1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 4236

Стратегия-2020 – издание второе

(смена курса или предвыборный манёвр?)

Висит мочало – начинай сначала

Председатель Правительства Владимир Путин поручил корректировать Стратегию-2020. Среди причин – письмо Ярослава Кузьминова – ректора Высшей школы экономики и Владимира Мау – ректора Академии народного хозяйства (Кризис не помог. – Ведомости, 24 января 2011 года). По мнению учёных, Россия успешно и мягко прошла основные стадии финансово-экономического кризиса, который, однако, не сыграл роль санитара российской экономики. Сохраняются структурные диспропорции, неэффективное и громоздкое управление предприятиями, не работают в должной мере конкурентные механизмы, присущие рыночной экономике, велика доля нерентабельных технологически отсталых предприятий. Непрекращающаяся утечка капиталов, ежегодно составляющая десятки миллиардов долларов, ставит под вопрос приток инвестиций в российскую экономику. Всё это затягивает посткризисное восстановление, не говоря уже о новом качестве роста.

Отсюда – очевидная актуальность постановки назревших проблем и поиска решений – адекватных современным вызовам. Факт долгожданного привлечения учёных к анализу и соответствующим разработкам можно только приветствовать. И будущие дискуссии, если только они не выльются в банальное сведение счётов и корыстный пиар, могут стать плодотворными и содержательными, содействующими разработке адекватной «сверхзадумке» системной государственной стратегии развития инновационного типа. По мнению авторов, необходимо общественное обсуждение альтернативных экономических моделей, предусматривающих переориентацию государственных приоритетов, опору на реальные финансовые ресурсы.

Не со всеми выводами можно согласиться. Авторы считают успехом мягкость прохождения кризиса отечественной экономикой, обеспеченную, прежде всего, гигантскими денежными вливаниями в банковско-финансовый сектор и в крупнейшие компании (системообразующие монополии). Отсутствие социальных потрясений – также не новость. Как и вопрос нецелевого использования немалой доли выделенных средств. Но правильно ли называть успешной борьбу с кризисом, если в 2009 году ВВП сократился на 8% (больше, чем в ведущих экономиках мира), а темпы последующего восстановления самые низкие среди стран БРИК и в немалой степени зависят от мировых цен на энергоресурсы? По прогнозу МВФ, экономика РФ в 2011 и 2012 годах будет расти вдвое медленнее экономики Китая (9,5% и 9,6%) и Индии (8,4% и 8,0), но сопоставимо с Бразилией (4,5% и 4,1%) и Мексикой (4,2% и 4,8%). Итак, решая одни проблемы, мы «законсервировали» другие.

Да и сами авторы указывают на сохраняющиеся «родимые пятна» российской экономики и подчёркивают, что кризис не сыграл присущую ему роль санитара экономики. Не потому ли не сыграл, что слишком много «волков от экономики» развелось? Как известно, чтобы волки были санитарами леса, необходимо поддерживать (как в любой природной системе) определённый баланс численности особей в популяциях животных, в наибольшей степени отвечающий интересам их воспроизводства…

Новая модель роста и подводные камни

Не на это, однако, следует обратить внимание. Авторы предлагают новую экономическую политику в пяти направлениях (новая модель роста; человеческий капитал и обеспечение роста качества жизни; эффективное государство и новый социальный контракт власти, бизнеса и общества; преодоление территориальной и информационной разобщённости; международная позиция России) не по отраслевым, а по взаимосвязанным, целевым проблемным блокам.

Иными словами, новая модель роста должна системно и одновременно обеспечить, в частности, условия, способствующие:

- завершению формирования развитой индустриальной экономики с глубокой и всесторонней технологической модернизацией;

- активному формированию постиндустриальной инновационной экономики (экономики знаний):

- вложениям в человеческий капитал и росту качества жизни (современному производству доступных населению качественных товаров и услуг, обучению новым специальностям, необходимому медицинскому обслуживанию и др.);

- преодолению территориальной и информационной разобщённости.

А далее начинается запретная территория, или на языке тех, кто увлекается дайвингом, нас подстерегают подводные камни и рифы. Ибо формирование взаимосвязанных, целевых проблемных блоков есть процесс системный, подчиняющийся не примитивным причинно-следственным связям, а причинно-следственному (взаимно-причинному) соответствию.

Как минимум «Стратегия-2020 – издание второе» должна предусматривать, если ей, конечно, суждено появиться на свет, обязательную, сбалансированную корректировку нацпроектов, больших и малых федеральных программ, планов министерств и ведомств, совершенствование и приведение действующего законодательства в соответствие с новой стратегией.

Рассмотрим пример. Не единожды заявляя об актуальности покрытия бюджетного дефицита, дефицита Пенсионного фонда России, Правительство предложило в качестве одного из действенных вариантов решения проблемы дальнейшую приватизацию крупной госсобственности. Известно, что утверждён пятилетний (на 2011-2015 годы) план приватизации около девятисот предприятий с общей выкупной стоимостью один триллион восемьсот миллиардов рублей. Планируется продажа до 15% акций «Роснефти», до 25% акций ВТБ, 8% акций «Русгидро», до 25% акций «Россельхозбанка» и 100% акций объединённой зерновой компании. А также – 25% акций РЖД минус 1 акция, 50% акций минус 1 акция «Совкомфлота» и 50% акций минус 1 акция «Росагролизинга».

Однако в новом издании Стратегии-2020 (если оно состоится) приватизация не самостоятельный, а взаимоувязанный, взаимосогласованный, т.е. соподчинённый элемент системы проектов по направлениям. И прежде чем выставлять компанию на торги, следует провести тестовый анализ возможности и целесообразности предварительного повышения её акционерной стоимости. Допустим, за счёт внедрения передовых технологий, углубления первичной переработки, производства высокотехнологичной продукции и т.д.? Наверняка, для этого понадобятся инвестиции и время? Как избежать ведомственных противоречий? Как достичь согласия и торжества народнохозяйственных интересов над интересами отрасли?

А если сам коллектив работников предложит оставить компанию в госсобственности, но передать ему в аренду на взаимовыгодных условиях с правом последующего выкупа? Подобная схема в российской экономике действовала в конце 80-х – первой половине 90-х годов прошлого столетия. Чтобы своим трудом внести прямой вклад в формирование этой самой новой модели роста и нового социального контракта власти, бизнеса и общества?

Кстати, а почему бы и нет? Вряд ли работники примут решение строить яхты и закупать оптом и в розницу недвижимость за границей. Понятно, что прежде надо обустроить жизнь свою и своих детей, для ныне живущих и будущих поколений. А чтобы доходы были стабильными, а продукция конкурентной – не скупиться на капитализацию прибыли –вложения в модернизацию и инновации. Глядишь – и перекинется мостик от ценных указаний руководства к осознанным практическим действиям большинства на местах.

В конце концов, скольких так и не состоявшихся «стратегических инвесторов» государство простило и не отобрало буквально даром доставшуюся им госсобственность, явившуюся в последующем предметом откровенной спекуляции и беззастенчивого обогащения? Опрос международной организацией «Грант Торнтон Интернешнл» в конце 2010 года показал, что 53% российских предпринимателей, не мудрствуя лукаво, связывают улучшение экономических показателей с ростом цен на товары и услуги (32% в 2010 году и 28% в мире).

Справедливости ради отметим, что рост цен можно объяснить и как вынужденный ответ на увеличение ставок страховых взносов с 1 января 2011 года. Но все же, почему не предусмотреть, в той или иной форме, возможность реального участия работников (членов трудовых коллективов) в решении вопросов эффективного распоряжения средствами производства, найме грамотных менеджеров, разработке и утверждении долгосрочной стратегии развития компании? Чтобы избавиться от излишков патернализма и самим отвечать за свою судьбу и судьбу близких, работать заинтересованно, а не «из-под палки», не только участвовать в распределении прибыли, но и отвечать за убытки?

Учиться на хороших примерах

Поучителен пример китайского правительства, целенаправленно поощрявшего производителей и инвесторов, прежде всего, на создание новых бизнесов и расширение конкурентоспособного производства, а не бесконтрольный выкуп госактивов. Закономерный итог: иностранные корпорации с 1979 по 2008 г. вложили в экономику страны 852,6 млрд долл., причем 81% этой суммы пришло из Азии, Европы и США. В Китае не государственный сектор сжимался в размерах, а частный сектор естественным образом расширялся. В 2009 году на государственный сектор пришлось 26,7% производимой продук­ции, 26,9% общей прибыли и 20,4% занятости, на частный сектор – соответственно 29,6, 28,0 и 33,7%. Это определило достаточно быстрый и эффективный переход к диверсифицированной рыночной экономике (Слово и дело: приватизация по-китайски. – Ведомости, 24.01.2011).

Безусловно, китайская экономика не лишена противоречий и проблем. По данным агентства Bloomberg, 45% опрошенных международных инвесторов в ближайшие пять лет считают возможной в Китае смену траектории стремительного роста экономики и инвестиций на кризисную (по мнению 40%, это произойдёт после 2016 г.).

Иная ситуация – в российской экономике. Только по числу миллиардеров – мы в группе лидеров. В остальном откатились далеко назад. Производим в 1,32, 1,49, 1,95, 1,78, 1,21 и 1,28 раза меньше угля, стали, легковых автомобилей, цемента и бумаги, чем в 1985 году. За тот же период выпуск грузовых автомобилей, зерноуборочных комбайнов, тракторов, часов и фотоаппаратов сократился соответственно в 5,87, 14,1, 34, 91 и 600 раз. Если в 1985 году экспорт из СССР состоял из промышленной продукции (кроме металлов и минеральных удобрений) на 37,8%, то сегодня из России — на 4,7% (Слово и дело: приватизация по-российски – Ведомости, 24.01.2011).

Попыткой кардинально улучшить ситуацию был президентский призыв Владимира Путина увеличить в два раза ВВП за первое десятилетие XXI века. Удвоение не состоялось: за десять лет российская экономика не выросла в целом и на 60%. А вот в соседнем Казахстане за первое десятилетие экономика выросла на 221%, в Китае – на 262,1%, в Белоруссии - на 202,7% (Финмаркет – по данным показателей Росстата и Минэкономразвития). В 2011 году МВФ прогнозирует рост российского ВВП на 4,5%, экономики СНГ без учёта РФ – более 5%.

Следует отметить, что глобальное взаимодействие (взаимозависимость) экономически неравных национальных экономик выявило отсутствие качественного регулирования крупнейших экономик и недостатки глобального управления, не сумевшего справиться с мировыми вызовами. Лидеры бизнеса в Давосе, определяя основные экономические риски, к двум прежним – быстрый рост цен на сырьё и финансовые пузыри на рынке активов, прибавили значительные госдолги, возникшие как следствие антикризисных действий. В любом случае, есть о чём задуматься…

Россия: локальное лидерство
и глобальная восприимчивость

1. «Стратегия экспорта». В повестку дня необходимо включить активное создание международных научных и технологических центров с российским участием, т.е. не только в России, но и за рубежом – как адекватную реакцию на спрос «там», рождающий наши предложения для реализации «у них». Речь должна идти, прежде всего, о научно-технических (фундаментальных, прикладных, технологических) направлениях, в которых российское первенство общепризнано или очевидны успехи отечественных специалистов. Разумеется, предусматривая также участие в компаниях производителях инновационного продукта.

Это – важнейшие составляющие локального лидерства и стратегического сотрудничества на уровне высших мировых стандартов, обязательные составляющие последовательного формирования в России системных основ постиндустриальной стадии развития.

Политика обоснованных действий «на опережение», государственной поддержки интеллектуального экспорта должна в том числе предусматривать не только возвращение россиян из «творческих командировок», но и выкуп для них лабораторий для продолжения работы в России. Или, напротив, возможность продолжения такой деятельности за рубежом. Естественно, предварительно должны быть оговорены и согласованы все варианты сотрудничества и возможные последствия.

Реальная потребность в инновационном продукте, в постоянных преобразованиях возникает в стабильной, сбалансированной, конкурентной экономике, функционирующей как надёжно отлаженный механизм. В противном случае происходит имитация модернизации, единственный «успех» которой – «распил» (как способ безусловного освоения) миллиардов финансовых средств. И не только «утечка мозгов», но и вывоз капиталов, отсутствие крупных, долгосрочных иностранных инвестиций в отечественную экономику убедительно свидетельствуют о необходимости серьёзной корректировки проводимого курса.

Значимым компонентом «стратегии экспорта» должна стать также комплексная модернизация предприятий добывающих и перерабатывающих отраслей. Следует привлекать, по мере необходимости, крупнейшие мировые компании, владеющие более эффективными и экономичными технологиями постиндустриальной стадии (ресурсо- и энергосберегающими, с более высоким выходом годного, экологически чистыми, малоотходными и т.д.). Так, по словам главы Российского топливного союза, из одной тонны нефти в России получают около 200 литров бензина, а в США - 500 литров.

Поэтому одним из важных результатов подобной модернизации может явиться возможность использовать доходы от дополнительно добытого сырья и дополнительно произведённого продукта (по технологиям постиндустриальной стадии) для взаиморасчётов с иностранными партнёрами. Образно говоря, пустить в дело то, что сейчас «топчем или сжигаем», заодно загрязняя окружающую среду.

2. «Тактика импорта» как глобальная восприимчивость должна предусматривать ускоренную модернизацию тех отраслей, продукцию которых (товары и услуги для населения, формирование инфраструктуры и т.д.) целесообразно производить в России. Содействовать иностранным и отечественным компаниям в перемещении на российский рынок или закупках предприятий и технологий индустриальной (постиндустриальной) стадии – конкурентных либо теряющих конкурентность за рубежом, но более эффективных в сравнении с российскими аналогами и обеспечивающих массовое производство доступных населению товаров и услуг на уровне средних мировых стандартов. С возможностью дальнейшей модернизации и создания предприятий следующих поколений, соответствующих стандартам и параметрам постиндустриальной стадии и органично встраиваемых в систему международного разделения труда (завершение проекта). В остальном – обоснованный импорт товаров и услуг надлежащего качества под жёстким госконтролем (более подробно см. Выбор редактора).

Минэкономразвития: дорогу смешанной стратегии

31 декабря 2010 года на сайте Минэкономразвития появился примечательный материал: проект «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года». Не первый, но, пожалуй, качественно отличающийся от предыдущих министерских документов на эту тему. Избавившись, наконец, от необоснованных амбиций (вроде «энергетической», а то и финансовой сверхдержавы), разработчики предлагают в качестве оптимальной для современной России смешанную стратегию.

Ниже приведены отдельные положения проекта Минэкономразвития), разъясняющие суть смешанной стратегии, предусматривающей:

- элементы стратегии лидерства в некоторых сегментах, в которых имеются (или могут быть быстро созданы) конкурентные преимущества (т.е. конкурентные научно-технологические достижения);

- реализацию догоняющей стратегии в большинстве секторов экономики и промышленности (параллельно с восстановлением инженерного и конструкторского потенциала).

Для России догоняющий путь развития означает массовое заимствование рядовых для мирового рынка, но передовых по российским стандартам технологий.

Реализация смешанной стратегии определяет акцент на приоритезации усилий государства в поддержке отдельных направлений инновационного развития… и инвестировании в формирование нового качества человеческого капитала, необходимого при реализации как стратегии лидерства, так и стратегии догоняющего развития.

Реализация смешанной стратегии инновационного развития, нацеленной на достижение лидерства в отдельных приоритетных секторах при поддержании достаточного уровня конкурентоспособности большинства остальных

Создание «центров компетенции» - национальных исследовательских центров (НИЦ) в сферах сохраняющихся научно-технических заделов мирового уровня… выведение на мировой уровень конкурентоспособности части государственных научных центров и национальных исследовательских университетов.

Повышение эффективности и уровня переработки в концентрированных сырьевых секторах нефтегазовый и угольный сектора. Первоочередное внимание будет уделено содействию внедрения лучших доступных технологий.

Масштабное перевооружение и модернизация в промышленности. По основным секторам российские предприятия по используемым технологиям должны будут выйти на средний уровень развитых стран

Среди секторов, обладающих потенциалом к быстрому распространению передовых технологий, – лесной комплекс, сельское хозяйство, легкая промышленность, строительство. Важнейшая мера содействия их инновационному развитию – поддержка импорта важнейших универсальных современных технологий.

Или я с ума сошёл, или я ответ нашёл…
(Александр Буйнов. Пустой бамбук)

Положения проекта Минэкономразвития, рассмотренных выше «стратегии экспорта» и «тактики импорта» вполне коррелируют между собой и соответствуют системной идее Я. Кузьминова и В. Мау о целевых, взаимосвязанных проблемных блоках – не имеющих узкоотраслевой направленности.

Вместе с тем предлагаемая смена экономической парадигмы – не просто усовершенствование существующих теоретических и практических подходов в экономике. Будучи последовательно разработанной и развёрнутой, она не останется односторонне экономической, а потребует идеологического наполнения, затронет фундаментальные мировоззренческие основы, остро поставит в повестку дня модернизацию политической системы и государственного устройства, многообразных сфер жизни общества.

И всё же разработать и даже всенародно обсудить очередной, объективно неизбежный «новый разворот» – дело важное, но не самое главное. Судьбоносной является реальная концентрация усилий всех слоев общества в достижении заявленных целей. Однако этому препятствуют углубляющаяся социальная дифференциация, всепроникающая коррупция, самодовольная некомпетентность, «басманное» правосудие, несовершенное законодательство. Они ставят под сомнение возможность консолидации разъедаемого противоречиями социума, в котором сегодня нет понимания того, что происходит в отечественной экономике.

Состояние неопределённости и неуверенности подтверждает опрос Левада-центра: в 2010 году уровень жизни 42% россиян не изменился, у 40% - ухудшился, улучшился – у 12%. Инфляционные ожидания и снижение доходов, опасение техногенных катастроф, постоянная тревога за будущее детей и здоровье близких суммируются в массовое ощущение неблагополучия в стране. Иными словами, прозябают и выживают более 80% жителей.

Половина населения весьма скептически относится к заверениям правительственных чиновников о способности в ближайшем будущем справиться с экономическими проблемами. Надеются на это чуть более трети граждан. Экономическая нестабильность и хрупкость семейных бюджетов порождают чувство общей незащищённости и уязвимости (в среднем по России – 58%, в Москве – до 73%). Неудивительно, что три четверти граждан страны сомневаются в реальности провозглашаемых высшим руководством инициатив, о сути которых они к тому же плохо информированы. А ведь чтобы решения стали легитимными, а выполнение поставленных задач – общенациональным делом, необходимы всенародная поддержка или, по крайней мере, одобрение большинством граждан.

Удастся ли реформировать, а для начала хотя бы просто поставить на место всё, что по тем или иным причинам было бездумно перевёрнуто с ног на голову. Проявит ли власть способность к глубинному повороту? Достанет ли ей политической воли вывести Россию на магистраль прогресса и процветания, преодолев гибельное сползание на задворки истории? Не являются ли разговоры о смене экономической модели, на самом деле, продуманным предвыборным манёвром? И не постигнет ли российское общество очередное разочарование, не наступит ли дряхлость прежде уверенной силы и возрождения духа?

Могущество государства должно прирастать благополучием его граждан. Очень хочется быть оптимистом. Но материал о предложениях двух известных экономистов заканчивается словами высокопоставленного правительственного чиновника: не стоит преувеличивать глубину изменений, о которых может идти речь… нас ждёт посткризисное ретуширование.

И это – напрягает.