1. Главная / Новости 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| новости | печать | 94

10% из остановивших свой бизнес считают, что не смогут его возобновить через три—четыре месяца

Впервые, по понятным причинам, для Банка России проведен не в режиме личного интервью, а два телефонных опроса населения относительно инфляции и инфляционных ожиданий. Попутно авторы исследования «прощупали» настроения респондентов и по другим актуальным темам.

Данные первого телефонного опроса населения Пресс-служба Банка России предваряет предупреждением, что ввиду существенных отличий в методологии результаты телефонных опросов не сопоставимы с результатами опросов, проводимых ранее в режиме личного интервью. Тем не менее, они дают важную оперативную информацию о восприятии ценовой динамики и потребительском поведении россиян. Ключевые результаты первого опроса следующие.

Он показал заметный рост оценок наблюдаемой инфляции и инфляционных ожиданий. Если уровень инфляции начала года чаще всего оценивался как умеренный — такой ответ давали 43% респондентов, а характеризовали его как высокий вдвое меньше участников опроса (21%), то сейчас 43% считают, что сегодня уровень инфляции «значительно выше» в сравнении с ситуацией начала года, 32% — что он «немного выше». Через месяц 43% опрошенных прогнозируют значительное увеличение инфляции, 23% — незначительное. В случае с годовыми ожиданиями эти цифры составляют 37 и 16% соответственно, однако эксперты Банка России отмечают, что здесь велика степень неопределенности: 32% затрудняются строить прогнозы на такой срок.

Повышение оценок инфляции и рост инфляционных ожиданий связаны, с одной стороны, с фактическим ростом цен на некоторые категории продуктов и товаров на фоне развивающейся ситуации с ограничительными мерами. С другой стороны, они обусловлены ажиотажным спросом, заставившим россиян в принципе обратить внимание на цены. Так, 72% участников опроса заметили рост цен: 36% — на «некоторые» товары, а 31% — «на большинство». В ответах на открытый вопрос, на какие конкретно товары и услуги выросли цены, 36% называли как раз товары повышенного спроса (бакалею), а 27% опрошенных отметили подорожание овощей и фруктов — и это, считают авторы опроса, довольно высокие значения для открытого вопроса.

Напряженность в отношении наблюдаемого роста цен отражает и тот факт, что при ответе на другой открытый вопрос 30% респондентов называли повышение цен причиной увеличения семейных расходов.

Закупки товаров повседневного спроса впрок осуществляли, по их словам, 27%, а внеплановые покупки товаров длительного пользования — 9% респондентов. Судя по набору приобретенных товаров, аналитики ЦБ заключают, что эти траты в большинстве своем были обусловлены насущными потребностями или попыткой предотвратить серьезные траты в будущем, а не «инвестиционными» вложениями в товары длительного пользования, как это было во время кризиса 2014—2015 г.

У половины респондентов материальное положение за предшествовавший опросу месяц не изменилось, однако более трети опрошенных отметили его ухудшение: 19% — незначительное, 16% — серьезное. Через месяц ухудшения ожидают 36%; 38% полагают, что все останется на нынешнем уровне. Когда людей просят сделать прогноз на год, соответствующие цифры составляют 17 и 32%.

У половины респондентов расходы увеличились. В ряду причин этого, помимо роста цен (30% от всех опрошенных говорили о ценах в целом и 4% — о подорожании услуг ЖКХ), называли траты, связанные с эпидемией (например, закупки впрок — 6%, самоизоляцию — 5%, эпидемию в целом — 4%), а также обыденные расходы — на лечение (5%), на растущие семейные потребности (2%).

На фоне событий последнего месяца стали экономить на привычных товарах и услугах 28% опрошенных, преимущественно — из самых низкодоходных категорий населения; подавляющее большинство респондентов на момент опроса своих потребительских привычек, по их словам, не меняли.

Закупки впрок осуществлялись в основном за счет сбережений (6%), а не кредитов или долгов (1%). Брали деньги в кредит или в долг в последние три недели — месяц 16% участников опроса, причем, отмечают его авторы, 13% — на цели, не связанные с закупками впрок или покупкой товаров длительного пользования. Сбережения начали тратить четверть опрошенных, и большинство таких трат так же, как и в случае с кредитами, не связаны с ажиотажными закупками впрок. На какие именно цели граждане сейчас берут кредиты и тратят сбережения — по мнению аналитиков Банка России, имеет смысл выяснить в следующем опросе.

В сфере работы по найму изменений довольно много — они коснулись 60% занятых: 18% полностью или частично перешли на удаленную работу, 20% полностью или частично потеряли в трудовых доходах. Ожидания дальнейших потерь дохода еще более напряженные, а увольнения опасается каждый одиннадцатый работник (9%). Работники частных предприятий оказались в более уязвимом положении, нежели государственных или с государственным участием.

Доля потерявших работу в течение последнего месяца пока невелика, 2%. Однако оценки респондентами ситуации с безработицей среди знакомых указывают авторам исследования на неблагоприятные процессы: каждый десятый респондент слышал об увольнении более пяти человек в своем окружении в течение последнего месяца.

Плохое положение у предпринимателей и самозанятых: 41% уже полностью остановили свой бизнес или работу, еще 33% потеряли в доходах. Однако оптимизм они сохраняют: только 10% считают, что им не удастся возобновить работу через три—четыре месяца, 21% надеются на рост доходов.

По сообщению Пресс-службы Банка России, результаты второго телефонного опроса будут опубликованы 6 мая.