доход от продажи имущества не в связи с осуществлением ими предпринимательской деятельности.

Довод предпринимателя о том, что магазин и торговый павильон были выведены из состава основных средств, суд отклонил, так как налоговое законодательство не связывает возможность обложения НДФЛ доходов от продажи имущества с наличием либо отсутствием приказов, изданных для целей бухгалтерского учета, в том числе о выводе имущества из состава основных средств.


Возврат налогов

Вынесение инспекцией неправомерного решения об отказе в возмещении НДС рассматривается как невынесение в установленный срок решения о возмещении налога, поэтому инспекция обязана уплатить проценты за просрочку возврата НДС.

(Постановление ФАС Поволжского округа от 07.12.2010 по делу № А55-6872/2010)

21 сентября 2009 г. общество обратилось в инспекцию с заявлением о возврате НДС в соответствии с данными налоговой декларации. По результатам камеральной проверки декларации налоговый орган вынес решение от 11.01.2010 об отказе в возмещении суммы НДС.

В марте 2010 г. решение инспекции было отменено вышестоящим налоговым органом и общество снова обратилось в инспекцию с заявлением о возврате НДС, а также процентов за просрочку возврата налога.

12 марта сумма возврата была перечислена на счет налогоплательщика. При этом инспекция перечислила только сумму НДС, а проценты – нет. По мнению налоговиков, срок начисления процентов должен исчисляться с учетом того, что решение инспекцией об отказе в возмещении НДС принято свое-
временно.

Суд позицию ИФНС признал неправомерной.

По мнению арбитров, для определения момента возникновения у налогоплательщика права на начисление процентов за несвоевременный возврат НДС необходимо применение в совокупности и взаимосвязи положений ст. 176 НК РФ, установившей последовательную и регламентированную во времени процедуру возмещения налога из бюджета.

При определении даты, с которой подлежат начислению проценты за несвоевременный возврат налога, необходимо исходить из совокупности тех сроков, которые прямо закреплены в п. 2 ст. 88, п. 2 и 8 ст. 176 НК РФ, вне зависимости от фактического соблюдения налоговым органом каждого из них.

Так, согласно ст. 88 НК РФ камеральная налоговая проверка проводится в течение трех месяцев со дня представления налогоплательщиком налоговой декларации.

Пунктом 2 ст. 176 НК РФ установлено, что по окончании проверки в течение семи дней налоговый орган обязан принять решение о возмещении соответствующих сумм, если при проведении камеральной налоговой проверки не были выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах.

При отсутствии у налогоплательщика недоимки по налогу, иным федеральным налогам, задолженности по соответствующим пеням и (или) штрафам, подлежащим уплате или взысканию в случаях, предусмотренных НК РФ, сумма налога, подлежащая возмещению по решению налогового органа, возвращается по заявлению налогоплательщика на указанный им банковский счет (п. 6 ст. 176 НК РФ).

В соответствии с п. 7 ст. 176 НК РФ решение о зачете (возврате) суммы налога принимается налоговым органом одновременно с вынесением решения о возмещении суммы налога (полностью или частично). Поручение на возврат суммы налога, оформленное на основании решения о возврате, подлежит направлению налоговым органом в территориальный орган Федерального казначейства на следующий день после дня принятия налоговым органом этого решения, который в течение пяти дней со дня получения указанного поручения осуществляет возврат налогоплательщику суммы налога в соответствии с бюджетным законодательством РФ и в тот же срок уведомляет налоговый орган о дате возврата и сумме возвращенных налогоплательщику денежных средств.

Пунктом 10 ст. 176 НК РФ предусмотрено, что при нарушении сроков возврата суммы налога, считая с 12-го дня после завершения камеральной налоговой проверки, по итогам которой было вынесено решение о возмещении (полном или частичном) суммы налога, начисляются проценты исходя из ставки рефинансирования Центрального банка РФ. Процентная ставка принимается равной ставке рефинансирования ЦБ РФ, действовавшей в дни нарушения срока возмещения.

Применяя вышеуказанные нормы налогового законодательства, а также правовую позицию ВАС РФ, изложенную в постановлении Президиума ВАС РФ от 19.04.2006 № 14471/05, суд признал обоснованным начисления процентов за несвоевременный возврат налога за период с 6 ноября 2009 г. по 12 марта 2010 г.

Арбитры отклонили довод инспекции о том, что срок начисления процентов должен исчисляться с учетом того, что решение налоговым органом об отказе в возмещении НДС принято своевременно и только впоследствии оно отменено вышестоящим налоговым органом.

Отмена решения инспекции об отказе обществу в возмещении налога свидетельствует о неисполнении налоговым органом обязанности вынести в установленный срок законное и обоснованное решение. Вынесение налоговым органом неправомерного решения об отказе в возмещении налога следует рассматривать как невынесение в установленный срок решения о возмещении налога.

Следствием таких действий является несвоевременный возврат из бюджета причитающихся налогоплательщику денежных средств, в связи с чем он в соответствии с п. 10 ст. 176 НК РФ вправе получить компенсацию своих финансовых потерь в виде процентов.

Таким образом, начисление процентов законодатель связывает с нарушением срока возврата сумм налога, а не с нарушением срока принятия налоговым органом решения по результатам камеральной проверки.


Возврат (зачет) излишне уплаченного налога осуществляет инспекция, на учете в которой состоит налогоплательщик, а не ИФНС, где зарегистрировано его обособленное подразделение.

(Постановление ФАС Московского округа от 20.12.2010 № КА-А40/15838-10-П)

По результатам выездной проверки инспекция вынесла решение, которым обществу, имеющему несколько обособленных подразделений, были доначислены налоги, пени и выставлен штраф. Общество уплатило предъявленные в требовании суммы, но впоследствии судом решение ИФНС было признано недействительным.

Общество обратилось в инспекцию, где состояло на учете, с заявлением о возврате излишне взысканных по требованию сумм налогов, пени, штрафа. Инспекция частично осуществила возврат. Но вопросу возврата налога на прибыль в части городского бюджета инспекция рекомендовала обратиться в тот налоговый орган, в который производилась уплата налога (пеней, штрафа).

Суд поддержал общество и отклонил довод ИФНС о том, что возврат налога должен производиться тем налоговым органом, на учете в котором состоит обособленное подразделение.

В соответствии со ст. 78 НК РФ сумма излишне уплаченного налога подлежит зачету в счет предстоящих платежей налогоплательщика по этому или иным налогам, погашения недоимки по иным налогам, задолженности по пеням и штрафам за налоговые правонарушения либо возврату налогоплательщику.

На налоговом учете общество состоит в целом как юридическое лицо, а не в части какого-либо одного либо нескольких подразделений.

Зачет или возврат суммы излишне уплаченного налога производится налоговым органом по месту учета налогоплательщика (п. 2 ст. 78 НК РФ).

В соответствии со ст. 30 НК РФ налоговые органы составляют единую централизованную систему контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения в соответствующий бюджет налогов и сборов. Единство системы налоговых органов позволяет им осуществить возврат переплаты налога по месту учета налогоплательщика.

Согласно письму Минфина России от 21.03.2007 № 03-02-07/2-54 именно налоговые органы по месту учета налогоплательщика, а не его обособленного подразделения принимают решение о зачете (возврате) излишне уплаченного налога.

Таким образом, возврат (зачет) излишне уплаченного налога на прибыль должна осуществлять ИФНС, в которой общество состоит на учете, без каких-либо изъятий.


Налоговый контроль

Вышестоящий налоговый орган при рассмотрении апелляционной жалобы не вправе принимать решение о взыскании дополнительных налоговых платежей, не взысканных оспариваемым решением налогового органа.

(Постановление ФАС Поволжского округа от 26.10.2010 по делу № А12-24131/2009)

Инспекция провела выездную налоговую проверку предпринимателя, в результате которой был доначислен налог, пени и выставлен штраф. Предприниматель обжаловал это решение в вышестоящий налоговый орган. Однако вышестоящая инстанция не только подтвердила все доначисления и санкции, но и произвела дополнительные начисления налога, пеней и штрафа.

Предприниматель не согласился с ненормативными актами инспекции и управления и обжаловал их в арбитражный суд.

Суд принял сторону предпринимателя.

Арбитры напомнили, что в соответствии с п. 2 ст. 140 НК РФ по итогам рассмотрения апелляционной жалобы на решение вышестоящий налоговый орган вправе:

1) оставить решение налогового органа без изменения, а жалобу — без удовлетворения;

2) отменить или изменить решение налогового органа полностью или в части и принять по делу новое решение;

3) отменить решение налогового органа и прекратить производство по делу.

Поскольку вышестоящий налоговый орган принимает решение по жалобе, он не вправе по итогам ее рассмотрения принимать решение о взыскании с налогоплательщика дополнительных налоговых платежей, не взысканных оспариваемым решением налогового органа. Иной подход создавал бы налогоплательщику препятствия для свободного волеизъявления в процессе реализации им права на обжалование вынесенного в отношении его решения.

Установив обстоятельства, согласно которым с налогоплательщика могут быть взысканы налоговые платежи, не указанные в резолютивной части оспариваемого решения налогового органа, вышестоящий налоговый орган не лишен возможности провести налоговую проверку и принять с учетом ее результатов необходимое решение.

Принятие же вышестоящим налоговым органом по итогам рассмотрения апелляционной жалобы налогоплательщика решения о дополнительном взыскании с него налоговых платежей фактически означает осуществление контрольной функции за деятельностью нижестоящего налогового органа вне процедуры, определенной законодательством.

Данный вывод согласуется с правовой позицией ВАС РФ, изложенной в постановлении от 28.07.2009 № 5172/09.


Социальное страхование

Выплаты работникам компенсации за дни сдачи крови и предоставленные дни отдыха не облагаются «несчастными» страховыми взносами.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа  от 28.12.2010 по делу № А27-3737/2010)

Региональное отделение ФСС России (учреждение) провело выездную проверку общества по вопросам начисления, уплаты страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, а также расходования этих средств.

В результате проверки обществу были доначислены страховые взносы на суммы среднего заработка, выплачиваемые работникам-донорам за дни сдачи крови.

Общество не согласилось с таким решением, полагая, что на такие выплаты указанные страховые взносы не начисляются.

Суд поддержал общество.

Арбитры отметили, что выплата работникам компенсации за дни сдачи крови и предоставленные дни отдыха не связаны с выполнением работником трудовой функции, следовательно, не могут включаться в состав заработной платы.

Расчетной базой для начисления страховых взносов являются выплаты, начисленные в виде заработной платы, либо иные источники, определяемые в соответствии с законодательством РФ для граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию (ст. 20 Федерального закона от 16.07.99 № 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования»).

Объект обложения страховыми взносами на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определен Федеральным законом от 24.07.98 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Страховые взносы начисляются страхователями на начисленную оплату труда по всем основаниям (доходам) и иные определяемые федеральным законом источники доходов, установленные федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования.

Согласно пункту 3 Правил начисления, учета и расходования средств на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства РФ от 02.03.2000 № 184, страховые взносы начисляются на начисленную по всем основаниям оплату труда (доход) работников.

Таким образом, основанием для исчисления страховых взносов по указанному виду социального страхования являются выплаты, начисленные работнику за определенный трудовой результат, а не любые доходы, полученные работником.

Из статей 129, 132 ТК РФ следует, что заработная плата работников состоит из двух основных частей: вознаграждения за труд и выплат компенсационного и стимулирующего характера.

В день сдачи крови и ее компонентов, а также в день связанного с этим медицинского обследования работник освобождается от работы. После каждого дня сдачи крови и ее компонентов работнику предоставляется дополнительный день отдыха. При этом при сдаче крови и ее компонентов работодатель сохраняет за работником его средний заработок за дни сдачи и предоставленные в связи с этим дни отдыха (ст. 186 ТК РФ).

Указанные выплаты работодатель обязан производить в силу закона вне зависимости от наличия или отсутствия соответствующих положений в трудовом договоре, коллективном договоре или соглашении, то есть такие выплаты производятся вне рамок каких-либо соглашений между работником и работодателем по поводу осуществления трудовой деятельности и социального обеспечения.

Таким образом, суммы среднего заработка, выплачиваемые организацией работникам-донорам за дни сдачи крови и предоставленные дни отдыха в соответствии с трудовым законодательством, не могут считаться выплатами по трудовым договорам, соответственно не подлежат обложению страховыми взносами на обязательное социальное страхование.