1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1306

Экономика бесхозяйственности

Взятки гладки?

По официальной информации, в настоящее время на закупки для государственных и муниципальных нужд расходуется до 5 триллионов рублей бюджетных средств, ежегодно заключается более 10 миллионов контрактов. Кроме сотен крупнейших подрядчиков и поставщиков, вокруг государственного пирога крутится ещё великое множество фирмочек-однодневок, подхватывающих мелкие крошки, суммарно составляющие, однако, весомую долю выделенных средств. Вряд ли будет преувеличением утверждать, что одна из важнейших, решаемых ими задач именно «замутить ситуацию корысти ради» - коли счёт идёт на многие миллиарды...

Ответственный чиновник Администрации Президента, фактически подтверждая порочность существующей практики организации госзакупок, дипломатично заявил, что «экономический эффект» (если преодолеть коррупционную составляющую) окажется на уровне одного триллиона рублей. Дмитрий Медведев резюмировал просто: «Объём воровства можно снизить на триллион рублей», которые сейчас присваиваются чиновниками и недобросовестными коммерсантами, потому что значительная часть контрактов содержит откаты, деньги спиливаются.

Итак, разворовывается примерно пятая часть выделенных денежных средств. По мнению Президента, стране необходима оптимизация работы по госзаказам – дословно: очень и очень системная. Сразу вспоминаются слова Остапа Бендера, призывавшего чтить Уголовный кодекс, а заодно и п. 2 статьи 158 «Кража» УК РФ: крупным размером признаётся стоимость имущества, в пятьсот раз превышающая минимальный размер оплаты труда на момент совершения преступления. Сегодня МРОТ утверждён в размере 4330 руб. Значит, хищение (или, по словам Президента, откаты, спиливание) в размерах более 2 млн рублей, уже подпадает под статью. А здесь десятки и сотни миллиардов рублей налогоплательщиков.

Однако вместо жёсткости и решительности – очередные слова и увещевания. Вмешательство Генпрокуратуры в получившее широкую общественную огласку скандальное дело с закупками за границей медицинских томографов, стоившими бюджету миллиардных потерь – скорее, исключение, лишь подтверждающее вывод о безнаказанности. Даже намёка на тотальную (ведь суммы гигантские, по словам Президента) прокурорскую проверку – вполне объяснимую в том числе и для иностранного бизнеса, страдающего от повсеместной российской коррупции, корректную и не подрывающую престиж тех же основных поставщиков, не найти ни в чьих грозных выступлениях.

Основной рост размеров взятки пришёлся на 2008–2009 годы, когда Правительство объявило свою программу борьбы с коррупцией. Интерпретация знаменитого «Казнить Нельзя Помиловать» в современном варианте «Брать Нельзя Отказаться» сразу стала весьма актуальной.

Сегодня общая сумма взяток в России оценивается примерно в 300 миллиардов долларов в год. Средний размер взятки также стремительно растёт. По сведениям МВД России, за 9 месяцев этого года он превысил 42,5 тысячи рублей, а величина коммерческого подкупа приблизилась к 90 тысячам рублей. Правда, с учётом информации других ведомств, занятых выявлением взяточников, средний размер взятки сокращён до 30,5 тысяч рублей. Минимальная сумма взятки – до 500 рублей, максимальная – более 1 млн рублей. Вряд ли ошибёмся, высказав предположение, что относительно верхней границы взятки можно только строить предположения.

К сожалению, результаты борьбы с коррупцией пока более чем скромные. Сумма официально зафиксированных органами правопорядка взяток ~ 462,6 млн рублей, коммерческого подкупа ~ 133,7 млн рублей. За попытки дать взятку осуждены три тысячи граждан. В первом квартале 2010 года возбуждено около 30 000 дел о коррупции. В половине из них фигурируют государственные чиновники, которым, чтобы получить крупный правительственный контракт, необходимо заплатить не менее одной трети от суммы контракта в виде отступных. С мелкой фирмы возьмут 10%.

Известный факт. Начиная строительство торгового комплекса под Москвой, компания IКЕА столкнулась с необходимостью получить свыше 600 различных разрешений от чиновников. Когда глава представительства шведской компании в России попросил о встрече с Президентом, чтобы рассказать о ситуации, ему намекнули, что такая встреча будет стоить больших денег – от 5 до 10 миллионов долларов…

Бесхозное наследство и не только…

При курсе 30-31 руб./долл. оборот вышеупомянутого «рынка взяток» составляет не менее 9 трлн рублей.

Не забудем и о таком хорошо скрытом и динамично развивающемся резерве, как «теневая экономика», объём которой, по мнению независимых экспертов, в т.ч. Всемирного банка, достигает 44-49% ВВП современной России и, видимо, может составить 20 трлн рублей в нынешнем году. Как ни крути, выходит, что и в таком случае «мимо кассы» (читай: государственной казны) одних только налогов проходят триллионы.

Ещё один неиссякаемый поток – активный вывод капиталов за границу, насчитывающий, как правило, десятки миллиардов долларов (сотни миллиардов рублей) ежегодно, а суммарно, за последние десять–двадцать лет – достигший сотен миллиардов долларов (триллионов рублей).

Суммируя сказанное, получаем никак не менее 10-15, а то и все 20 трлн рублей. Для дальнейших рассуждений воспользуемся некоторыми официальными данными. В соответствии с федеральным законом, дефицит госбюджета РФ в 2010 году запланирован в размере 2 трлн 381 млрд рублей, или 5,3% от ВВП, прогнозируемого на уровне 45 трлн 175 млрд рублей. Таким образом, 25-40% ожидаемого ВВП текущего года – ни много ни мало, почти полтриллиона долларов – действительно пролетают мимо «кассы». Государственной, разумеется.

И это, не учитывая множества других «скрытых резервов», бесхозные и бесконтрольно растаскиваемые материальные ценности – где счёт может пойти на годовые бюджеты. Так, по экспертным оценкам, только стоимость брошенных военных баз внутри страны (включая спецматериалы, остатки технического оборудования, другого имущества в шахтах для пуска межконтинентальных баллистических ракет), все ещё составляет триллионы и триллионы рублей. А, по данным руководителя Центра исследований постиндустриального общества Владислава Иноземцева, из 755 000 объектов незавершённого строительства, насчитывавшихся в РСФСР по состоянию на 1 января 1991 г., в последующие годы были закончены менее 11% – судя по всему, далеко не самые значимые.

Вопрос: почему программа приватизации крупнейших и эффективных отечественных компаний есть, даже бывшая советская недвижимость за рубежом постепенно прибирается к рукам, а программы инвентаризации и коммерчески выгодного использования или утилизации пустующих объектов на территории страны нет? Чем не достойная тема для предпринимателей, позиционирующих себя как патриоты – не допустить превращения в пыль и поставить на службу новой России то, что создано упорным трудом предыдущих поколений? Это, конечно, не энергоресурсы экспортировать, но разве невозможна соответствующая политика (стимулирующая, а не только фискальная)?

Неужели власти не под силу с помощью кнута и пряника обратить этот потенциал во благо обществу, отвадив известную часть российских граждан от узкокорыстных и уголовно наказуемых деяний?

Зато нам постоянно рассказывают о дефиците российского бюджета в целом и Пенсионного фонда в частности – этом тяжком бремени для бюджета (в доходах внебюджетного ПФ доля бюджетных трансфертов превышает 50%). Да и другие фонды – ОМС, социального страхования –были бы дефицитными без помощи бюджета.

Будоражат призывами увеличить продолжительность рабочей недели до 60 часов, что сегодня предусмотрено только для работы по совместительству (статья 284 Трудового кодекса РФ). Предложениями увеличить возраст выхода на пенсию мужчин до 62 лет (превышающих среднюю продолжительность их жизни), женщин до 60 лет. Но не говорят, что в варианте одномоментного повышения пенсионного возраста – в первые два года это почти два дополнительных бюджета ПФ (~ 5 трлн рублей). Неизвестны и размеры накоплений от невыплат не дожившим до пенсии: а ведь с повышением возраста выхода на пенсию их число увеличится, также сокращая дефицит ПФ. Знакомая, циничная тема: меньше стариков – меньше проблем! А если экстраполировать на весь народ?..

Наивно полагать, что решение подобных проблем власти не под силу. Что использованная нами информация – недостоверна или однобоко интерпретируется. Мы по жизни чувствуем, что, не претендуя на точность, представленные данные вполне адекватно отражают объективную реальность и пригодны для известных выводов и предложений.

Например, о том, что пенсионная реформа в целом и переход от распределительной пенсионной системы к накопительной в частности терпят во многом неудачу, потому что не работают в нормальном режиме рыночные институты, мало эффективна правовая система и т.д. – сколько бы нас ни убеждали в обратном. По этой причине, попытки внедрить иные, альтернативные варианты тоже, скорее всего, не приведут к успеху. По крайней мере, при нынешнем положении дел.

Представляются символичными выводы Минэкономразвития и Института Гайдара. Показано, что повышение с 2011 года ставки единого социального налога с 26% до 34%, преследующее благую цель сократить бюджетный дефицит, ведет к обратному мультипликативному эффекту: замедлению темпов роста ВВП, реальному снижению зарплат и инвестиционной активности, повышению цен, увеличению безработицы и т.д. Не случайно, Минфин и МЭР призывают Правительство пересмотреть налоговые ставки, увеличение которых есть «затыкание дыр», но не комплексное решение проблем внебюджетных фондов.

Модернизация будней

Давно пора сформулировать гласную, конкретную политику, нацеленную на достижение абсолютным большинством россиян среднеевропейского уровня жизни. Вначале, естественно, в полном объёме восстановив, а затем и превзойдя не потерявшие актуальности советские показатели конца восьмидесятых годов прошлого столетия.

В современном мире нельзя игнорировать баланс интересов. Устойчивое развитие несовместимо с дестабилизирующим, разрывающим общество благополучием одних социальных групп за счёт других, с актуальными программами, реализация которых, однако, не отвечает текущим запросам непосредственных исполнителей (самих граждан).

Прежде чем снова «нагружать» граждан и бизнес, власти следовало бы «по сусекам поскрести», теми же бесхозными ценностями к выгоде общества распорядиться. Не транжирить, а бережливо использовать средства. Брать не количеством перерабатываемого «материала» (никаких ресурсов не хватит), а качеством управления процессами. Не бестолково и небрежно перескакивать от «одной идеи к другой», с «места на место», а, выработав единую концепцию, профессионально «осваивать территорию».

Перейти, наконец, от умных слов к нужным делам. Не «внимательно следить за ситуацией и тщательно её мониторить», не пиарить с видом победителей исправление ошибок, которых нельзя было допускать, а действовать системно и решительно. Не самоудовлетворяться единично-показными демонстрациями светлого инновационного будущего, а вплотную заняться модернизацией дня сегодняшнего – неброской работой, полезные результаты которой ощутит каждый гражданин страны.

Прежде – синица в руках (для большинства!), затем – журавль в небе (тоже …для большинства!).