1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1013

О первичном и вторичном в российской экономике

В 2006 году убытки концерна Ford Motor Company достигли 17 млрд долл. Возглавивший тогда же компанию Алан Малалли, до этого вице-президент Boeing, предложил стратегию реструктуризации под названием «Единый Форд». Прошли четыре года. Чистая прибыль за первую половину 2010 года составила 4,7 млрд долл. – рекордный показатель среди всех мировых автопроизводителей, далеко не оправившихся от последствий мирового экономического кризиса.

Важнейшие составляющие успеха, значение которых трудно переоценить, – талант самого генерального директора Малалли, поддержка Билла Форда (прапраправнука знаменитого основателя компании), обоснованная и чётко выверенная стратегия, для многих неожиданная и неординарная.

Но есть ещё один немаловажный фактор. Сбалансированные внутрикорпоративные отношения, заинтересованная вовлечённость сотрудников компании в преобразованиях, уверенность: то, что хорошо для Ford, хорошо и для каждого из них. Не случайно, 87% сотрудников компании одобряют вектор её развития и удовлетворены работой в ней.

Аналитический центр ЭЖ обратился к читателям газеты со схожим вопросом: «Вы знаете стратегию развития компании, в которой работаете?» Ответы предусматривали выявление не только информированности сотрудников о будущем компании, но и их отношения к планам развития.

Оказалось, что знакомы со стратегией развития чуть более половины опрошенных (порядка 53%). При этом около 30% знает и поддерживает осуществляемые руководством прогрессивные перемены. Без малого четверть опрошенных – не одобряет избранный курс.

Несколько менее половины всех ответивших (~ 47%) вообще ничего не знают о такой стратегии. Иными словами, они – в лучшем случае, обычные, добросовестные работники компаний, деятельность которых совсем не обязательно предполагает целенаправленное участие в реализации разработанного курса.

Представим теперь, что 47% сотрудников, отмеченных выше, получили необходимую информацию. Вышеизложенное позволяет предположить, что из их числа чуть более половины поддержит политику руководства. Соответственно, чуть менее – нет. Таким образом, с учётом тех, кто не одобряет стратегию развития, получаем, что более 70% опрошенных выключены (осознанно или так получилось) из заинтересованного участия (не говоря уже об активности) в переменах на предприятии, где они работают.

Попутное сравнение. Явка на муниципальных выборах составляет в среднем 25-30%, на региональных – выше, на президентских может достигать 70% и ещё «чуть-чуть». В свою очередь, победители получают голоса порядка 70% голосовавших, т.е. не более половины жителей территории. Случаи 99%-й явки на выборы оставим как уникальные, являющиеся личной заслугой их организаторов.

Итак, позволим себе следующее обобщение: в среднем лишь около половины работников конкретной компании, жителей города и региона, населения страны поддерживают (оптимисты) или не поддерживают (пессимисты) политические, экономические, социальные и другие важные решения российской власти на всех уровнях, а также решения корпоративного руководства. С пессимистической точки зрения нельзя исключить, что фактический итог может быть ещё более удручающим. Зато с оптимистической точки зрения понятен резерв, без привлечения которого успешная реализация задумок руководства страны не очевидна.

Однако, как бы там ни было, полученные данные разительно контрастируют с приведённым в начале статьи итогом опроса работников компании «Форд» – примером, далеко не исключительным для передовых экономик.

Не вызывает сомнений важная роль технологической модернизации в современной стратегии экономического развития. В очередном опросе аналитического центра ЭЖ была предпринята попытка выяснить некоторые причины, мешающие предприятиям внедрять инновации (опрос проведён совместно с Дмитрием Титовым). Оказалось, что важнейшая из них – без малого 40% ответов – коррупция чиновников. Порядка трети назвали сложности, связанные с финансированием новых разработок. Около 30% выделили отсутствие культуры инноваций, четверть респондентов – нехватку подготовленных кадров. Слабую защиту интеллектуальной собственности отметили 15%.

Особого внимания заслуживает невысокий процент указавших на недостаточный спрос на инновации как значимую причину – лишь 10%. Недавнее обследование Росстата состояния деловой активности на 4,5 тыс. промышленных предприятий показало, что, в первую очередь, руководителей беспокоят неопределённость экономической ситуации и слабый спрос на производимую продукцию на внутреннем рынке (~50%). Далее следуют недостаточное финансирование, высокие налоги и дорогой кредит (30-45%). Характерно, что такие факторы, как износ оборудования и нехватка квалифицированной рабочей силы, снова оказались в «конце списка» – их отметили менее 25% опрошенных. И то верно, зачем вкладываться в технологическую модернизацию (перевооружение производства и новые технологии), если платёжеспособный спрос слабо растёт, конкуренция высока, а реальные доходы в нынешних условиях пока приемлемы? Нет, по крайней мере, рисков, возникающих при вступлении на зыбкую почву преобразований.

Это вполне коррелирует с исследованиями, выполненными Академией народного хозяйства при Правительстве РФ на предприятиях обрабатывающей промышленности. К установленному невысокому значению (17% предприятий выборки) влияния стимулирования спроса как антикризисной меры, следует относиться именно как к фактору, мало востребованному в силу минимального спроса на инновации даже при нормальной экономической ситуации. Что же говорить, когда «не до жиру – быть бы живу»?

Среди основных причин, определяющих неразвитость внутреннего рынка и его слабую ориентацию на отечественного производителя, – далеко не всегда успешная конкурентная борьба с поставщиками аналогичной западной продукции (по соотношению «цена/качество», техническим параметрам), недостаточная платёжеспособность самих потребителей и т.д.

Иными словами, причин, по которым технологическое переоснащение российских компаний не является стратегически актуальной задачей бизнеса, – предостаточно, что в первую очередь определяет их поведение. Даже если оно пассивно или противоречит провозглашённому руководством страны курсу на экономическую модернизацию.

Никто не спорит, «инновационные прорывы» в постиндустриальную экономику (экономику знаний) России, безусловно, нужны. Образно говоря, чтобы закрепиться и расширить такие плацдармы, идти дальше, нужны мощные тылы с соответствующей техникой, инфраструктурой и, главное, достаточное число сторонников (пожалуй, никак не менее 70-80% трудоспособного населения) – людей, подготовленных к такой работе и уверенных, что её необходимо успешно выполнить. Ибо только в этом случае, в результате их труда, личное благополучие изменится к лучшему. При явке 30-50% в избирательных кампаниях достижение политических целей возможно. В экономике усилиями трети и даже половины работающих нельзя добиться не только 100%-го результата, но и много меньшего результата, не говоря уже о системных достижениях.

Вот почему, возводя иннограды, необходимо одновременно активно осуществлять комплексную технологическую модернизацию большинства российских предприятий для массового производства товаров и услуг населению, повсеместно развивать передовую (но не суперпередовую!) инфраструктуру. Как с использованием отечественных разработок, так и на принципах заимствования зарубежных аналогов – если они более эффективные и конкурентные, чем действующие у нас. Зачем «изобретать велосипед», когда можно сэкономить средства? К тому же там, где развиваются современные производства и появляются хорошо оплачиваемые рабочие места, растёт платёжеспособный потребительский спрос, подстёгивающий конкуренцию.

Последняя, в свою очередь, стимулирует технологические новации, что повышает производительность труда. Если это происходит на отечественных предприятиях – растут объёмы производства и, соответственно, зарплата, поддерживающая спрос. Круг замыкается! И не случайно стагнация розничного оборота, зафиксированная на внутреннем рынке в третьем квартале текущего года, имеет не последней причиной замедлившийся рост зарплат (основной составляющей доходов большинства граждан).

Когда же в стране засилье импортных товаров и услуг, то рост зарплат, прежде всего, происходит в отраслях, ориентированных на экспорт. Остальным зарплату индексируют, скорее, по необходимости, чем по возможности. Потому что платить больше резона нет. Причём с учётом инфляции доходы, как правило, падают. Следовательно, и внутренний рынок не развивается, скукоживается…

Даже при невысокой явке избирателей (30-50%) избирательную кампанию признают легитимной, а достижение политических целей реализованным, (в ряде случаев, во втором туре допускается вариант, не зависящий от числа голосовавших). Избранные лица для последующей деятельности наделяются всей полнотой реальной власти на конкретной территории и над всеми проживающими там гражданами.

В экономике такой подход «не работает». Нельзя выполнить производственный план усилиями не то, что 20-30%, но и половины сотрудников. Невозможно проводить необходимые на предприятии преобразования, если их не поддерживает и в них не участвует, хотя бы простое большинство работающих. В экономике усилиями трети или половины работающих невозможно добиться не только 100%-го результата, но и много меньшего результата, не говоря уже о системных достижениях.

Не осуществить их ни в отрасли, ни в экономике в целом – если нет обоснованного, легитимного, систематического плана действий, стимулирующего труд и капитал (собственников и работников), в целом понятного и поддерживаемого бизнесом и трудящимися, с ясными целями и четкими по срокам и критериям задачами, в реализации которого заинтересовано всё российское общество.

Как мы уже не раз отмечали, сегодня для большинства россиян синица в руках важнее журавля в небе. Основная масса граждан настолько задавлена «бытом и социалкой», что на модернизацию (об актуальности которой, пожалуй, никто и не спорит), о которой твердит власть, не остаётся ни сил, ни времени, ни мозгов. Необходимость смены акцентов подтверждается результатами последнего опроса Левада-центра о том, что решение социальных проблем для россиян важнее, чем развитие новых технологий.

По последним сообщениям СМИ, в послании Президента Федеральному Собранию социальная тема, возможно, будет превалировать над модернизационной. Люди давно определились, что для них первично, а что вторично. Ведь на сытый (не голодный и не пресыщенный) желудок думается легче и мечтается ярче. Пора определиться и власти.