1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 5

Восстановление промышленности слегка «забуксовало» на фоне новых ограничительных мер

Новая волна ограничений, связанных с пандемией, привела к противоречивой динамике российской индустрии в октябре. Индекс промышленного производства к уровню октября прошлого года составил 94,1%, а по сравнению с сентябрем нынешнего года равнялся 103,8%. Добыча упала на 8,8% к показателю октября 2019 г., но выросла на 3% к значению предыдущего месяца. Похожий тренд продемонстрировала обработка (–4,4% и +2,2% соответственно). Вместе с тем предварительные данные ноября показывают, что симптомы нарастания стресса в отечественной экономике отсутствуют.

В октябре текущего года темпы сокращения промышленного производства, по оценке Минэкономразвития, составили –5,9% год к году после –3,6% в сентябре. При этом по сравнению с сентябрем отечественная индустрия продемонстрировала позитивную динамику (+3%).

Основной отрицательный вклад в годовую динамику промышленного производства, как и в предыдущие месяцы, вносит добыча полезных ископаемых, где сдерживающим фактором остается действие соглашения ОПЕК+ об ограничении добычи нефти, направленного на поддержку ценовой конъюнктуры мирового рынка.

Тем не менее в добывающей промышленности в октябре наблюдалось улучшение динамики (–8,8% год к году после –9,4% в сентябре). Так, вышли в положительную область годовые темпы прироста добычи естественного природного газа (+2,7%) и металлических руд (+1,1%).

В обрабатывающем секторе после нескольких месяцев устойчивого восстановления в середине осени наблюдалось ухудшение годовой динамики (до –4,4% год к году после роста на 0,5% в сентябре).

Значимый отрицательный вклад в годовые темпы роста обрабатывающей промышленности в октябре внесла нефтепереработка (–10,6% год к году), что обусловлено проведением капитального ремонта на ряде крупных нефтеперерабатывающих заводов, а также статистическим эффектом высокой базы предыдущего года (в октябре 2019 г. темпы роста производства кокса и нефтепродуктов составили +6,5% год к году после +0,9% месяцем ранее).

Ухудшение ситуации также наблюдалось в отраслях, ориентированных на инвестиционный спрос, — машиностроении, металлургии, производстве строительных материалов и прочей неметаллической минеральной продукции.

Динамика, близкая к стагнации

Уровень промышленного выпуска (с устранением влияния сезонности), по словам экспертов Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), уже второй месяц пребывает на «плато». При этом индекс промпроизводства к соответствующему периоду предшествующего года несколько снизился — до 94,1% после 96,4% в сентябре, что примерно на треть обусловлено календарным фактором.

Оценки текущей тенденции, которые дает ЦМАКП по своей методике, также показывают картину стагнации. Причем октябрьский индекс промпроизводства к соответствующему периоду прошлого года оценивается в 95,2% после 96,0% месяцем ранее.

«Такая динамика выпуска находится вполне в русле имевшихся экспертных ожиданий: в октябре уже стартовала новая волна ограничений (пусть и более слабых, чем весенние), а действовавший ранее позитивный фактор (отсутствие внешнего туризма) работать прекратил, — отмечает руководитель направления реального сектора ЦМАКП Владимир Сальников. — С учетом уже состоявшегося усиления „антивирусных ограничений“ в ноябре и их очевидного сохранения в декабре, до конца года следует ожидать слабого снижения объемов промпроизводства».

К наиболее выделяющимся октябрьским сюжетам на отраслевом уровне, по мнению эксперта Центра Дмитрия Галимова, относятся следующие. Во-первых, прекращение снижения и небольшой компенсирующий рост (+0,7%) производства пищевых продуктов. Судя по всему, относительное уменьшение спроса из-за прекращения влияния фактора «оставшихся дома» отпускников оказалось довольно ограниченным (предшествующее снижение составило –1,4% за два месяца).

Во-вторых, существенное уменьшение объемов производства непродовольственных товаров повседневного спроса (–4,2%), во многом за счет обвального сокращения производства фармацевтики (–16,4%). По всей видимости, это результат не слишком гладкого запуска работы информационной системы мониторинга движения лекарственных препаратов (ИС МДЛП).

В-третьих, небольшое увеличение нефтедобычи (+0,6%), связанное, судя по всему, с резким восстановительным ростом поставок в Беларусь. Впрочем, на фоне уже начавшегося в октябре снижения нефтепереработки и усиления «антивирусных ограничений» в ноябре — декабре рассчитывать на сохранение позитивной динамики здесь не приходится.

В-четвертых, ускорение восстановительного роста выпуска стройматериалов (+3,9%).

В-пятых, сохранение стабильных объемов производства машин и оборудования, причем на практически докризисном уровне.

В-шестых, стабилизация объемов производства в автомобилестроении при разнонаправленных тенденциях в отдельных сегментах отрасли (снижение производства автобусов, рост выпуска грузовых и стагнация — легковых автомобилей).

Признаки стресса не просматриваются

Противоречивые тренды октября вряд ли приведут к существенному снижению экономической активности в конце осени. Ежедневный экономический стресс-индекс (Daily economical stress-index, DESI), который рассчитывает Центр развития ВШЭ, в течение недели с 10 по 16 ноября текущего года лишь один раз поднимался до 6,7%, когда спред между средними курсами продажи и покупки наличного доллара в Москве превысил свое пороговое значение. В остальные дни DESI находился на нулевой отметке, причем его низкое значение на данный момент остается нормой.

Большинство показателей, которые традиционно интерпретируются как индикаторы риска (динамика валютного курса, индекса РТС, доходности облигаций, контанго на рынке нефтяных фьючерсов, цена кредитного дефолтного свопа CDS и т.д.), в последние дни колеблются примерно на одном уровне или демонстрируют слабоположительную (указывающую на небольшое снижение рисков) динамику. Единственное, на что стоит обратить внимание, по словам эксперта ЦР Сергея Смирнова, — это резкое снижение структурного профицита банковского сектора, который сократился почти до 150 млрд руб., что многократно меньше, чем в докризисный период. Разумеется, это все-таки профицит, но нельзя исключить, что в каких-то сегментах банковского сектора формируется дефицит ликвидности. Отсутствие признаков беспокойства на финансовых рынках указывает на то, что на реальный сектор это может вообще не повлиять сколько-нибудь заметным образом.

«Таким образом, какие-либо симптомы нарастания стресса в российской экономике на данный момент отсутствуют, — делает вывод ученый. — При этом докризисный уровень производства в России все еще не достигнут».