1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1403

Деформация треугольника

В российском треугольнике «власть – бизнес – общество» нет гармонии: ни равносторонней, ни равнобедренной. Вопреки законам геометрии углы, одновременно и прямые, и тупые, и острые. А потому представители трёх «углов» либо открыто идут напролом, либо упрямо твердят своё, либо бескомпромиссно режут правду-матку.

В геометрическом треугольнике углы мирно противолежат друг относительно друга. В социуме такая ситуация фактически означает противостояние, в основе которого – противоречия, накапливающиеся и накопившиеся, развивающиеся и развившиеся, зреющие и дозревшие. И если они вовремя (естественным, эволюционным путём) не разрешаются – до антагонистических противоположностей рукой подать. А это всегда чревато революционными катаклизмами (похлеще многих природных катастроф), неизбежно тормозящими, а то и отбрасывающими общество назад в цивилизационном развитии.

Летние пожары и засуха 2010 года обострили в России экономические и социальные проблемы, тем самым активизировав разнонаправленные внутритреугольные процессы, скорее, разобщающие, а не сплачивающие общество перед возникшими трудностями. И народ, и статистика отмечают повышение цен на продукты питания, что, по словам вице-премьера Виктора Зубкова, следствие «спекулятивных настроений некоторых безответственных участников рынка». Вместо реальных продовольственных интервенций (при необходимости – из госрезервов) власть традиционно ограничивается интервенциями вербальными и тщетными попытками объявить очередной «приказ по рынку». Действия чиновников, в лучшем случае не мешающих бизнесу, но пытающихся (зачастую, вполне оправданно) ограничить рост цен, в ряде СМИ называют госрэкетом под видом принуждения к социальной ответственности. Периодические требования наёмных работников повысить оплату труда на фоне миллиардных дивидендных выплат акционерам и бонусов топ-менеджерам – зачастую трактуются хозяевами заводов, газет, пароходов как провокации бездельников.

Вспомним недавние мощные выступления жителей во всех регионах, чтобы обуздать тарифную вакханалию в сфере ЖКХ и беззастенчивое стремление к наживе, объединившее власть и бизнес. Но и сами рядовые граждане, устав от несправедливости, ненасытности, вседозволенности и безнаказанности сильных мира сего, удовлетворившись «пивом и зрелищами», теряют способность к эффективному труду. Национальное богатство, накопленное предыдущими поколениями, разворовывается и проедается. А ведь у страны и народа есть шанс на будущее только тогда, когда производится больше, чем потребляется, когда есть, что передать потомкам. Отдельные показательные примеры, прекраснодушные слова руководителей государства о будущем величии России, их призывы к историческим свершениям сути дела не меняют.

Словом, наблюдаемый треугольник, если внимательно присмотреться, все более напоминает даже не безобидную крыловскую телегу, которую в разные стороны тянут лебедь, рак да щука, а зловещую банку с пауками. И в этом таится громадная опасность для России.

Консолидация российского общества, начавшаяся десятилетие назад как жизненно актуальная политическая необходимость, сегодня и сама буксует, и в других сферах деятельности не очень-то проявляется. В предсказуемой Госдуме, которую мы сами выбирали, роли распределены: здесь – большинство, представители партии власти, там – меньшинство, те, кто объявил о своей оппозиции к этой власти, но всё равно живет не бедно. Набирает обороты и усиливается опасная социальная дифференциация. Делая вид, что прислушиваемся друг к другу, – на самом деле никого не слышим, становясь все менее толерантными и все более взаимно нетерпимыми. Забыв, что слово может соединять людей, но может и разъединять. Продолжить примеры может каждый – список длинный…

Время течёт необратимо. То, что разрушили вчера, трудно восстановить сегодня. То, что теряем сегодня, возможно, не вернём завтра. Вот почему актуален своего рода общероссийский диалог – для системной разработки концепции всесторонних российских преобразований, учитывающих политические, экономические, социальные, юридические, культурные, духовные, информационные, научно-технологические и другие аспекты. А пока нас окружает множество малоэффективных надстроек. В политике – послушный власти парламент, большие и малые партии, множество других обслуживающих организаций. В экономике – между собственниками предприятий и работниками – в лучшем случае формально присутствуют профсоюзы, ориентирующиеся, в целом, на власть и работодателей, а не на тех, чьи интересы они призваны выражать и отстаивать. В науке – расплодились администраторы-чиновники всех мастей – словно непроницаемая прослойка между учёными различных направлений. В культуре… В спорте… И т.д. А нужен, подобно воздуху, активный диалог – как начальное условие к взаимопониманию, обозначению исходных рубежей непростого пути возрождения России. Проще говоря, нужна единая дискуссионная площадка, состоящая из самостоятельных, тематически ориентированных секторов, участники которых, вырабатывая собственную позицию, оперативно корректируют её с учётом позиции коллег других секторов.

Общественный диалог необходим как реальная попытка и возможность оживить центростремительные тенденции в российском обществе, восстановить социальное доверие и экономическую справедливость, торжество закона и реальной (не путать с «управляемой») демократии, стимулировать объективно необходимые всесторонние преобразования (вчера называвшиеся перестройкой и ускорением, а сегодня – модернизацией), пришествия которых обитатели треугольника если и ждут, то каждый по-своему и по отдельности: одни – с надеждой, другие – от безысходности.

А пока остаёмся заложниками ситуации. Продолжаем метаться между событиями и всё решать вдогонку, post factum – непрерывно латая бесчисленные прорехи, затевая всевозможные реорганизации и реформы, прекращая их на полпути (без объяснений и обнародования результатов), на словах поддерживая борьбу с коррупцией, периодически провозглашая иные, действительно неотложные инициативы, беспомощно внимая призывам президента страны действовать на опережение.

Разве не ясно, что и экономические проблемы, и модернизация с инновациями, и техногенные катастрофы, и множество прочих, стоящих перед нами задач, уже известных и ещё неизвестных нам трудностей носят всё более опасный системный характер? И по определению не могут успешно решаться по чьему-то субъективному желанию: сегодня сделаем «это и так», завтра – «то и по-другому». Ведь к новым возникающим проблемам, как правило, прибавляются и, уже якобы решённые, старые – множась и разрастаясь в пространстве и времени, опутывая, словно цепная реакция страну, обессиливая общество.

Нас призывают бороться с коррупцией? Отлично! Но ведь коррупция – это зло тоже системное, опирающееся на таинство бюрократии, на непрозрачность и непубличность механизмов власти, возможность выборочно-корыстного чиновничьего маневра и др. Ведь система – это совокупность взаимосвязанных (взаимодействующих, взаимоподчинённых, взаимодополняющих друг друга) элементов. И даже если самыми суровыми методами бороться, например, со взятками, как звеном коррупционной цепи, одновременно не выявляя и не ужесточая наказание за другие коррупционные и им сопутствующие (!) деяния, – эффект может оказаться не только незначительным, но и отрицательным. Как в мудрой народной сказке, которую даже дети знают: когда вместо одной отрубленной головы – три вырастают…

Дисбаланс в пользу вертикали власти, наблюдаемый в настоящее время, привёл к расцвету коррупционных междусобойчиков разного уровня. Именно их вертикальная принадлежность цементирует и укрепляет бесчисленное количество формальных и неформальных (не юрлица, но и не мираж) образований. Но и по горизонтали одновременно происходит деградация структур самоуправления, функционирование которых становится всё более формальным и всё менее эффективным, слабо влияющим на жизненно важные процессы на низовом уровне.

В век информационных технологий и Интернета, проникающего в каждый дом в любой точке планеты без виз и деклараций, бесперспективно и бессмысленно пытаться убедить общество поверить в безошибочность и эффективность любимого властью ручного управления. Примеры ведущих экономик мира, стремительно развивающийся Китай (ставший недавно второй экономикой мира) свидетельствуют об обратном.

Красивые, но хаотично возникающие картинки уместны в детском калейдоскопе. Стране, ещё недавно именовавшей себя супердержавой и ныне стремящейся занять достойное место в мировом сообществе, необходима системная картина стратегического развития в целом, а не её отдельные, конъюнктурно очерченные тактические фрагменты – совокупность важных, но живущих собственной жизнью, не связанных друг с другом программ-проектов, легко тасуемых и извлекаемых, словно из карточной колоды. Они должны, наконец, стать элементами системы – её взаимозависимыми, органичными составляющими.   

Власть, бизнес и общество обязаны уяснить, что в основе успешного развития – и общественно полезный, заинтересованный, эффективный труд представителей всех социальных групп, и реальная всесторонняя демократизация, в том числе в экономике, и диктатура закона, перед которым все равны. Без этого разговоры о новой России останутся пустым звуком. Просто словами деформацию треугольника не исправить. За словом должно обязательно следовать дело. Ибо куда дорога благими намерениями вымощена – хорошо известно…