1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1232

Экономика в «переходе»

Обоснованное использование средств дефицитного российского бюджета, безусловно, актуальная тема на ближайшие годы. По мнению замминистра финансов Татьяны Нестеренко, проблема усложняется тем, что «нельзя придумать, как эффективно тратить расходы, если неэффективно организована власть». Сказано резко – но точно. Попутно обратим внимание, что данный посыл справедлив в отношении не только наших затрат, но и хранения золотовалютных накоплений. В последнем случае априори считается, что хранение российских международных резервов в иностранных банках – подпитывающее и без того развитые экономики мира – стратегически правильное решение.

В одном из недавних интервью Председатель Правительства Владимир Путин выразил уверенность, что «в целом страна у нас устойчиво развивается, нормально, я проблем больших никаких не вижу, ну кризис, конечно, нас немножко подзадержал (выделено автором), но, с другой стороны, помог сконцентрироваться на приоритетах».

Премьер произносил эти слова за рулём «Лады Калины Спорт», покоряя в двадцатых числах августа более двух тысяч километров трассы «Хабаровск-Чита» (весьма средненькой, по его же выражению). Возможно, отсюда и кажущаяся неспешность беседы. Но в мире ездят на куда более скоростных и комфортных авто и, невзирая на случившийся финансовый кризис, неудержимо нацелены на реальное развитие – кто быстрее, кто медленнее. Естественно, опираясь на традиционные и обретаемые конкурентные преимущества, не растрачивая беззаботно национальное богатство, не стесняясь учиться (ходить в подмастерьях) у других, но и не поступаясь своими интересами.

Без малого два десятилетия (срок немалый, по советской терминологии – время 4-х пятилеток) Россия пытается выйти на траекторию устойчивого экономического развития, но вряд ли можно говорить о знаковых достижениях, которые бы потрясли мир.

Современная российская экономика уступает ведущим экономикам мира, расположившись на 6-7 месте в первом десятке государств по объёму ВВП, значительный вклад в который, как известно, вносят сырьевая и спекулятивная составляющие. При этом по темпам экономического развития занимает последнее место среди стран БРИК.

Оставляет желать лучшего и конкурентоспособность отечественной экономики. Согласно индексу конкурентоспособности IMD, учитывающему способность нации создавать и поддерживать среду, в которой возникает конкурентный бизнес (состояние экономики, делового климата и инфраструктуры, эффективность Правительства), Россия занимает 49 место в мировом рейтинге.

Ещё более удручающий результат следует из данных Всемирного экономического форума, определяющего ежегодный рейтинг глобальной конкурентоспособности. За кризисный 2009 год Россия опустилась сразу на 12 позиций — с 51 на 63 место (между Черногорией и Румынией) из 133 стран, причём по большинству учитываемых параметров находится в нижней части рейтинга. Международные эксперты подтверждают очевидные для россиян основные причины, тормозящие экономическое развитие: коррупция, отсутствие нормальных механизмов финансирования предприятий реального сектора экономики, несовершенство налогового регулирования, недостаточные гарантии защиты прав собственности.

Медленно растёт и производительность труда, не превышающая в целом 25% от уровня производительности труда в США. А ведь путь избавления от сырьевой зависимости, восстановления и увеличения темпов экономического роста с одновременным повышением его качественных параметров один – стимулировать рост производительности труда за счёт эффективного управления трудовыми ресурсами и капиталом.

Следовательно, мировой кризис, скорее, не «подзадержал», а, скорее, поставил под сомнение устойчивость российской экономики, казалось бы, динамично развивавшейся в последние годы при благоприятной конъюнктуре рынка энергоресурсов и загрузке простаивавших производственных мощностей. А потому сказанное главой Правительства можно воспринимать как своего рода общественно необходимую релаксотерапию после изнурительного зноя и удушливого смога минувшего лета.

Зато следующие мысли представляются достаточно концептуальными, чтобы изложить их полностью:

«…нам надо создать всем миром* …механизм устойчивой российской государственности. Она должна быть устойчива к внутренним воздействиям, внешним проблемам, и мы все должны быть уверены в том, что это сбалансированный механизм. Сбалансированные отношения внутри власти, сбалансированные отношения между гражданским обществом и властью, у нас должно быть реальное разделение властей, каждая из которых должна быть самодостаточной и иметь собственную компетенцию. При этом одна власть не должна погружаться и принимать участие в решениях другой».

И далее: «…я считаю, что это долгий процесс! Для того чтобы наладить это, нужны десятилетия* …А вы хотите, чтобы мы в одночасье создали такое во всех отношениях сбалансированное государство! У нас, по сути, экономика переходного периода*, и эту экономику переходного периода обслуживает политическая система переходного периода, и, по мере того как у нас экономика будет становиться более зрелой*, эффективной, нам, конечно, потребуются другие способы политического регулирования».

Итак, Россия – это государство с переходной экономикой, с ещё в полной мере не развившимися политическими институтами и не сформировавшимисяполитическими традициями (не путать с историческими). Отсюда – потребность в создании устойчивой российской государственности всем миром! Это, безусловно, верно.

Возникают, однако, вопросы. Можно листроить сбалансированное государство, создавать политическую надстройку и зрелую экономику, если громадная собственность и реальная экономическая власть не за десятилетия, а в считанные годы была сосредоточена в руках нескольких процентов граждан,теперьвладеющих и управляющих колоссальными финансовыми, материально-техническими, интеллектуальными и прочими-прочими ресурсами? Если сговор или малейшие разногласия между собственниками (не говоря уже о значительных внутренних противоречиях) грозят зачастую социально-экономической дестабилизацией и реальным ущербом (финансовым, имиджевым, структурным и т.д.) и обществу, и государству? Если даже замминистра финансов говорит о неэффективности власти, как известно, прочно сросшейся с ею же созданным бизнесом в непробиваемый тандем административного ресурса и частного капитала?

Достаточно упомянуть о выплеснувшихся на международный уровень «разборках» между Потаниным и Дерипаской – главными акционерами «Норникеля», в которые пришлось вмешаться Президенту, премьеру и Генпрокуратуре. Вспомнить не всегда успешные попытки Федеральной антимонопольной службы оперативно реагировать на периодические, корпоративно-корыстные, наносящие ущерб общественным и государственным интересам, действия монополий и крупных отраслевых компаний. Или прозвучавший буквально вчера призыв Президента страны Дмитрия Медведева к губернаторам следить за ценами на продукты и пресекать попытки их завышения (это при наличии других контролирующих госструктур).

По большому счёту преобладающая сегодня в России частная собственность, формально став ведущей, так и не превратилась в эффективную движущую силу, стимулирующую развитие конкурентной рыночной экономики. Владельцы собственности (наверное, большинство из них – иначе результаты не были бы столь удручающе скромными), не только не стали долгожданными стратегическими инвесторами отечественной экономики, а, напротив, вывезли за рубеж (не миллионы же работяг это сделали!) и с выгодой для себя вложили сотни миллиардов долларов.

Нас не страшат периодически осуществляемые глубокие политические реформы, и даже на поправки в Конституцию, вот-вот, решимся. А в экономической области, где наломали столько дров, всё заканчивается, как правило, «лёгкой законодательной косметикой», и власть по-отечески журит провинившихся: дитя, хоть и нашкодившее, но своё, любимое!.. А разве можно назвать иначе якобы суровость главы Правительства, комментировавшего ситуацию на «Норильском никеле»? Или его реакцию на памятном совещании в начале 2010 года с владельцами энергокомпаний, не выполняющих инвестпрограммы?

Тогда Владимир Путин не только перечислил всем знакомые фамилии олигархов, но и мрачно (по выражению одного из журналистов) констатировал, что в процессе реформы РАО «ЕЭС» они получили огромную собственность почти задаром (это не в «лихие» 90-е, а совсем недавно – в «тучные» нулевые годы) и при этом обязательства по реализации инвестпрограмм не выполняются.

Теперь те же лица в «Норильском никеле» сражаются за места в руководстве компании (читай: за управление денежными потоками в миллиарды долларов и право распределять будущие прибыли), а надо вкладывать средства в реконструкцию комбината, решать проблемы – производственные, экологические, социальные и другие. По словам премьера, главное – чтобы они решали проблемы предприятия, а кто не будет решать, кто будет выпадать из этого общего порядка, вот тогда будем что-то делать*

И пар ушёл в свисток! «Что-то делать» – значит, пока не делать ничего. Хотя каждый день так и не прекратившегося раздрая и неконкретных обещаний изменить всё к лучшему – это миллионы и миллионы американских долларов (миллиарды и миллиарды российских рублей) неполученных доходов и неперечисленных налогов в дефицитный бюджет.

Почему ситуация на «Норникеле» стала достоянием гласности? Потому что речь идёт о гиганте отечественной индустрии и, наверное, потому, что это кому-то выгодно. Но таких историй – на просто крупных, средних, мелких и мельчайших предприятиях по всей России – великое множество. И будет ещё больше – объявлен очередной этап приватизации на ближайшие годы.

Правительство не скрывает надежды на появление эффективных иностранных инвесторов, которые привнесут прогрессивные технологии и передовые модели управления. И не будут уводить капиталы за рубеж, вкладывая их в «самые большие яхты и самые дорогие замки». Правда, те, кто купит акции, станут, в основном, миноритариями, а не контролирующими акционерами, что может несколько снизить интерес к выставляемым на продажу активам. Но, с другой стороны, «у них» и миноритарии погоду в экономике делают! Потому что законы работают. И, вложив свои кровные, они вряд ли буду оставаться безучастными к судьбе своего бизнеса в России. Заодно и нас научат… А вот спекулятивный капитал ограничить надо. Чтобы не получилось как в 1998 году, – сливки сняли, доходы получили и денежки увели. Чтобы снова не наступить на те же грабли.

Конечно, не премьерское это дело – всех разруливать. Даже теоретически – десятка жизней не хватит. Потому что не работает ручное управление. А другого механизма, судя по всему, и нет. Выходит, получилась экономика ручная – как «экономика переходного периода» – в смысле, ещё только на пути к рынку. Сколько же воды (и не только воды!) утечёт, пока сбалансированное государство построим, до зрелой экономики дойдём, эффективную власть создадим? А когда неспешно дойдём (куда, кстати? и дойдем ли?), где к тому времени другие страны и народы окажутся? Им-то какой резон нас дожидаться?

Народная мудрость гласит, что в здоровом теле – здоровый дух. Образно говоря, премьер сформулировал здоровую концепцию. Значит, пришла пора власти, обществу и бизнесу перестать быть противолежащими углами деформированного треугольника** и наполнить эту концепцию здоровым содержанием. Ибо эффективно сделать это можно только всем миром – как и предлагает Председатель Правительства!

______

* Выделено автором.

** См. статью «Деформация треугольника» от 24.08.2010.