1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1852

Российская экономика: вид сверху и вид снизу

Противоречия со знаком «плюс » и знаком «минус»

В предыдущих материалах (Параллельные миры российской экономики, Стратегия-2020 – издание второе – см. Выбор редактора) рассмотрены взгляды, мнения и ожидания представителей различных социальных групп по ряду насущных вопросов. Показано, что, по мере накопления противоречий, в обществе всё очевиднее проявляются не только признаки неуверенности, разочарования и неопределённости, но и непонимания (вплоть до неприятия) многих инициатив руководства страны – значимая часть которых, казалось бы, безусловно, актуальна и даже судьбоносна. По информации коммуникационной компании Edelman, в России отмечен самый низкий (среди 23 стран мира) уровень доверия к основным общественным институтам: власти (39%), бизнесу (41%) и СМИ (37%).

Само по себе возникновение в обществе противоречий – явление нормальное – как результат бесчисленных внутренних актов взаимодействия, причина и следствие общественного развития, его объективный показатель и неотъемлемый продукт. Но в истории, в том числе и новейшей, немало примеров, когда естественное взаимодействие вырождается в «дурное» движение по непересекающимся (параллельным, расходящимся, разноориентированным – вплоть до противоположных) траекториям.

Как правило, результирующая такого движения весьма далека от столбовой дороги прогрессивного цивилизационного развития. А потому, когда «пересечения» всё же периодически случаются, они проявляются, скорее, в столкновении интересов, а не через сглаживание и разрешение противоречий во имя общепризнанных целей. Ибо последние как раз и отсутствуют. То есть цели, конечно, провозглашены и задачи определены, но вот чтобы «за работу, товарищи»!..

«За работу на кого, для чего и зачем?» - конкретные ответы на эти вопросы сразу бы многое прояснили и расставили по местам. Работать на себя или на «дядю»? Чтобы, перебиваясь с хлеба на воду, не дать помереть с голоду родным и близким, глядя одновременно на недоступную роскошь немногих? Или, чтобы достойно жить, гарантируя личным, общественно полезным трудом и, зависящей от его результатов, справедливой долей дохода благополучие своей семьи? Однако нужно ли добросовестно работать, если, как показывает практика, имеется множество других, весьма привлекательных, не обязательно общественно полезных, но вполне законных (или почти законных) и властью не запрещённых, способов обогащения (и даже неприкрытого отъёма денег – скажем, в ЖКХ)?

Увы, экономические действия руководства страны пока не вселяют оптимизм. Причём всевозможные индексации и надбавки по решениям сверху, хоть и направлены на поддержание более-менее терпимой социальной защищённости граждан, но не сбалансированы одновременным созданием реальных условий для эффективного и заинтересованного труда большинства в его собственных интересах.

По существу власть, бизнес, современная российская элита позиционируют себя как «три кита на виде сверху» не только формирующих и цементирующих взаимосвязанную несущую конструкцию современной России, но и призванных быть движущей силой национального возрождения.

Власть

Непродуманная политика 90-х годов по сокращению властных полномочий в центре и регионах и тотальному изгнанию государства (вместо переосмысления его роли) из всех сфер жизнедеятельности и жизнеобеспечения общества, больно ударившая по самочувствию россиян и поставившая под угрозу целостность страны, сменилась в «нулевые годы» 10-летием их «триумфального» возвращения. Но, как это часто бывает, – с весьма существенными перегибами и диспропорциями в процессе разумного восстановления госучастия и госвлияния. Отстраивание государственной вертикали власти не сопровождалось сбалансированным развитием и укреплением горизонтали самоуправления на местах. Итог: верховная власть «забронзовела и окаменела», всё, что говорит руководство, – «в граните отливается» (по словам президента страны). Где уж тут проявиться гибкости и чуткости, своевременному манёвру…

Окрепшая власть провозгласила курс на всесторонние реформы российского общества и, следуя политике традиционного патернализма, вновь декларировала принятие на себя заботы о благополучии граждан. При этом, чтобы снизить посткризисный дефицит бюджета, фактически игнорируя вопиюще несправедливое перераспределение ежегодно производимого национального богатства, повысила налоговую нагрузку, что скажется в конечном счёте на доходах тех же граждан. К тому же госаппарат одержим извечным стремлением извлечь выгоду из административной ренты. Отсюда его высокая коррумпированность и «обюрокраченность», стремление «всё контролировать и проверять», пресловутая незаинтересованность в преобразованиях (демократических, модернизационных), усилении самостоятельности и независимости бизнеса, развитии конкурентной среды и т.д.

Бизнес

Безраздельное господство крупного бизнеса, всё более выраставшего из коротких штанишек российской экономики, в «нулевые годы» было уверенно структурировано и упорядочено. Под воздействием государства одни частные монополии окрепли, другие «вымерли». Первые отвоевали ещё больше российского рынка и предприняли попытки глобальной экономической экспансии за рубежом. Вторые – либо скукожились до размеров погрешности, либо пали в неравной борьбе с превосходящими силами конкурентов и лиц, их поддерживающих.

Крупнейшие и крупные компании фактически подмяли под себя средний и малый бизнес, игнорируя (в ряде случаев, противодействуя) выполнению касающихся его многочисленных и правильных решений, многие из которых зачастую остаются на бумаге. Конкуренция не достигла ожидаемого уровня и размаха, чтобы содействовать хозяйствующим субъектам в их преобразованиях, адекватных современным рыночным требованиям. И различные нужные трансформации (институциональные, структурные, управленческие и прочие) не состоялись.

На то была «уважительная» причина – ажиотажный спрос и высочайшие цены на сырьевые ресурсы. Поток сотен миллиардов нефтедолларов, на глазах набравший силу и хлынувший в страну, буквально захлестнул несколько тысячи «неслучайных» структур различной формы собственности, причастных к его освоению, их владельцев и менеджмент (не весь, разумеется) компаний. Чего, к сожалению, нельзя сказать о подавляющем большинство российских юридических и физических лиц. Ведь в конечном счёте именно их состояние определяет все основные показатели уровня развития любой страны.

Владея значительной долей производственного капитала и производимого национального богатства, ощущая себя флагманом российской экономики, крупный бизнес старательно исполняет роль ответственного помощника государства внутри страны, настойчиво пробивается в партнёры транснациональных корпораций, стремится стать полноправным субъектом мировых экономических отношений. Колоссальные доходы, которые приносит «избранным» и массе приближенных к ним и ещё долго будет приносить сырьевая рента, – более чем уважительная причина отсутствия интереса в давно назревших российских преобразованиях. Монопольное положение на отечественном рынке и близость к власти – серьёзнейший карт-бланш, мотивирующий бизнес на «смычку» с властными структурами, совместные пореформенные действия на словах и консервацию положения на деле.

Одновременно появились государственные корпорации и акционерные общества с государственным участием – провозвестники будущих модернизационно-инновационных потуг, получившие громадные государственные ресурсы, распоряжение которыми происходит исключительно под заинтересованным (далеко не случайно) наблюдением представителей государства в органах управления.

Конечно, использование находящихся в распоряжении госкорпораций активов и многомиллиардных бюджетных средств требует продуманности и ответственности. По этой очевидной причине (кто бы сомневался?!) значительная их часть размещена под проценты в банках, что, с учётом величины данных вкладов позволяет немалому числу сотрудников и чиновников жить более чем безбедно (выплачивая скандально миллионные премии и бонусы). И то правда: «Ну как не порадеть родному человечку!» Хотя, допустим, финансирование револьверного типа не только укрепило бы хозяйственную дисциплину и сделало более прозрачными финансовые отношения, но и обеспечило госбюджету дополнительные текущие ресурсы для гибкого реагирования при необходимости.

Элита

Элита – культурная, научная, деловая, спортивная и т.д. Её, по сути, иерархически структурированные представители различаются по известности и авторитету, близости к власти, идейным, социальным, возрастным, культурологическим и прочим признакам, зачастую поглощены внутрицеховыми противоречиями, что ограничивает их консолидирующий потенциал как интеллектуальной силы, способной воздействовать на российское общество и содействовать его духовно-нравственному оздоровлению. Иными словами, известные и уважаемые личности пока не могут составить необходимую для инициации преобразований критическую массу.

По итогам Давосского форума, ежегодно собирающего мировую политическую, финансовую и бизнес-элиту, всемирно известных учёных-экономистов, Президент Дмитрий Медведев поручил Правительству РФ (срочно) до 1 марта разработать предложения по созданию специального суверенного фонда, который разделит риски с иностранными инвесторами путём совместных инвестиций в российскую экономику. Идея создания такого фонда была озвучена им ещё на Петербургском экономическом форуме в июне прошлого года. Капитал фонда составит десятки миллиардов рублей, активами фонда могут быть как деньги, так и имущество государства.

Ещё одно поручение призвано обеспечить поддержку обучения и повышения квалификации российских студентов и молодых специалистов в известных зарубежных учебных и научных учреждениях. Понадобятся также законодательные изменения для признания дипломов и учёных степеней, полученных в ведущих университетах мира, что должно повысить для иностранных специалистов привлекательность работы в России.

Всё это, может быть, формально и правильно, а по существу? Ведь если нет адекватной Стратегии и концептуального видения перспектив, по каким направлениям привлекать инвестиции, в каком объёме формировать фонд, какими параметрами руководствоваться? По каким направлениям, каких и сколько специалистов понадобится через несколько лет?

Штиль простерся над водою, неподвижна моря гладь.
Кораблю грозит бедою эта тишь да благодать.  

И.-В. Гёте

Обсуждая нынешние экономические проблемы России, мы редко обращаем внимание, что аналогичные некоторым из них были в недавнем советском прошлом нашей страны. Возможно, после настойчивого декларирования приверженности рыночным принципам, идеалам демократии и гражданского общества – это неполиткорректно и сродни политическому моветону? Зря. Мало того, что на чужих ошибках не учимся, так ещё и свои ошибки из недавнего прошлого часто повторяем.

Бесхозная (общенародная) собственность, уравниловка в зарплате, отсутствие конкуренции, стимулов повышать производительность труда и внедрять передовые технологии – лишь некоторые постепенно вызревавшие предвестники неотвратимо надвигавшейся беды, пороки советской экономики, длительно её подтачивавшие и оказавшиеся неизлечимыми. Пошёл ли урок впрок?

Сегодня большинство промышленных предприятий – частные. Высокая монополизация экономики – одна из фундаментальных причин подавления конкуренции. Официальная разница в доходах достигает 15-20 раз, а минимальный размер оплаты труда (МРОТ) – 4330 рублей. В стране одновременно миллионы нищих (рублёвых), десятки миллиардеров и десятки тысяч миллионеров (долларовых). В таких условиях стремление собственников и основных акционеров компаний сохранить высокие доходы и невысокие (а то и откровенно низкие) зарплаты большинства наёмных работников – не стимулируют спрос не то что на инновации, но даже на минимальную модернизацию российской промышленности.

Отдельные позитивные примеры, достойные поддержки, не меняют общую картину. Технологическая отсталость, низкая производительность труда, неэффективность производства, неконкурентная продукция и т.д., и т.п. – разве не повторение (в том или ином виде) опасных симптомов позднесоветского периода? Не говоря уже о «нефтегазовой зависимости», снова и снова позволяющей (словно «палочка-выручалочка») за счёт высоких мировых цен на энергоресурсы камуфлировать более чем скромные достижения «реальной экономики». Пусть исходные причины в чём-то и разнятся, всё большую тревогу вызывает совпадение следствий!

Несколько дней назад Президент Дмитрий Медведев на заседании комиссии по модернизации устроил руководителям госкорпораций и крупных акционерных обществ с госучастием «разнос» (вплоть до увольнений), потребовал активизировать разработку конкретных инновационных планов, а не концепций-отписок, резко увеличить финансирование НИОКР. Решено не позднее июля провести так называемый технический аудит компаний.

Сразу же появился многостраничный документ Минэкономразвития«Методические материалы по разработке программ инновационного развития акционерных обществ с государственным участием, государственных корпораций и федеральных государственных унитарных предприятий». Подробно прописаны методики, определяющие суть, темп и результаты российского варианта инновационного развития через освоение новых технологий, разработку и выпуск инновационных продуктов, инновации в управлении. Читай – и делай! Смущает, правда, отсутствие общенациональной программы инновационного развития, да и о коррективах в «Стратегию-2020» ещё только говорят…

Происходящее навевает воспоминания давно минувших дней, когда основным двигателем всех новаций были мудрые решения «сверху» - постановления политбюро, ЦК партии и правительства, соцсоревнование, утверждённые планы-графики. «Внизу» были снисходительно-насмешливое, опирающееся на повседневную действительность отношение (достаточно вспомнить массу незлобных, но очень точных анекдотов), и обоснованный скептицизм. Актуальные, казалось бы, проекты на глазах вырождались в оторванные от жизни «прожекты».

Наверное, на памяти многих ещё живущих граждан происходившая в 80-е годы прошлого века шумная, высокозатратная, но при этом малоэффективная кампания по внедрению на предприятиях ГАПов (гибких автоматизированных производств), АСУПов (автоматизированных систем управления производством) и др. Денег и человеко-часов во всесоюзном масштабе потратили «немерено». Совещания, обсуждения и споры до хрипоты, толстые отчёты под копирку… Увы, воспользоваться плодами научно-технического прогресса и достичь ожидаемого эффекта тогда не удалось. Как оказалось позже – не случайно.

А разве попытка увязать в качестве условия инновационных разработок планирование НИОКР с непременно растущими объемами финансирования (да ещё в сравнении – пусть и относительном – с постоянно увеличивающимися инвестициями крупных западных компаний) не смахивает на скверный плагиат давно отвергнутого экономической теорией и практикой советского опыта планирования от достигнутого? Без упреждающей разработки объективных и обоснованных критериев ожидаемых результатов и эффективного контроля?

Конечно, после хронического недофинансирования науки, грех не воспользоваться подобной возможностью. Но дойдут ли деньги в достойном объёме непосредственно до исследователей и разработчиков, не выльется ли всё это в инновации со знаком «минус» – в ещё один вариант «распила» огромных бюджетов назначенных «сверху» локомотивов модернизации и инноваций?

Не случайно СМИ запестрели заголовками типа «Инновации по приказу», «Принуждение к инновациям». Зададимся, попутно, вопросами: Как быть большинству российских компаний, где государство не имеет доли? Будут ли им посвящены заседания высоких комиссий, и кто для них разработает методички? Опять почувствуется железная хватка чиновников, делящих зоны влияния и сферы деятельности, грамотно воздвигающих трудно преодолимые (разумеется, без них, родимых), барьеры? Или восторжествует системный подход, органично сочетающий цели, интересы и возможности государства, бизнеса и общества? Не выродятся ли актуальные задачи создания инновационной экономики в красиво зафиксированные на бумаге аппаратные «чинновации»?

Наконец, самое-самое

В предыдущей статье («Стратегия-2020 – издание второе») мы кратко рассмотрели некоторые известные предложения по актуальной корректировке «Стратегии-2020». Действительно, Правительство приняло решения, позволяющие общественности (научной, в первую очередь) участвовать в дискуссиях, разработке и согласованном принятии дополнений и изменений в Стратегию. С этой целью утверждён и опубликован «Перечень экспертных групп по подготовке предложений по актуальным проблемам социально-экономической стратегии России на период до 2020 года и их руководителей». Это – хороший сигнал в пользу всестороннего обсуждения, обнадёживающий и вселяющий надежду, что долгожданный документ может получиться полноценным и адекватным вызовам времени.

Но кто будет реализовывать такую замечательную Стратегию? Внедрять в жизнь – заинтересованно, с напряжением силы и духа и с полной отдачей? Уверенностью, что это его кровное дело, дело чести, дело настоящего и будущего – в его собственных интересах, интересах его детей и внуков, интересах России? Естественно, ощущая улучшения сегодня, а не ожидая их в «прекрасном далёко». Чиновники? Учёные? Хозяева и топ-менеджеры? Политики? У каждого из них есть своя область компетенции и ответственности, где они проявляют свои способности и умение.

Речь о другом. Ведущая движущая сила развития общества – народ. Ведущая движущая сила экономического развития – трудящееся большинство, миллионы и десятки миллионов граждан, чьим трудом создаётся материальное и духовное богатство страны. Без их активного, заинтересованного участия прогрессивные перемены не произойдут, ожидаемые изменения не состоятся. Общенародная поддержка снижает политические риски в принимаемых решениях и повышает значимость политических последствий достигнутых результатов.

Четверть века назад, в эпоху перестройки, не удалось наравне с активным протестным потенциалом раскрыть и задействовать творческий потенциал граждан. Лимит отпущенного историей времени близок к исчерпанию и сегодня как никогда актуально переломить бытующие в российском обществе настроения уныния и безверия.

Модернизация общества должна начинаться с модернизации духа. С осознанного желания людей участвовать в преобразованиях и эффективно трудиться.

Как создать в стране условия для заинтересованного труда каждого, преодолеть отчуждение основной массы работников от создаваемого ими дохода, сформировать справедливые экономические отношения, надёжно обеспечивающие экономические интересы граждан страны? Как на этой основе активизировать и задействовать человеческий фактор? Вот глубинные вопросы, постоянно выпадающие из поля зрения. Чтобы ответить на них, надо воспользоваться успешным мировым опытом. И накопленным положительным отечественным опытом. Государство, бизнес, элита, общество должны его внимательно изучить и критически осмыслить – избегая бездумного копирования и учитывая российские национально-культурные особенности и исторические традиции.

Иначе – не сдвинемся с места или, того хуже, окажемся на задворках истории. Даже если напишем лучшую в мире Стратегию-2020. Чтобы хорошо видеть российскую экономику сверху – нужно знать, как она выглядит снизу. И не только экономика!