1. Главная / Новости 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| новости | печать | 225

В ряду базовых отраслей промышленность в 2020 г. может показать наименьший спад

В ежемесячном анализе делового климата в промышленности Центр конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ делает прогноз, что спад промпроизводства по итогам 2020 г. будет меньше, чем прогнозировалось на пике «коронакризиса», и «выигрышнее» на фоне других базовых отраслей экономики.

Экономическому настрою в августе руководителей крупных и средних промпредприятий и, в частности, динамике индекса предпринимательской уверенности в промышленных видах деятельности ранее мы внимание уделили немалое, поэтому в обширном аналитическом материале экспертов ЦКИ ИСИЭЗ НИУ ВШЭ переключим его на раздел, посвященный выводам и прогнозам. Тем более что авторы анализа, как и должно ученым, рассматривают ближайшие перспективы промпроизводства в увязке с ситуацией в экономике в целом. Финиш года для промышленности они видят успешнее, чем для других базовых отраслей, но путь к нему тернист.

ВВП надеется на промышленность

В материале ЦКИ отмечается, что среди ряда базовых отраслей экономики (промышленность, торговля, строительство и сфера услуг), в которых Росстат проводит в мониторинговом режиме предпринимательские опросы, респонденты из промышленности в последний период дают относительно самые благоприятные оценки текущего и ожидаемого состояния деловой активности своих организаций. На почтительном расстоянии от промышленников по позитивности мнений расположились строители, еще ниже торговля и на самом дне, в очевидной рецессионной зоне, находятся представители сферы услуг.

Результаты опросов показывают, что именно промышленность наименее болезненно перенесла коронавирусную атаку. Оценочно, полагают ученые ЦКИ, примерно в один ряд с промышленностью можно было бы поставить сельское хозяйство, однако в указанной отрасли предпринимательские опросы не проводятся из-за слишком высокой сезонной составляющей.

Вместе с тем, авторы анализа, исходя из обобщенных мнений руководителей промышленных предприятий, высказывают осторожное мнение, что годовой фактический спад темпов роста промышленного производства в текущем году будет меньше, чем прогнозировалось еще весной, но процесс восстановления будет более затяжным.

Косвенным для них подтверждением ожидаемого незначительного спада промышленности по сравнению с другими базовыми отраслями экономики (кроме сельского хозяйства) является недавнее улучшение Минэкономразвития РФ прогноза по общему темпу снижения экономики (ВВП) в целом с –5 до –4%. Именно промышленность, подчеркивают ученые, в России является самой крупной экономикообразующей отраслью, ее вклад в ВВП страны составляет примерно 30%. Среди государств с развитой и развивающейся экономикой Россия уступает по этому показателю лишь Китаю (40%). Например, в США и ряде стран Западной Европы доля промышленности в ВВП не превышает 20%. Динамика экономического поведения российской промышленности имеет высокую прямую корреляцию с ростом или снижением ВВП страны.

Аналитики ЦКИ предполагают, что эксперты из Минэкономразвития РФ при корректировке прогноза по темпам роста годового ВВП руководствовались в том числе ожидаемым улучшением динамики Индекса физического объема промышленного производства.

Авторы материала резонно полагают, что вряд ли торговля, сфера услуг и даже строительство при падающих реальных доходах населения и традиционном переходе домашних хозяйств в кризисный период от потребительской модели поведения к сберегательной, с переносом покупки ряда преимущественно необязательных услуг и дорогостоящих товаров длительного пользования в отложенный спрос, удастся закончить текущий год с результатом выше –4%. У перечисленных отраслей слишком высока зависимость от потребительского спроса, платежеспособности населения и, соответственно, от их реальных доходов, которые наверняка в текущем году упадут на 3,5—4%. А это означает, что население страны в 2020 г. недополучит более 2 трлн руб. доходов по сравнению с прошлым годом. Подобного возможного совокупного годового объема выпадающих доходов населения в XXI веке в российской экономике не наблюдалось, отмечают ученые ЦКИ.

Они считают, что единственная отрасль, которая может поддержать промышленность и даже показать позитивные темпы экономического роста — это сельское хозяйство. Однако для российского ВВП оно — слабый помощник, его доля добавленной стоимости составляет менее 4%. Традиционный же помощник, способствующий увеличению объема ВВП, чистый экспорт, также в 2020 г. ослабит свои позиции из-за снижения мировых цен на углеводородные ресурсы и частичного ухудшения трансграничных поставок российского экспорта в результате пандемических ограничений.

В таких условиях, заключают авторы анализа, для выхода на прогнозируемый годовой спад экономики (–4%) промышленность должна показать темпы снижения не хуже –2 — –2,5%. Они считают, если промышленности удастся достигнуть подобного результата — это будет безусловный успех отрасли, ведь очевидный ожидаемый спад промышленности в частности и экономики в целом обусловлен не рукотворными действиями бизнеса и экономических регуляторов, а форс-мажорными обстоятельствами в виде наступления практически во всем мире экономического, санитарного и даже цивилизационного кризиса.

Проблем прибыло

Медленное восстановление промышленности, отмечают ученые ЦКИ, связано с целым корпусом традиционных для российской экономики проблем, которые в кризисные периоды практически всегда обостряются, а также с заметными проблемами, выявленными в последних предпринимательских опросах.

Несмотря на очевидное улучшение экономических настроений руководителей российских промышленных предприятий в последние два—три месяца, предпринимательские опросы выявляют и некоторые существенные отрицательные моменты, которые могут замедлить процесс восстановления отрасли. В первую очередь, среди них авторы анализа выделяют практически полное обнуление инвестиционной и инновационной активности. Сегодня даже крупный отраслеобразующий промышленный бизнес из-за повышенного фона экономической и санитарной неопределенности взял «гроссмейстерскую» инвестиционную паузу. А ведь от инвестиционной и инновационной активности предприятий, роста загрузки производственных мощностей и производительности труда в первую очередь зависит интенсивность восстановления промышленности, подчеркивают эксперты ЦКИ.

Другой существенной проблемой, по мнению предпринимателей, является ухудшение финансового состояния (собственные финансовые ресурсы, прибыль, рентабельность и «плохие» долги) многих предприятий. По данным последних опросов и по количественным данным Росстата, доля промышленных предприятий с отрицательным сальдо прибыли и убытка хотя и незначительно, но растет, а на горизонте примерно с октября должна наступить расплата за каникулярную задолженность, что, считают ученые, наверняка еще ухудшит финансовую ситуацию в ряде предприятий, вплоть до объявления дефолтов по долгам и банкротств некоторых из них. Без акцентированного улучшения финансовой ситуации в отрасли рассчитывать на быстрый компенсационный рост нереально, убеждены авторы анализа.

К их сожалению, неминуемые до конца осени дефолты по платежам, реструктуризация долгов и банкротства экономических агентов будут характерны не только для промышленности, но и для организаций других видов экономической деятельности, и как на все эти совокупные финансовые риски отреагирует банковская система — большой вопрос.

При серьезной интенсификации данного процесса, по мнению ученых ЦКИ, это уже будет не внутриотраслевая промышленная проблема, а макроэкономическая для всей банковской системы и всей экономики. Ведь если предприятие имеет просроченную задолженность перед банком, например, 2—4 млн руб. — это проблема должника — экономического агента, но при долге 15 млн руб. и выше — это уже проблема банка.

Тем более, проблема для банков обостряется из-за начавшейся дискуссии о продолжении кредитных каникул и других бонусных программ. Подобный возможный маневр, не сомневаются авторы материала, позитивно отразится на нефинансовом секторе экономики, включая промышленность, но, очевидно, частично негативно скажется на банковском секторе. Причем каникулы и другие бонусы по кредитам банки вынуждены предоставлять, не отменяя своих обязательств по выплатам процентов по депозитам, хотя ставки по ним многие банки опустили уже почти до уровня инфляции.

Пока, по состоянию на август текущего года, ситуацию с ликвидностью и резервами на возможные дефолты и банкротства в банковском секторе аналитики ЦКИ оценивают как удовлетворительную. Более того, по их мнению, она в банковском секторе даже неприлично благоприятная по сравнению с реальным сектором, включая промышленность, потребительским сектором и социальными составляющими (доходы, занятость, бедность, распределение доходов, демография и др.).

Также авторы анализа отмечают, что в последнее время, по крайней мере, для обрабатывающего сегмента промышленности, начала постепенно проявляться проблема вялотекущей девальвации национальной валюты. Пока эти перестроения не выглядят критично, но устойчивый, хотя и незначительный тренд на снижение рубля ученых ЦКИ несколько настораживает, тем более на фоне последних событий, усиливших санкционную риторику.

Вся эта турбулентность в случае ее интенсификации может с определенным лагом спровоцировать удорожание импортного оборудования и коммуникационные проблемы с поставщиками высокотехнологичного оборудования из западных стран, особенно двойного назначения, что, естественно, заметно замедлит процесс восстановления промышленности и выход всей экономики на устойчивый рост, остерегают аналитики ЦКИ ИСИЭЗ НИУ ВШЭ.

Оценка Индекса рискоустойчивости в отраслях промышленности (август 2020 г.), %

Отрасли

Индекс*

Изменение к предыдущему месяцу, п.п.

Обрабатывающие производства — всего

99,7

–0,1

Производство бумаги и бумажных изделий

101,9

–0,4

Производство текстильных изделий

101,8

–0,1

Производство мебели

101,6

–0,5

Производство пищевых продуктов

101,4

–0,2

Производство напитков

101,2

0,0

Производство электрического оборудования

101,0

–0,2

Производство кокса и нефтепродуктов

100,8

–0,1

Производство компьютеров, электронных и оптических изделий

100,6

0,0

Производство металлургическое

100,4

–0,1

Производство кожи, изделий из кожи и производство обуви

100,3

–0,4

Деятельность полиграфическая и копирование носителей информации

100,2

–0,1

Производство одежды

100,2

–0,1

Ремонт и монтаж машин и оборудования

100,1

–0,2

Производство автотранспортных средств, прицепов и полуприцепов

100,1

–0,3

Производство табачных изделий

99,8

–0,4

Производство резиновых и пластмассовых изделий

99,8

0,0

Производство машин и оборудования, не включенных в другие группировки

99,7

0,0

Производство прочей неметаллической минеральной продукции

99,6

–0,3

Обработка древесины и производство изделий из дерева

99,4

–0,1

Производство лекарственных средств и материалов

99,3

–0,2

Производство прочих транспортных средств и оборудования

99,2

–0,1

Производство готовых металлических изделий, кроме машин и оборудования

98,6

–0,8

Химическое производство

98,5

–0,2

Добыча полезных ископаемых — всего

99,8

+0,1

Добыча прочих полезных ископаемых

101,0

–0,3

Добыча угля

100,3

–0,2

Добыча сырой нефти и природного газа

99,7

+0,4

Предоставление услуг в области добычи полезных ископаемых

99,4

–0,2

Добыча металлических руд

99,3

–0,1

Обеспечение электрической энергией, газом и паром; кондиционирование воздуха

100,9

0,0

*Индекс <100% — рискоустойчивость высокая, индекс >100% — рискоустойчивость низкая

Источник: Центр конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ; Росстат